Пользовательский поиск

Книга Баллада о байкере. Страница 46

Кол-во голосов: 0

– Как тебя Алианка отпустила?

– Да нормально. Как в конвой. Перебесилась уже вроде бы.

– Что, и никаких истерик по поводу смазливых девушек, которых так и тянет на фест? И никаких: «Знаю я все эти ваши сборища»?

Сказать, что у меня глаза стали большие – ничего не сказать.

– Ты что-то знаешь, чего не знаю я?

Дэйзи неторопливо поднесла бутылку ко рту, наклонила ее, сделала глоточек, сложила губки бантиком и прикрыла глаза.

– Мммм… какое все-таки хорошее пиво.

– Ладно. Не хочешь говорить – не надо. Кстати, а Юрий как тебя отпустил?

Облачко набежало на лицо девушки.

– Ну, можно и так повернуть. Поделом, сама начала. Алька попросила меня присмотреть за тобой.

– Что?!

– Боится сильно. Причем, заметь, обратилась она не к Юсу… – но, да, к нему бесполезно, – и не к Ингвару. Ко мне. Хотя, знаешь, она уверена, что у нас с тобой что-то есть. И, отвечая на твой вопрос – Юра думает так же, но не подает вида. И правильно делает. А еще он знает, что запереть меня никто не сможет. Морально уж точно.

– Забавный расклад. И что же у нас есть?

Девушка встала.

– У нас есть фестиваль. Идем, посмотрим, кто уже приехал.

– Я еще посижу.

Лера прищурилась:

– Проняло, да? Только в Смотрич не бросайся. До скорого.

Она ушла, а я остался рассматривать желтые цветочки. Неожиданный ход со стороны Алианы. Неожиданный по времени. А так – вполне ожидаемый.

Зимой Алька старательно «заглаживала вину», была милой и заботливой. Но когда сошел снег, вместе с почками распустился и характер девушки. Прыжки настроения в пределах часа, потом каменное молчание, сменяющееся частыми звонками и эсэмэсками. Нет, она не беременна. Проверяли. Она всего лишь двадцатилетняя девушка, привыкшая жить для себя.

После ее возвращения и моего отчета Алькин отец избрал тактику «как скажешь, дочечка». Чего это стоило полковнику, я уж не знаю, но, похоже, держался он с трудом. Несколько раз пил с ним водку на кухне. Виктор Степанович молчал, крякал, после третьей благодарил и уходил спать.

В конвоях о таких вещах не думаешь – голова занята более насущными вопросами. В Харькове мысли не приходят в голову по другой причине – она рядом, и кажется, все идет, как надо.

Дэйзи своим вопросом ударила под дых. Наверное, действительно все выглядело хорошо. У Алианки есть парень, которым можно похвалиться в компании, при этом он не слишком докучает, поскольку все время в разъездах. Очень удобно в какой-то степени. Вместе с тем девушка ревнует. Пуританским общество байкеров не назовешь. Вот и пойми, чего в этом больше – нормального человеческого чувства или нежелания утратить статусную фишку.

Еще занятный вопрос: почему Лерка мне сказала? Она никогда не говорит просто так. Значит – решила, что мне это надо знать. Черт, голова кругом.

Я встал, подошел к обрыву. Глянул вниз. Метров… шестьдесят, наверное.

«Только не прыгай в Смотрич».

Захотел бы – не допрыгнул. Там же вдоль реки целый «первый этаж». Домики, огородики. Куры ходят, собаки лают, задрав голову. Меня увидели.

Ладно, с темами для размышлений определились. Пойду на поляну, заодно по дороге и Альке позвоню.

Первым делом я погулял среди кастомов, восхищенно прицокивая языком. Хоть многие модели видел и раньше, но не переставал удивляться мастерству тюнингистов. Как обычно, больше всего крутились возле двух байков – «Скелета» и «Демона». Не только райды, явно и цивилы пришли. Вместе с девчонками в коротких шортиках и высоких сапогах. Потом эти фотосессии недели три будут с писком обсуждать в разных там «Одноконтактниках».

Ближе к замку гонялись на время райды и спидеры – обладатели спортивных мотоциклов. Еще год назад обсуждали кольцевую трассу для заездов вдоль Смотрича по улице Русской, но дальше разговоров дело не пошло. И хорошо – местным беспокойства меньше, а нашим не придется вытаскивать райдов из реки.

Дэйзи нигде не было видно, зато обнаружился Лукас. Харьковчанин утащил меня к пивному шатру, где пузатые мужики пили на скорость. Пятнадцать секунд на пол-литра – результат на квалификацию. Не, пол-литра за пятнадцать минут – нормально, а секунд…

– Змей! Чертяка, ты, что ли?

– Грей! Вот уж не ожидал!

Мы обнялись. Белгородец сиял.

– Ты ж теперь у нас знаменитость. Чего не появляешься в родных краях? Все по большим дорогам?

– Вроде того. В Сибири бродил, сейчас на Харьков завязался. Вот, кстати, Лукас оттуда.

– Привет. Парни, а чего вы тут стоите? Вон там, – Грей неопределенно махнул рукой в толпу, – боди-арт показывают. Все ж красивее.

– Устами Грея… Двинули!

Лера нашлась чуть позже. На сцене выступала первая группа, высокий, худощавый и совершенно лысый вокалист кричал в микрофон что-то вроде:

Ксенос и фобос!
Ты страх преодолей!
Ксенос и фобос.
Ты страх в себе убей!

Слушатели прыгали под забойный ритм, и я увидел взлетающие белые волосы, оттенок которых не спутаешь ни с чьим другим. Дэйзи повязала куртку на талию и, сжав ноги, упруго подскакивала на носочках. Окрестные райды больше глазели на ее фигуру, чем на вокалиста. Я подошел к девушке.

– Лера!

Она обернулась, хихикнула и смачно поцеловала меня в щеку.

– О, вот ты и нашелся. Правда, они клевые?

– Ну да, неплохо.

Дэйзи приметила Грея и Лукаса, помахала им.

– Представляешь, я тут музыку слушаю, а ко мне постоянно какая-то пацанва пристает. Один вообще выдал. Шустрик такой, лет шестнадцати, вихрастый. Смотрит голодными глазами и бахает: «Правда, что ты постоянно в кожаном белье ходишь?»

Я сдержанно хмыкнул.

– Нет, вот интересно, кто эти слухи распространяет. Это ж неудобно… Оно натирает.

Резко захотелось пива.

– А пацану-то что ответила?

– Что-что… Сказала – вообще белье не ношу. Предложила убедиться. А он испугался. Глупый…

Дэйзи явно поймала кураж и, похоже, выпила чуть больше, чем надо.

– Эй, а вот башка Ингвара торчит. Ингва-а-ар! – Девушка рванула к латышу сквозь толпу.

Ликующее море взорвалось аплодисментами. Вокалист раскланялся и убежал за сцену. Вместо него выбрался кряжистый мужик – президент местного байк-клуба и по совместительству директор фестиваля. Он закричал в микрофон что-то неразборчивое, но его и не слишком слушали. В нужный момент покричали, и не больше.

Мне наконец удалось пробиться к Ингвару. Латышу хорошо – он ходит, как ледокол, с моими габаритами так не прорвешься.

Дэйзи опиралась на его плечи и вытягивала шею. Рядом стоял Юстиниан с блуждающей ухмылкой. На сцене награждали победителя пивного конкурса – рыжего мужика, больше смахивающего на гнома.

То ли звукач подстроился, то ли президент вспомнил, как держат микрофон, но дальнейшую речь удалось разобрать.

– А сейчас у нас будет конкурс красоты. «Мисс без купальника»!

Волна энтузиазма прокатилась по толпе. Море нахлынуло на ограждение – поближе к сцене, чтобы не пропустить горячее зрелище.

Лера скорчила убийственную рожицу. В изгибе бровей и губ читалось высокомерное презрение к любителям клубнички. Юс негромко сказал:

– Сейчас будут девчонок вызывать. Ты – вторая.

«Морская фигура на месте замри».

Дэйзи застыла. Очень медленно повернулась к Сашке и ухватила левой рукой его за куртку.

– Что? Ты – что – сейчас – сказал?

Под вопли толпы на сцене появилась смазливая шатенка. Пивной гном шлепнул ее по нижним девяноста, взял у президента бумажку и заорал:

– Дэйзи!

На море ходили водовороты. Уж кого, но беловолосую райду знали многие, и многие же мечтали увидеть ее без одежды. Хотя бы увидеть.

Юстиниан дернулся:

– Да я ради шутки тебя записал! Я не знал, что конкурс и правда будет… а!!!

Кулак в металлизированной перчатке влетел Сашке в скулу. Дэйзи вложилась в удар – тело Юса описало параболу и грохнулось оземь. По-моему, Саня отправился в глубокий нокаут.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru