Пользовательский поиск

Книга Агент Терранской Империи. Страница 37

Кол-во голосов: 0

И вот сейчас предводитель рода Темулак — как он тогда представился — возвращался со службы из штаба в казармы. Брайс с товарищами несколько недель уже следили за этим ардазирцем и рассказали Фландри, что ардазирхо, когда это было возможно, предпочитали ходить пешком маленькими вооруженными группами. Причины этого никто не знал. Может, чтобы лучше воспринимать запахи и звуки вокруг, — а было известно, что обоняние у них поострее, чем у людей, — что невозможно было делать, передвигаясь на машинах, а может, им доставляло удовольствие так подразнить людей: не раз случалось, что люди нападали на такие группы, но ардазирхо все такие нападения отбивали и устраивали настоящую охоту за смельчаками, разрывая их под конец на куски. Куда уж гражданским против пуленепробиваемых доспехов, бластеров и врожденных навыков боя.

«Но я-то не гражданский, — подумал Фландри про себя. — Да и у Брайса есть кое-какая военная подготовка».

Вот выслеживаемая дичь проходит мимо. В рассеянном свете лучей фонариков четко вырисовываются в ползучем полумраке гривастые головы с вытянутыми мордами. Их пятеро. Фландри узнал Темулака — в шлеме и доспехах. Проскользнул из проулка вслед им.

Ардазирхо тут же заворочали головами. Насколько остер у них слух? Фландри шел следом. Рыжая мохнатая лапа одного из пришельцев потянулась к кобуре бластера. Фландри изо всех сил вмазал Темулаку кастетом в лицо. Противник отпрянул, со звоном полетел шлем. Живот прикрыт светлым металлом, так что туда бить без толку. Темулак выхватил бластер из кобуры, Фландри резко ударил ребром левой ладони, попал удивительно удачно — как ему показалось, он услышал, как хрустнули кости запястья противника. Оружие Темулака загрохотало по тротуару. Ардазирец откинул голову и завыл, пронзительный вой перекрыл шум дождя, а штаб всего в полукилометре, а до казарм, в противоположную сторону, не больше…

Вспомнив каратэ, Фландри нанес коменданту удар в челюсть. Офицера кинуло назад, но он успел среагировать и, прежде чем коснуться земли, сумел, изогнувшись, схватить человека за щиколотку. И оба они оказались на земле. Правая рука у Темулака все еще не действовала, но он попытался левой дотянуться до горла Фландри. На миг терранин увидел наложенные на крепкие ногти тонкие и острые металлические пластины, выбросил вперед руку, чтобы не дать разорвать себе горло. Темулак снова завыл, и Фландри с силой ударил по волосатому горлу. Ардазирец мотнул головой и впился зубами в запястье Фландри. От боли словно огнем обожгло. Но теперь Темулак стоял перед ним согнувшись, и Фландри рубанул его по загривку. Темулак тяжело осел, Фландри вскочил ему на спину и сжал горло, перекрывая дыхание.

Тяжело дыша, человек огляделся и увидел, как под вой мечутся в свете упавшего на землю фонаря тени. Укол делать Темулаку никак нельзя — он нужен живым, а Фландри не знал, какие анестезирующие средства могут оказаться смертельными для ардазирхо. Вот Брайсу надо было убрать охрану, наделав при этом как можно меньше шума. Из его пневматического пистолета вылетали иглы с цианидами, смертельными для каждого дышащего кислородом существа, и он посылал эти иглы, привычно целясь в незащищенные участки тела, чтобы не ломались они попусту о доспехи. Двое уже валялись на земле, раскинув руки, а еще одному удалось как-то изловчиться и прыгнуть, метя когтями в горло Брайсу. Охотник вытянул перед собой ногу, сапог ударился о нагрудную пластину, и удар получился таким сильным, что пришелец попятился, шатаясь. Брайс пристрелил его. Но тут последнему оставшемуся в живых солдату охраны удалось выхватить свой бластер. Раздался выстрел, и пламя прорезало струи дождя, но Брайс уже успел прижаться к земле, и заряд ионов вспенился там, где он только что стоял. Брайс выстрелил, промахнулся, перекатился по земле, уходя от очередного выстрела из бластера, снова выстрелил и снова промахнулся. А в конце улицы уже раздавался вой — отряд захватчиков спешил на выручку.

Фландри перегнулся через сухопарое тело предводителя рода, поднял его оружие и затаился, выжидая. Он почти ничего не видел в кромешной тьме, но вот раздался выстрел из бластера ардазирца, и Фландри выстрелил на вспышку. Инопланетянин вскрикнул разок и с глухим стуком упал на тротуар. В сыром воздухе слегка запахло паленой шерстью и горелым мясом.

— Бежим отсюда! — с трудом дыша проговорил Брайс и вскочил на ноги. — Идут! Они найдут нас по запаху…

— К этому я подготовился, — возразил Фландри, на мгновение оскалив в усмешке зубы, и пока Брайс поднимал с земли Темулака, достал из куртки плоскую литровую флягу, отвернул крышку и обрызгал все вокруг бензином.

— Если они вообще что-нибудь будут в состоянии унюхать, Я сдаюсь. Идем.

Брайс шел впереди, указывая дорогу: по проулку на соседнюю улицу, пересекли страшный открытый участок, перебегая на другую сторону улицы, переправили ардазирца через ограду сада. Любая частная машина с людьми, появившаяся после наступления темноты, подвергалась обстрелу с воздуха, но до явочной квартиры было недалеко. «Даже слишком близко», — подумал Фландри. Но если разобраться, у кого на Виксене может быть опыт в проведении таких операций? Кит отыскала в Гарте этих своих друзей, тех самых, что тайком отправили ее на Терру, и они прямиком привели Фландри в свою до боли крошечную организацию. Да, это позволило ускорить ход вещей, а вот предположим, что ардазирхо подослали своего человека? Или… Просто не пришло еще то время, когда будут ардазирхо допрашивать людей с пристрастием, вводить наркотики, и вот тогда потребуется создавать ячейки и конспиративные квартиры, менять пароли, подземные убежища, или все это подполье накроют.

Фландри проковылял по размокшей клумбе, помог Брайсу занести Темулака в буреубежище, каковое обязательно имелось в каждом гартском доме. Из убежища был прокопан туннель, но по крайней мере вход в него был хорошо замаскирован. Они на ощупь добрались до другого конца туннеля, выходившего под домом, адрес которого им никогда не скажут.

Когда открылась дверь, Юдифь Херст даже взвизгнула: в тусклом свете вырисовалась тяжелая туша Брайса с обмякшим Темулаком на руках. Следом вошел Фландри, на ходу стягивая с себя плащ и облегченно посвистывая.

— Ой, — затаила дыхание Юдифь. — Поймали! Брайс окинул взглядом собравшихся. В свете единственной лампы дневного света стояло около дюжины человек с напряженными смуглыми лицами. Отбрасываемые ими чудовищные тени легли по углам и на ставни. На ремнях у них поблескивали ножи и запретные пистолеты. Сидела только Кит, ссутулившаяся в отупляющей тоске, оглушенная реакцией на стимулол.

— С грехом пополам, будь он проклят, — проворчал Брайс. — Не будь капитана, ничего бы не вышло. Сэр Доминик, я хочу попросить у вас прощения за те мысли, которые возникали у меня в последнее время, — о Терре.

— И я тоже, — выступила вперед Юдифь и взяла руки флотского капитана в свои. Она была одной из немногих женщин, посвятивших себя подпольной работе, и Фландри подумал, какое преступление подвергать риску быть застреленной такую красавицу. Высокая, с золотисто-каштановыми волосами и белой как снег кожей, карие глаза с поволокой на полном лице, пухлые губы, тело плотно обтягивают шорты и короткое «болеро». — Я уж и не надеялась увидеть вас, — сказала она. — А вы вернулись, действительно добившись успеха, первого нашего успеха в этой войне.

— Пивом голову не обманешь, — предупредил Фландри и отвесил ей самый светский из своих поклонов. — Кстати, раз уж речь зашла об этом, я бы принял чего-нибудь на душу, а лучшего виночерпия и вообразить трудно. Но сначала давайте займемся братцем Темулаком. Сюда, что ли?

Когда он проходил мимо Кит, она подняла на него свой измученный взгляд, по ее щекам текли слезы.

— Ой, Доминик, ты живой, — прошептала она. — Остальное пустяки. — Она встала на непослушные ноги, а он улыбнулся ей с озабоченным видом и прошел мимо — его голова была занята вопросами технического характера.

Будь у него соответствующая биопсихологическая лаборатория, он бы установил, как с помощью препаратов и электроники вытянуть из Темулака правдивые показания, а пока не имелось даже достаточной информации об этом виде существ. Так что ему придется полагаться только на определенные, широко применяемые, если не универсальные, законы психологии. По его указаниям в боковой комнатушке поставили удобную койку. Он раздел Темулака и привязал его к кровати накрепко, но мягкими веревками, чтобы не повредить кожу. Пленник зашевелился. Когда Фландри закончил работу, Темулак, накрепко привязанный к койке, лежал, открыв глаза и скаля белые зубы, а из его глотки слышалось глухое рычание.

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru