Пользовательский поиск

Книга Агент Терранской Империи. Содержание - 15

Кол-во голосов: 0

15

Сэр Томас Уолтон, адмирал флота, был крупным мужчиной, седой, лысый, с бесцветными, поблекшими глазами. Награды свои надевал редко, а на Терре бывал только по делам. И никакое не ваяние, а гены, войны и непролитые слезы по тем, кто погиб у него на глазах в бою, а также из-за того, что не могла удержать в своих руках Империя то, что для нее приобреталось, избороздили его лицо. Кит вообще считала его самым красивым из всех виденных ею в жизни мужчин, а он в ее присутствии язык крепко держал за зубами с застенчивостью закоренелого холостяка. Он обращался к ней не иначе, как «мисс Киттридж», выделил ей каюту на флагманском корабле и находил оправдания не появляться в офицерской кают-компании, где питалась и она.

Работы ей никакой не придумали — лишь бы не мешалась под ногами. Одинокие молодые лейтенанты кружились вокруг нее, вовсю стараясь очаровать и поразить ее. А вот Фландри редко появлялся на борту дредноута.

Флот кружил во мраке, пронизанном холодными лучами звезд, по сути дела не предпринимая особо активных действий. Нужен был глаз да глаз за Огром, поскольку гигантская планета так и оставалась загадкой, а силы ардазирхо не стремились к столкновению и оставались вблизи Виксена, где они могли получить поддержку и на котором захваченные заводы-автоматы с каждым днем увеличивали военную мощь пришельцев. Время от времени терране совершали рейды, но Уолтон все никак не мог решиться на пробу сил. У него еще были шансы победить, при условии, что введет в действие все свои силы, а Огр останется нейтральным. Однако приз, Виксен, станет тогда могилой.

На кораблях начали потихоньку роптать недовольные Уолтонского воинства.

По прошествии трех недель капитана Фландри вызвали к адмиралу. Он присвистнул с облегчением.

— Должно быть, вернулись с докладом наши разведчики, — сказал он своему помощнику. — Может, хоть теперь избавят меня от этой проклятой вшивой команды.

Все началось с того, что он оказался единственным среди людей, кто говорил на урдаху, а на кораблях было несколько сот пленных, захваченных на выведенных из строя летательных аппаратах абордажными командами. Офицеры умерли с ужасающим мужеством запрограммированных существ, уничтожив предварительно все навигационные документы, а никто из оставшихся в живых рядовых англика не знал и с земными филологами сотрудничать не желал. С помощью электроники Фландри передавал другим свое знание родного языка пленников, но, не желая больше подрывать свое здоровье, делал это в общепринятом темпе, а конец каждого дня уходил у него на допросы, так как, разговаривая с ними на их родном языке, удавалось добиться кое-какого сотрудничества с их стороны. Два человека уже выучили урдаху — хватит пока на рассаду. Однако до возвращения отправленных к Ардазиру разведчиков Фландри по-прежнему занимался допросами. Работа, приносящая осязаемые результаты, но выматывающая и отупляющая.

Он с готовностью вскочил в гравитационный скутер и помчался на дредноут, корабль класса «Нова», высившийся как округлая гора с обращенными в сторону Млечного Пути орудиями. Впрочем, других целей и не было видно — только звезды, далекое солнце Черулия и темная туманность. Трудно было поверить, что сотни кораблей на высвобожденной атомной энергии рыскали в пространстве на миллион километров вокруг. Он вошел через седьмой тамбур и быстро зашагал к адмиральскому кабинету. Алый плащ полоскался у него за спиной, на нем была переливающаяся синяя блуза, белоснежные брюки, заправленные в полусапожки настоящей кордовской кожи, и фуражка, заломленная наперекор всем предписаниям. Чувствовал он себя как отпущенный с уроков школьник.

— Доминик!

Фландри остановился и завопил:

— Кит!

Она бежала ему навстречу по коридору — маленькая и одинокая, в своем коротком, еще с Терры, платьице. Все тот же золотистый шлем волос, но, заметил он, она похудела. Фландри положил ей вытянутые руки на плечи, не подпуская ближе.

— Дай получше разглядеть тебя, — смеялся он и серьезно добавил: — Тяжко?

— Одиноко, — ответила она. — Пусто. Дела нет, остается одно — маяться. — Она отшатнулась от него. — Нет, к чертям все это, терпеть не могу, когда сами себя жалеют. У меня все в порядке, Доминик. — И она уставилась в пол, потирая один глаз костяшкой пальца.

— Идем! — сказал он.

— Как идем? Куда ты, Доминик? Я не могу… я хочу сказать… Фландри шлепнул ее по самому подходящему месту и быстренько потащил ее за собой через холл.

— Послушаешь, что скажут, вот надежда и оживет! Топай! Часовой у дверей кабинета Уолтона был поражен:

— Сэр, мне было приказано впустить только вас…

— Посторонись, салага. — Фландри ухватил молодого пехотинца за ремень и переставил его на метр в сторону. — Юная госпожа мой оперативный эксперт по гиперскидгеронике. К тому же симпатичная. — И он закрыл дверь перед носом часового.

— Что все это значит, капитан? — вздрогнул сидевший за столом адмирал Уолтон.

— Да вот я подумал, может, она нам пиво будет наливать, — пробормотал Фландри.

— Я не… — беспомощно начала Кит. — Я вовсе и не…

— Присядь, — Фландри толкнул ее к креслу в углу. — В конце концов, сэр, нам может понадобиться информация о Виксене из первых рук. — Взгляды Фландри и Уолтона встретились. — Думаю, она заработала себе право на место у самого ринга.

Какое-то время адмирал сидел не шелохнувшись, потом скривил губы.

— Вы неисправимы, — сказал он. — И избавьте меня от своего дежурного ответа «никак нет, меня зовут Фландри». Порядок, мисс Киттридж, но помните — все совершенно секретно. А коммандора Сугимото вам, капитан Фландри, представлять не надо.

Фландри обменялся рукопожатием с терранином, возглавившим первую вылазку к Ардазиру. Все сели. Фландри закурил сигарету.

— Сразу нашли местечко? — спросил он.

— Без труда, — ответил Сугимото. — С поправками, обеспечивающими сочетаемость их астрономических таблиц и наших, которые вы мне передали, а также после ваших объяснений их системы счисления это было элементарно просто. Их солнца нет в наших звездных каталогах, потому что они находятся по ту сторону темной туманности, а нами в том направлении никогда не проводилось исследований. Так что вы позволили нам выиграть не меньше года на поиски. Кстати, после окончания войны ученым предоставится интересная возможность заняться этой туманностью. Если смотреть на нее с противоположной стороны, то она слегка светится — там протосолнце. Никогда и не подумаешь, что популяция один, такая юная, находится в одной и той же Галактике, что и Сол, совсем по соседству. Похоже на каприз природы.

Фландри напрягся.

— В чем дело? — резко спросил Уолтон.

— Так, ничего, сэр. А может быть, и есть что-то. Не знаю. Продолжайте, коммандор.

— Нет смысла повторять все подробно, — сказал Уолтон. — Посмотрите потом полный отчет. Ваша общая оценка условий существования ардазирхо, полученная в результате допросов, полностью верна. Солнце — карлик класса А4 — действительно находится на расстоянии не более двенадцати парсеков отсюда. Планета — земного типа, но покрупнее, довольно засушливая и гористая, с тремя спутниками. По всем данным, а как они добываются, вам известно, здесь и тайные высадки на планету, и дальнее слежение с помощью телескопов, использование скрытых камер и допрос случайных представителей населения, гегемония урдаху установлена недавно, и их господство далеко от стабильного, непрочное.

— Один из наших ксенологов установил, что там произошло типичное восстание, — сказал Сугимото. — На мой-то взгляд, во всех его фильмах можно видеть просто скопища рыжих волосатых созданий в одного вида наряде, стреляющее из огнестрельного оружия по вполне современного вида крепости, защитники которой ходят совсем в другом наряде. Звуковая дорожка пока ничего не говорит, пока ваши ребятки не переведут, что на ней записано. Но ксенолог говорит, что есть масса признаков, доказывающих, что речь идет о восстании какого-то более отсталого племени против более цивилизованных завоевателей.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru