Пользовательский поиск

Книга Баллада о байкере. Страница 65

Кол-во голосов: 0

Ее лицо было очень близко, я видел маленькие черные точки на более светлой фиалковой радужке, капельку пота, застывшую на виске и чуть-чуть дрожащую нижнюю губу.

Выдохнул я через пару вечностей, а может, и через несколько секунд. Не знаю. Кашлянул, спросил:

– Теперь – к «Дракону»?

Бронированный монстр стоял у бронзового памятника возле круглой клумбы. С площадки открывался вид на Волгу.

– «Чкалову», – прочитала Дэйзи. – Змей, кто такой Чкалов?

– Не знаю. Военный вроде бы.

Зеленый человек на постаменте разглядывал выхлопные трубы «Дракона», стоя спиной к реке. У грузовика сновала толпа. Люди трогали броневые плиты, заглядывали под днище, залезали на подножки и фотографировались в различных позах. Подошли ближе и мы.

– Видишь?

– Конечно.

Яркие рекламные нашлепки местами порваны и болтаются лохмотьями. Особенно пострадали логотипы на правом борту грузовика возле пулемета и в хвостовой части прицепа. Под лохмотьями и вокруг них на темно-сером фоне брони выделялись светло-серые круги. Я сделал несколько кадров.

– Интересуетесь, молодые люди?

Еле успел проконтролировать себя, рука уже пыталась найти кобуру с пистолетом. Голос принадлежал давешнему ведущему из Москвы.

– Да! – Лерка широко раскрыла глаза и чуть-чуть наклонилась. – А вы гид? А что это за модель такая? Я такой никогда не видела! – Окончания слов она произносила чуть в нос и растягивая, подражая какой-то телезнаменитости. Недавно попал на ток-шоу прототипа, выключил через пять минут.

– Это – новейшее слово в транспорте! – Ведущий мельком глянул на меня и сосредоточился на Дэйзи. – Приходите сегодня в пять часов, тут будет большое представление «Дракона»!

– «Дракона»? Ой, как здо-о-о-ров-а-а! Как идет имя-а-а!

«А-а-а!»

– Придем, правда-а-а ведь, да-раго-о-о-ой?

«О-о-ой».

– Конечно же.

Ведущий улыбнулся, испарился окучивать других зевак. Я выдохнул, Дэйзи хмыкнула:

– Нет, видал, каков жук? «Интересуетесь, приходите», а сам в декольте все зырк-зырк. Красавчик. Ладно, давай пофоткаемся.

Дэйзи подошла к прицепу и изобразила что-то в египетском стиле. Я вскинул фотоаппарат. Следующие полчаса мы так и провели – она солировала, я нажимал на кнопочку. Лерка очень тщательно выбирала позы для фотографий, стараясь указать на поврежденные места грузовика. Она умудрилась засунуть платок в дыру в выхлопной трубе, указать пальцем на перебитый и наживо слепленный провод у пулемета, посмотреться в разбитое зеркало на правом борту и уронить медведя в кабину сквозь расшатавшуюся защитную пластину, из-за чего мы еще раз пообщались с давешним ведущим. Медведь остался в подарок знаменитому Алессандро Колуччи, а Дэйзи разжилась автографом гонщика «для младшего бра-а-ата, он им проста-а ба-а-але-йет!».

Мы сделали последний кадр у «Дракона». Дэйзи залезла на капот, улеглась набок, показывая длинные ноги. Я нажал на кнопку и почувствовал, что рядом кто-то стоит. Это оказался плотный невысокий мужчина в футболке и жилетке с огромными карманами. Он, поглядывая на Дэйзи, протянул мне свой фотоаппарат:

– Можно вас попросить? Нам бы всей семьей у машины.

– Да без проблем. Только девушке помогу спуститься.

– Нет-нет, если ей удобно, – сказал мужик, слегка покраснел и громко позвал: – Ирина!

«Всей семьей» оказалась жена, сын и непоседливый пудель. Они выстроились у переднего колеса, сверху в объектив насмешливо смотрела Дэйзи.

– Готовы?

Мужик судорожно дернул пуделя за поводок, выпрямился и выдохнул:

– Да!

Фотоаппарат полыхнул вспышкой, на экране проступило семейство с вытаращившим глаза главой и возлегающей над ними «японкой» Лерой.

– Спасибо!

Я поймал соскользнувшую с капота Дэйзи и, не опуская ее на землю, спросил:

– Идем гулять дальше?

Она кивком указала на лестницу у памятника неведомому Чкалову.

– Давай туда, к Волге. Она Днепр напоминает.

Мы бродили по набережной, смеялись, дурачились, чуть не свалились в реку. Ближе к вечеру нас разыскали райды из СибРФ. Они посмотрели представление «Дракона» и немало посмурнели.

– На видео он выглядел не так опасно, – признался лидер сибиряков.

До вечера мы просидели в небольшой пивной, обсуждали детали первой атаки и план сибиряков. Они умудрились привезти с собой гранатометы и собирались попотчевать «Дракона» на следующем участке – между Нижним и Ульяновском.

Засиделись почти до темноты. Сибиряки предлагали заночевать вместе с ними на терминале «Мыза», но на завтра был намечен выезд в Саратов – Рэндом нашел конвой-прикрытие. Выезд из Нижнего, но байки-то остались в Дзержинске. Конвой двухдневный, нам повезло, что «Дракон» оставался в городе еще на сутки.

Райды собирались отвезти нас в пригород, но тут уж воспротивилась Дэйзи. Сошлись на путешествии к вокзалу: уже скоро должна была отправиться последняя электричка.

Давненько я не ездил на бэке! Уже лет пять, если не больше. Стемнело, байк мчался по улицам, залитым огнями. Выехали на мост, по обе стороны чернела Ока, украшенная золотыми и белыми пятнами отражений. Зрелище весьма примечательное, но наслаждаться им не хотелось. Дискомфорт усиливался, рукам хотелось отпустить ремень и потянуться к рулю. Приходилось сдерживался, чтобы случайно не перевесить райда, ведь сибиряк водил в более агрессивной манере, чем я. Хотя перевесить такую махину, как «Тобол» после омского тюнинга – это еще надо постараться. Байки этой модели в состоянии пройти по снежной трассе, после замены колес, конечно.

По вокзалу пришлось бежать и впрыгивать в двери электрички. Створки захлопнулись сразу за мной, прищемив подол рубашки. Я дернул, цветастая ткань треснула, и в дверях затрепетала оранжевая тряпочка. Дэйзи прыснула, закрыв рот ладошкой. Затем сняла парик, вытащила шпильки и с наслаждением тряхнула головой.

– Упарилась. Подожди секунду. – Она достала из сумочки расческу, привела волосы в порядок. Спрятала парик. – Теперь идем.

Мы покинули тамбур, расположились в почти пустом вагоне. Какой-то парнишка дремал, прислонившись к стене, да пара мужиков невнятного вида культурненько пила водку, разложив на газете нехитрую закуску.

Увидев нас, один встал и, дыша перегаром, церемонно осведомился, не желаю ли я присоединиться к мероприятию:

– Третьим будешь?

– Нет, мужики, спасибо. Завтра рано утром за руль.

– Угу. А она? – кивок на Дэйзи.

– Мне нельзя, – Лера развела руками. – Говорят, для беременных это вредно, – и глазки опустила.

Мужик вздохнул и присел, мы пробрались ближе к парнишке. Ветерок из открытых окон уносил аромат водки в дальний конец вагона. Парнишка открыл глаз, осмотрел нас и закрыл. Я поерзал на лавочке.

– Извини за рубашку.

– Забудь, – Дэйзи махнула рукой и устроила голову на моем плече. – Я ее в секонде купила за пятьдесят рублей. Специально перед этой поездкой. И еще кой-чего, но то для дальнейших вылазок.

– И они будут?

– Будут, конечно. Тебе разве не интересно посмотреть на повреждения «Дракона»?

– Я бы предпочел увидеть, как у него отвалится мотор.

– Тоже неплохо… – тихо сказала Лера, закрывая глаза. – Дзержинск не пропусти. Кстати, кто такой Дзержин?

– Не знаю. У Сашки спросишь.

На базе еще успели перекинуться парой слов с Ингваром и Юстинианом. Прибалт подписывал договор на конвой от нашего имени. Отработаем в плюс, не только ради прикрытия. Главное: «Наниматели нормальные, не как предыдущие». Он при этих словах морщился и прикладывал руку к животу.

Юс и Джулиан притащили байк Фионы, оставили его на попечение местного клуба. Вернувшиеся Рэндом, Бенедикт и Люк рассказали, что она чувствует себя хорошо – насколько хорошо может чувствовать себя человек после такого ранения. Звонили в Москву, Магон обещал прислать кого-нибудь в Вязники присмотреть за Фионой и при возможности перевезти ее хотя бы во Владимир.

Спал ли я ночью – не помню. В пять утра возле уха пропищал будильник, глаза открылись с трудом. А раз открылись – значит, были закрытыми. Значит – спал, хотя совершенно этого не помню. Причем спал одетым, все в той же дурацкой аляповатой рубашке, но без кед. Я содрал с себя жуткую тряпку, смял ее и с комком в руке отправился в туалет. Выбросив бело-оранжевое нечто, почувствовал облегчение.

65
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru