Пользовательский поиск

Книга Агент Терранской Империи. Содержание - 13

Кол-во голосов: 0

— Просто интересно, — ответил Свантозик. — Может, сработает снова, с другими людьми.

— Нет, не сработает. — Фландри сокрушенно покачал головой. — Здесь замешано личное. Я так думаю, что она решила, будто я предал ее первым. Зачем вам все это рассказывать?

— Мне говорили о том, что вы, терране, часто испытываете сильные чувства к лицам противоположного пола, — сказал Свантозик. — Мне говорили, что, случается, это приводит к совершению отчаянных, бессмысленных поступков.

Фландри устало потер ладонью лоб.

— Забудем об этом, — пробормотал он. — Только будьте добры к ней. Это-то вы можете сделать?

— Вообще-то, да. — Свантозик замолчал и какое-то время сидел, уставившись в пустоту, а потом прошептал: — Грядущие планеты!

— Что вы сказали? — Фландри даже не поднял глаз.

— Неважно, — поспешно проговорил Свантозик. — А я прав в своих предположениях, что вы, со своей стороны, питаете к ней ответное чувство?

— А это вас вообще не касается. — Фландри выпрямился Я слова эти просто прокричал. — Слышать об этом больше не желаю! Говорите о чем угодно, только не суйте свой мерзкий нос в мою жизнь!

— Значит, «да», — выдохнул Свантозик. — Что ж, давайте поговорим о другом.

Он с жаром поработал немного над Фландри, но не с таким остервенением, какое выказал человек в отношении Темулака. Было в его манере ведения допроса даже что-то рыцарское: все делалось с уважением, сочувствием, даже горькой симпатией к человеку, за душой которого он охотился. Пару раз Фландри удавалось перевести разговор на другие темы — они слегка коснулись напитков и верховой езды, обменялись несколькими скабрезными анекдотами, схожими в обеих культурах.

И тем не менее Свантозик охотился, так что эти несколько часов дались нелегко.

Наконец Фландри увели. Он был слишком измотан, чтобы многое примечать, но вели его, казалось, окольным путем, и под конец втолкнули в комнату, не очень отличавшуюся от кабинета Свантозика, вот разве что стояла в ней человеческая мебель и горело человеческое освещение. Дверь глухо захлопнулась за ним.

В комнате стояла Кит и выжидающе смотрела на него.

13

Сначала он подумал, что она вот-вот закричит, но девушка почти тут же закрыла глаза, затем снова их открыла, и они были сухие, словно выплакала она все свои слезы. Она шагнула ему навстречу.

— О Боже, Кит, — прохрипел он.

Она обвила его шею руками. Он прижал ее к себе, а взгляд его забегал по комнате, пока не остановился на маленьком, сделанном человеком ящике с несколькими клавишами, который он узнал. Он даже не удержался, чтобы не кивнуть головой, чуть-чуть, и неровно задышал, но все-таки полной уверенности у него не было.

— Доминик, дорогой… — губы Кит искали его губы. Он шагнул к койке, сел на нее и закрыл лицо руками.

— Нет, — прошептал он, — больше я не выдержу. Девушка села рядом, положила голову ему на плечо. Фландри чувствовал, что она вся дрожит, но произнесенные ею слова прекрасно подчеркивали спад напряжения:

— Отличное устройство, Доминик, для подавления «жучков». Ему хотелось откинуться на спину и изойти в ликующем крике. Ему хотелось стучать ногами, показывать «носики», ходить колесом по этой келье. Но он удержался, и только смешок сорвался с его губ, да и тот он тут же спрятал, прижавшись к ее щеке.

Он был почти уверен, что Свантозик обязательно установит электронное подслушивающее устройство. Разведчик, даже курсант, только тогда может расслабиться и говорить свободно, когда знает наверняка, что электронными или звуковыми средствами подавлена работа всякого рода подслушивающих устройств. Он, правда, подозревал, что скрытой камерой передается немое изображение, так что говорить они могли спокойно, а вот пантомиму им все равно придется разыгрывать.

— Как все прошло. Кит? — спросил он. — Туго пришлось? Она кивнула, но не разыгрывая из себя несчастную.

— Никаких имен давать не пришлось, — выдавила она из себя. — Пока что.

— Будем надеяться, что и не придется, — сказал Фландри. Тогда в убежище — сколько столетий прошло? — он сказал Кит: «Все это ерунда на постном масле. Я здесь делаю не более того, что сделал бы на моем месте любой опытный нелегал, а именно этим и будут заниматься люди Уолтона, как только их смогут забросить сюда. Есть у меня одна могучая идея. Очень даже может быть, что она нас погубит, а с другой стороны, можно будет нанести такой удар, что никакому флоту не под силу. Ну как, девочка, сыграем? Но такая игра грозит смертельной опасностью, или пытками, или пожизненным рабством на чужой планете. Однако хуже всего, что, не исключено, придется выдавать своих товарищей, называть врагу их имена, чтобы враг продолжал верить тебе. Хватит ли у тебя, Кит, мужества принести в жертву десятка два жизней ради всего мира? На мой взгляд, хватит, но… Такой жестокости я не могу требовать ни от одной живой души».

— Они привезли меня прямо сюда, — рассказывала Кит, так и не выпуская его из своих объятий. — Мне кажется, они сами толком не знают, что со мной делать. Несколько минут назад примчался как угорелый один из них, весь взмыленный такой, и приказал мне быть благосклонной к тебе. (Краска медленно залила ее лицо.) Если смогу — добиться от тебя сведений любыми способами, которые сочту возможными.

Фландри мелодраматически помахал кулаком в отчаянии, и, хотя лицо его было искажено, голос звучал спокойно:

— Чего-то такого я и ожидал. Я направил ход мыслей Свантозика, местной главной ищейки, на то, что доброе отношение ко мне какого-нибудь лица моей расы после жестокого допроса может заставить меня сломаться. Особенно если этим лицом будешь ты. Свантозик совсем не дурак, но ему приходится иметь дело с нами, чуждой ему расой, психологию которой он знает в основном из вторых рук, по поверхностным докладам. У меня то преимущество перед ним, что, хотя с ардазирхо я сталкиваюсь впервые, я всю свою жизнь имею дело с разнокалиберными и разношерстными чуждыми нам созданиями. И я уже понял, что общего у ардазирхо с рядом рас, которые в прошлом мне удавалось обвести вокруг пальца.

Девушка закусила губу, чтобы унять дрожь. Она смотрела на каменные стены, и Фландри знал, что в мыслях у нее километры туннелей, пусковые площадки и орудия, жестокие следопыты и пустыня, переход через которую не под силу человеку.

— Что же нам теперь делать, Доминик? — ее слова прозвучали неуверенно, испуганно. — Ты никогда мне не рассказывал, что же ты задумал.

— Потому что я и сам не знал, — ответил он. — А теперь, попав сюда, я подбираю мелодию на слух. К счастью, моя вера в то, что я всегда непременно упаду на ноги, доходит до абсолюта или близка к нему, если мне доводится совершить ошибку. Так что пока. Кит, дела у нас обстоят не так уж плохо — я выучил их основной язык, а ты проникла в их ряды.

— Они мне еще не доверяют.

— Не доверяют, а я и не надеялся, что они очень-то будут тебе доверять. Но не будем забывать о создании нашего зрительного образа. Я, конечно, не переметнусь на сторону противника только потому, Кит, что ты рядом, но, когда я здорово потрясен, я теряю благоразумие и привычную осторожность. Свантозик это проглотит.

Он снова прижал ее, и она жадно прильнула к нему. Он чувствовал, как восстанавливается в нем все его оскорбленное существо, как снова заискрился его мозг, выдавая планы, разбивая и отвергая их, порождая новые этаким фейерверком, в потешной чехарде.

Сидя у него на коленях. Кит все еще дрожала мелкой дрожью, и он ей сказал:

— У меня вроде есть идея, но нам придется действовать по обстоятельствам, так что надо договориться кое о каких сигналах, но это мы успеем. — Он почувствовал, как она вся напряглась в его объятиях. — Что такое?

— Ты все время, даже сейчас, думаешь только о своей работе? — тихо и с горечью в голосе спросила она.

— Отнюдь. — Он позволил себе слегка улыбнуться. — Просто я до чертиков люблю свою работу.

— Но все же… Не обращай внимания. Продолжай. — И она сжалась.

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru