Пользовательский поиск

Книга Армия Солнца. Содержание - Внешние наблюдатели

Кол-во голосов: 0

Ошарашенный Фукул, отказываясь верить собственным глазам, таращился на странных пришельцев, кажущихся виртуальными изображениями. Чтобы убедиться в здравости собственного рассудка, он с размаху приложился жвалами об пол, ощутил вполне реальную боль, осипшим голоском на всякий случай полюбопытствовал:

– Я могу вам чем-то помочь, сэр и леди?.. – и опасливо воззрился на женщину в ожидании, что она тоже начнет вести себя, как персонаж виртуальной игры. Но внешне лицо женщины не изменялось, разве что сильно удивленным сделалось. Спутница мужчины быстро затараторила на совершенно незнакомом наречии, которого Фукул не знал и поэтому не понимал, о чем речь, но отчетливо уразумел, что женщину не на шутку обеспокоило поведение лица напарника.

…Самое удивительное, что помочь он им сумел, и прибыльную работенку получил-таки ветеран транспортного флота АрмиСол. Эрсерам понадобились кое-какие запчасти, чтобы подремонтировать свой рейдер. А какая же для докера проблема – в астропорту раздобыть пару-тройку железяк? Здоровяк хирел прямо на глазах, хотя видимых причин для этого не имел. В нем будто заряд кончался, и существовал эрсер, подгребая крохи энергии со дна жизненного аккумулятора. Когда Фукул прибыл на условленное место с заказанными наночипами, мужчина уже совсем неважно выглядел. Но героически терпел боль.

Заплатили эрсеры щедро, по-царски, ничего не скажешь, только почему-то далжианскими жуцкьирами. Поблагодарили по-человечески, попрощались по-дружески и умчались на свой корабль. Сквозь внешний торец коллектора старый онигало тоскливо наблюдал, как призрак прошлого, похожий на яйцо или на дирижабль, отцепился от причала и отвалил, и пропал в бездонной глубине, и уже через мгновение ничто не напоминало об имперском корабле, словно он действительно был эфемерным, бесплотным, галлюцинаторным. Только тяжесть монет с изображением молнии, бьющей с земли в небо, оттягивающая карман, напоминала докеру, что странные гости, первые за столько циклов ЖИВЫЕ земляне, не примерещились ему в приступе маразма. Смотря в глубь звездного океана, концентрируя в каждой фасетке целиком Вселенную, Фукул вдруг осознал, что эти двое пахли как земляне, а не как эрсеры, хотя у женщины в букете имелась примесь какого-то чужеродного аромата. И очень пожалел, что в спешке так и не рассказал им, почему такое может быть. О том, как вызвался добровольцем в группу, отобранную имперскими учеными для особых опытов, и получил солидную премию, и отправился домой, и попал в штат секретной базы, спрятанной в недрах гор Родины, и участвовал в испытании каких-то изобретений, а когда научный центр был разгромлен одним из повстанческих отрядов, прикинулся подопытным кроликом имперцев и в конце концов оказался тут, в порту, на привычной службе, и больше уж никуда не рвался, жил себе помаленьку, тягал мешки и ящики, цикл за циклом, век за веком, вначале удивляясь, что не умирает, а потом попривыкнув… Хорошо, не за тридевять небес, а дома, в небе Родины. Что такое для любой разумной расы материнская планета, лучше всех знают только те, кто ее потерял. Как эрсеры. Или чуть было НЕ. Как онигало когда-то. Имперцы ужасно разозлились, потеряв ту подгорную базу. Что-то важное в ней делалось. В отместку прислали огромный флот и обрушили на Родину карающий кулак, но не успели – с окраин сюда, в окрестности Метрополии, хлынули повстанческие орды…

Глядя, как из квадратного люка осевого коридора появляются молодые докеры, ровесник станции Фукул вспоминал бурные циклы собственной молодости. И ностальгически ныло где-то в брюхе, трепетали усики от фантастического предположения, что ТЕ ДВОЕ, пахнущие как истинные земляне, тоже помнят порядки империи не понаслышке. И Армия Солнца для них вовсе не легенда, а… реальная, до сих пор действующая армия, в которой они состоят на действительной службе?!

…Старый докер помнил все. Правда! Не забудет он и о том, как орбитальную станцию близ Видаткаррона, населенную кем угодно, только не эрсерами, посетили первые разведчики мятежников-реваншистов. В этих краях никаких волнений еще не было – где не жили потомки землян, все спокойно. Однако – простым совпадением это было или далеко не? – устои мира и тут начали рушиться вскоре. В конце года. Который начался с того, что к причальной ферме номер девятнадцать пришвартовался корабль очень старой конструкции – древний, еще имперский рейдер. И экипаж его – большой мужчина и маленькая женщина, – обнаружив, что их занесло в малопохожий на нормальную среду обитания эрсеров мир, воспользовались услугами Фукула и быстренько вернулись в дальний космос. Перед стартом избавившись от ребристого баллона. Фукул не забудет и о том, как чуть позже, несколько часов спустя, еще смена не кончилась, вблизи станции обнаружился кровавый след, оставленный первыми после победы Восстания существами, пахнущими как земляне, – которые столь близко подобрались к своей бывшей Метрополии. По более низкой орбите, в нескольких мегаметрах дальше от экватора Видаткаррона, сквозь ближний космос плыла желтоватая, как зловещие предвестники перемен, похожая на боевую ракету емкость из-под линарочьего молока. Когда катер Стражи взял находку на борт, внутри молочного бидона оказался… свежий, еще не остывший труп женщины расы ник-о-мед, коренных обитателей Проклятущей Туманности. «Костюмы» от злости чуть не полопались – личный досмотр при входе на станцию земы прошли, а вот древний рейдер, внутри которого находилась тогда живая еще никомедка, проверять не позволили, вполне законно мотивировав, что сгружать ничего не будут и брать коммерческий груз на борт тоже, поэтому, дескать, стоянку оплатят, но таможенный сбор вносить не собираются…

Грудная клетка жертвы была разворочена, сердце варварски вырвано. Зета-волны уже не излучались – вероятно, выплеск был недлинным и занял считанные минуты. Поэтому идентифицировать личность сразу не удалось. Единственной зацепкой была татуировка на животике убитой, коротенькое слово «ШЛАШ», вероятно, прозвище. По каналам Сети ушел запрос в полицейские комиссариаты ближайших галактик, запустив медленно вращающееся колесо бюрократической машины; но долгожданный ответ, если его и прислали, уже никого не интересовал спустя месяцы.

Потому что к концу года началось.

Внешние наблюдатели

…ВРЕМЯ и ТОЧКА… [08 января по Универсальному Сетевому Времени; по местному – 14 августа, около пяти часов пополудни; порт приватного города New Detroyt (юрисдикция трансгалактической корпорации FORD GALAXY); дистрикт Hollywood, штат Los Angeles, America (Terra Nova V), планета земного типа, территория независимой республики United States of Тerra Nova; скопление Torn Condor (18976642322) близ центра галактики «Black Shark»]

Уж где-где, а в этом космопорту древний курьер, только что опустившийся в стодвадцатом посадочном секторе, выглядел «своим парнем».

Здесь попадались корыта и постарше. Правда, в отличие от него все они уже стояли на вечном приколе. Давным-давно. Корпорация, что владела здесь ВСЕМ в радиусе трехсот миль, могла себе позволить НЕ использовать колымаги. Хотя на переплавку ни единое из антикварных суден владельцы почему-то не отправляли.

Десятки, если не сотни раритетов имперской эпохи выглядели бравенько. Вполне исправные, грамотно законсервированные. Они выстроились аккуратными рядами на северной кромке поля и с виду хоть сейчас готовы были принять экипажи.

Характерно, что этот своеобразный музей под открытым небом явно пользовался бешеной популярностью у туристов. Аляповато размалеванные экскурсионные анг-автобусы так и сновали вокруг них и между ними. Будто не в пределах территории космопорта передвигаясь, а по аллеям парка развлечений.

Здешнее взлетно-посадочное поле вообще мало напоминало исхлестанную огневыми смерчами и струями пламени, перепаханную извилистыми шрамами, изрытую глубокими яминами «пересеченную» местность – какими обычно и бывают старые порты. Обширное пространство, покрытое добротным бетопластом марки 1000, расстилалось на многие мили, и вряд ли хотя бы одна ямка глубже дециметра оскверняла его изысканную гладкость.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru