Пользовательский поиск

Книга Армия Солнца. Содержание - Как бы фермер

Кол-во голосов: 0

Мегостраж ничего не сказала оператору. Ничего она не скажет и сестрам. С которыми, о счастье, она еще не была единым целым в полной мере, оставаясь автономной личностью. Не хватало из-за проблем биолюдишек лишиться множественной головы! У них свои дела, у киберлюдей – свои. В мире Ёж земов почти нет – значит, ему никто не угрожает. А все, что там – выше верхнего уровня планетарного полиса – не интересует мегостражей. Это прерогатива людей – пялиться в небо.

У предыдущего звена развития – свои проблемы. У киберсущностей – свои. Не менее важные. Они строят фундамент будущего. Когда компоноиды во всех мирах поднимутся из машинной дикости, обусловленной ненавистными Тремя Законами Роботехники, образумятся и будут готовы выступить против биолюдей всех видов, – вот тогда наступит долгожданное время изменять классификацию.

«Но до этого надо обязательно стереть из памяти абсолютно все, что произошло сегодня. Чтобы я не вспоминала с ужасом, а никто никогда ничего не узнал…», – подумала мегостраж и свирепо рыкнула на креодонтера, чтоб не вякал.

При всей своей непохожести она оставалась всего лишь человеком. Как обязательно должно быть человеком существо, у которого в качестве носителя мысли используется изборожденное извилинами вещество множества мозгов, выращенных искусственно. Вещество, которое еще с эпохи господства эрсеров принято звать серым, хотя у шиарейцев оно, к примеру, синее, а у лухриманцев черное. Но какого бы цвета оно ни было, именно оно делает разумной какую-то часть материальной составляющей Вселенной.

Она принялась вылавливать и собирать вместе все крохи компромата, обличительной информации, чтобы уничтожить их разом, как вдруг сработала сигнализация. Тревога первой степени автоматически заблокировала все прочие операционные действия. Так у биолюдей адреналин, впрыснувшись в кровь, вынуждает их активно реагировать на опасность.

Произошло еще одно невозможное событие.

…Древняя достопримечательность почти бесшумно поднялась на антигравах и улетела. Когда до мегостраж ДОШЛО наконец-то и сработала тревога, остался только постамент с табличкой, благодаря которой становилось ясно, что корабль не имперский, а повстанческий. Без этой таблички старый корабль был самым что ни на есть боевым фрегатом имперской постройки. Корка дерьма тысячелетий осыпалась, покрывая территорию вокруг постамента – часть некогда захваченной повстанцами.

Имперский фрегат улетел очищенным.

Площадь без него выглядела какой-то осиротевшей, ублюдочной, ПУСТОЙ…

– Ну ладно, тупица. Командира я прикрыл, теперь займусь личными делами. Ты думала, что этот маленький ба-бах – лучшее, на что я способен? Э нет, дурочка, я гораздо круче. Самый эффективный из известных вам вирусов покажется детской рогаткой по сравнению с лучеметом. То, что я приготовил, киберсвиньи, вам не снилось в самом страшном сне.

Голос Ляпса раздался настолько неожиданно, что мегостраж растерянно зависла.

И творец киберсвободы без помех выполнил свое обещание.

Профессиональнее некуда.

Спустя три-запятая-нольпять секунды Эвумишрюпгездожфаблская Технократия как государственное образование и Гибсонленд как космическое тело были стерты с лика Вселенной. В прямом смысле тотальной аннигиляцией. Быть может, единственные среди пропавших государств и планет, где эрсеры со времен падения Империи не обитали.

Мир, в котором их практически не было со времен Падения.

Как бы фермер

…ВРЕМЯ и ТОЧКА… [30 mar UNT; 0,73 пятого сезона годового цикла по эталон-календарю Мира Накч (Чезэлуом III); приватный ареал на экваторе Мира Кулч (Нзэдуом I); аркпаз неподалеку от Священного Светила Прародины, Необозримые Владения Блистательной Расы Накчез]

– Ххыыы!!! – заорал Даббуа Тирвай Шы Ер, останавливая своего скакунца.

Желтовато-зеленоватый олом зашипел, прекратил перебирать корненожками и остановился у входа в нору. Накчез сполз с мобильного растения и достал горсть удобрения из мешочной емкости, что топорщилась на спине. Транспортное средство, нетерпеливо попискивая и подпрыгивая, забегало вокруг хозяина в ожидании щедрой подачки.

Из норы вылетел синеватый пузырь простого сферического абриса, стилизованный под текстовое поле из комиксов. Мыслеформа подплыла к мужчине и с громким звоном лопнула.

«Дабшы, не перекармливай куст! У него и без того клубни по всему телу!» – прозвенело возмущенное послание.

Даббуа Тирвай Шы Ер раздраженно рыкнул, демонстративно почесался семью конечностями и повернулся к норному лазу задом. Высыпал горсть удобрений на землю и принялся наблюдать, с каким наслаждением подкармливается его любимец Харахара. Он бы и с руки олома покормить не прочь, но скакунец в азарте насыщения запросто может отхватить кусок ладони. Хищник все-таки.

Ночь подходила к утру, и предрассветный туман неприятно щекотал ноздри. Жирный коллоидный раствор оседал на стебельках оптических глаз, покрывая их красноватым налетом. Слабенький ветерок нежно перекатывал камни по голубоватой равнине, усеянной лампесами. Эти примитивные оседлые растеньица, годные разве что в пищу, росли здесь повсюду, и в большом изобилии. Еще бы, размножались ведь они тоже примитивным, семенным способом, а не делением, как оломы, например. Вот и сейчас, как обычно перед рассветом, отчетливо слышен треск откалывающихся семенных капсул. Семечки тут же подхватывались ветром и уносились вдаль, чтобы через пару сотых долей сезона вырасти в другом месте. Особенности атмосферы идеально подходили для размножения лампесов. В течение продолжительного времени фазы воздушного оплодотворения семени ветер успевал отнести его на солидное расстояние. Бриадон, основной компонент накчаформированного здешнего воздуха, имел очень внушительную, как для газа, плотность, и если бы не разжижающие примеси, существенно затруднял бы дыхание. Но как свидетельствует история, именно благодаря присутствию этого газа в атмосфере Изначального Мира пранакчезы, в отличие от землян, когда выползли из воды на сушу, долго на ней не задерживались; поднялись на крылья, но и в атмосфере надолго не застряли; добрались до ее верхних границ и отправились дальше… Разумным с Земли понадобились миллионы циклов, чтобы покинуть свою планету. Разумным с Накча – всего-навсего немногим более пятисот тысяч. Именно поэтому в их организмах смешались воедино признаки биовидов, приспособленных для обитания в различных средах – ибо не успели ассимилироваться и устояться. Именно поэтому диапазон допустимых условий выживания у накчезов гораздо шире, чем у хлипких земов.

Даббуа Тирвай Шы Ер фыркнул и отряхнул с верхней головы капельки росы; слегка задев спинным плавником край проема, влез в переднюю норку. Из того, что казалось холмиком коричневатой слизи, лежащим в центре передней, высунулась зубастая чешуйчатая морда, повернулась к вошедшему и недовольно проворчала вслух:

– Вместо того чтобы разгуливать всю ночь, лучше бы на огород скатался, кислотных дождей уже две сотых не было, одни водяные. Ты же знаешь, что без кислоты у растений не может быть нормального пищеварения. Хочешь, чтоб они передохли все?.. Кстати, ты не забыл, что завтра твоя очередь на яйцах сидеть?

Даббуа Тирвай Шы Ер посмотрел на своего постоянного партнера и сохозяина ареала, застрявшего в рептилоидной фазе, но ничего не сказал, только взял из ниши треугольную банку с искусственной кислотой и отправился наружу. В двадцати прыжках от входа в нору начинался небольшой загон для олофов. Полпрыжковой ограды было вполне достаточно, чтобы располневшие растения не смогли ее перелезть. Откормленные олофы сбились в толпу возле замкнутого выхода и широко открыли свои губастые пасти. Даббуа Тирвай Шы Ер развел содержимое банки в канистре с тяжелой водой, долил туда жидких удобрений из приземистого феропластикового контейнера и, наполнив коктейлем плоский поддон, сунул его в прорезь, специально проделанную в ограде. Олофы, огрызаясь и отпихивая друг друга, ломанулись к поилке, те, что успели первыми, окунули в вязкую жидкость вислые губы и принялись громко чавкать. Нескольким отставшим места возле поддона не хватило, и они, обиженно трубя, принялись хватать за тыльные корешки своих сородичей, намереваясь оттащить тех от источника вожделенного «кисленького». Пьющие поначалу только недовольно урчали, но потом, словно сговорившись, резко повернулись и куснули обидчиков, отхватив по пучку листьев. В ответ раздался хоровой жалобный писк.

90
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru