Пользовательский поиск

Книга Армия Солнца. Содержание - Так говорила Зоэ Колпак

Кол-во голосов: 0

Руководствуясь историческим опытом, МКБ уже давным-давно осознала империей себя. Только никому об этом не торопилась сообщать. Продолжая ассоциативный ряд, верхушка Безопасности считала организацию схожей с «демократической» империей ЮэСЭй периода единственной супердержавы Земли; был такой горделивый век победоносного уничижения всех прочих стран планеты, в особенности бывшего главного конкурента, усеченной и обескровленной ЭрФэ. Что только не предпринимала безальтернативная звездно-полосатая госпожа, чтобы не позволить искалеченной, израненной, обескровленной, бывшей краснознаменной империи подняться с колен, и более того, стремясь окончательно уложить ослабевшую соперницу на лопатки… Но история сохранила свидетельства того, что титанические усилия были напрасны, и никому наследное бело-сине-красное государство опрокинуть, добить, растереть в пыль не удалось.

То-то и оно.

Способные построить по-настоящему величественную державу – далеко не так быстро и легко забывают, кем были. Пока же сохраняется память, далеко не все потеряно. Главное – сберечь свою «душу»: памятники культуры, сокровищницу языка, самобытность уклада. То-то и оно, что как.

Не забыть себя, как?..

Соглядатаи

…ВРЕМЯ и ТОЧКА… [рассветная пора, весенний месяц сыюэ, день 18-й; трущобы в недрах эрсеровского гетто; пригород «Норд», Чина Рэйнбоу, планета Йеспа]

Потомки землян выходили, вышагивали и вышатывались из своих жилищ.

Двуногие гуманоиды зыбкими матовыми фигурами проявлялись на темных прямоугольниках дверных проемов, ведущих во тьму убогих хибар. Там, в смрадных тесных внутренностях, и протекало их незавидное существование.

Один за одним эрсеры выползали, выскальзывали, выпрыгивали в узкие трещины улочек. Соединяясь в пары и компании, превращаясь в ручейки и потоки, сквозь сероватый рассветный сумрак они текли в сторону рыночной зоны своего района; единственного в окрестностях обширного незастроенного пространства.

Словно невидимый призыв вытряхнул их из постелей. Словно кто-то крикнул им, сразу всем: «Хватит лежать, пора вставать и идти!»

И зов не был пропущен мимо ушей. Или мимо того, чем земы слышат самые важные слова…

Восходящая Тан Династи на востоке покрывала небеса насыщенным золотом. В эти рассветные минуты местное светило удивительно напоминало легендарное Солнце, успешно стертое с лика Вселенной группой героев… Некогда эта желтая звезда была названа первооткрывателями в честь одной из древнеземных династий. К императорским родам звездной эры она не имела никакого отношения и олицетворяла могущество совершенно другой империи, так называемой Поднебесной, но – эпохальные повороты истории Земли всегда были неразрывно связаны с возникновениями и исчезновениями империй. История империй (какими бы словами они ни звались) – и есть история Солнца III.

Мира, которого больше нет.

Планеты, материки и океаны которой никогда на осветят жаркие лучи светила; планеты, вместе с которой «стерли» звезду Солнце и всю ее систему.

Но сейчас, над этим миром Большого Дракона, в совершенно другой галактике, поднимался размытый золотой круг. Будто нарочно крася небо в цвет имперского знамени. Будто нарочно напоминая, как выглядел герб величайшей звездной империи…

Именно туда, в очень похожий рассвет солнца, и уходили потомки землян.

Сильный встречный ветер норовил вернуть их в убежища, однако никто возвращаться не желал. Прячась от утреннего холода и порывов восточного ветра, они кутались в одежды, прикрывали лица, пригибались к грязной земле, но шли и шли.

Не останавливаясь.

И, главное, идущие на восход не молчали. Они высказывались, они ругались, они проклинали, они сетовали, они ворчали, они обменивались мнениями, комментариями, предположениями…

ГОВОРИЛИ ДРУГ С ДРУГОМ.

Еще негромко, еще не в голос, но уже вслух.

– …инолюди нас ниггерами назначили, – бормотал щупленький эрсер, укутанный в рваное тряпье, сквозь прорехи которого просвечивала кожа шоколадного оттенка, – и в самые нижние трюмы загнали…

– Ублюдками косоглазыми, – поддакивала девушка с монголоидными чертами круглого личика. Спутники, суровые скуластые парни, приотставшие от нее на полшага, синхронно кивали.

– Точно. Для иных мы все едино что для англосаксов ирландцы, – соглашался явный турист, крепкий голубоглазый блондин в зеленом дорожном комбинезоне.

– Или поляки в древних Штатах Америки, – ускорив шаг, присоединилась к компании полная белокожая женщина в меховой куртке, – вроде тоже люди, да не совсем…

Еще один явный турист, смуглый узколицый парень в белом тюрбане, показался из-за угла и тотчас же вступил в разговор:

– Участь неприкасаемых. Парии они и в космосе – парии.

А появившийся вместе с ним костистый чернявый мужчина в феске бросил лаконичное:

– Ш-шайтан! – и свирепо оскалился, словно увидел на улице представителя высшей касты. ИНОземного человека.

– Да уж, разумные они такие, под каким бы солнцем ни зародились… евреями всегда сыщут кого назначить, – усмехнулся горбоносый старик в черном длиннополом пальто, и улыбка его была какой угодно, только не веселой, – а как же. Удобнее иметь в своем распоряжении гетто, где можно погром устроить, чем искать истинные причины своих несчастий.

– Ничего, ничего, когда-нибудь инолюди сильно изумятся, сунувшись в гетто. Мне только что приснился дракон. Он меня и разбудил, собственно… – Семеня кривыми короткими ножками, постепенно сплачивающуюся компанию нагнал другой старичок, низенький, с личиком сморщенным и желтым, как жухлый лимон. – У наших предков драконы были символом счастья и процветания.

– И они практически вечные, – произнесла скуластая девушка, выпростала из-под цветастой накидки руку и взмахнула ею. Браслет терминала, опоясывающий запястье, замерцал, и в прозрачном, чистом утреннем воздухе возникли строки:

Обуглилось солнце, Звезды расстреляны. Выживу. Крылья изломаны, Душу оплавили, Выживу. «Рек серебро» На сумрак сменяли. Выживу. Счастьем сманили, Бездну дарили. Выживу. Любить научили, Сердце вспороли. Выживу. Браслет несвободы – Под змеиную кожу. Выживу?..

Так говорила Зоэ Колпак

Плыли сизо-зеленые, как драконья чешуя, цепочки литер демопроекции; плыли рядом с идущими, ЛЮДЬМИ без всякой приставки «ино»; напоминая, что у расы землян всегда была непростая биография, но тем не менее, рано или поздно, живучие дети Солнца ухитрялись ВЫКРУЧИВАТЬСЯ…

Большинство групп, спешащих к рынку, состояли из коренных йеспиан, желтокожих и раскосых. Разговаривали аборигены меж собою на космокитайском, конечно. И пестрая компания людей, языком общения избравших спейсамерикану, неизбежно привлекала внимание.

Неподалеку от нее, не присоединяясь ни к одной из групп, на восток шагали двое. Скромно одетые, молодые мужчина и женщина желтой субрасы, достаточно типичные для этих мест, чтобы абсолютно не выделяться из толпы.

– …что случилось? – шептала девушка, обращаясь к напарнику. – Почему все сорвались и бегут?..

– Видели сон, похоже, – так же негромко отвечал юноша. – Проснулись как от пинка, и…

– Ага-а-а-а-а!!! Дожда-ались, нелюди?!

Он осекся, вздрогнул и резко обернулся. Прямо за спинами, его и спутницы, почти бежала нищенка, бесформенный комок бурых лохмотьев. Это она, не удержавшись, сорвалась в скрипучий, дребезжащий крик. Еще ускорившись, старуха бегом обогнала парочку, едва не задев руку отпрянувшей девушки; обогнала компанию разноцветных соплеменников и соплеменниц. Скрылась в толпе, что быстро сгущалась по мере продвижения на восход, и уже откуда-то спереди донеслись ее визгливые вопли:

– Час наш придет! Мессию небеса явят! Говорила я, говорила, вы же не верили мне! Явился уже, слышите?! Чую, чую я!!! Нелюди украли у нас родину, но душу им не вынуть! Будут плакать они, мы – радоваться! Они скорбят, мы празднуем! Слушайте, слушайте, ЛЮДИ! Небо за нас! Приближается спасения час…

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru