Пользовательский поиск

Книга Агент Терранской Империи. Содержание - 10

Кол-во голосов: 0

— Представляете, — отвечала Кит, — мы с мужем последние три месяца не вылезали с Кряжа, а тут как услышали о вторжении, так и засобирались домой, вот только реки разлились, пришлось задержаться. Да и радио у нас барахлит, так что мы толком и не знаем, что там происходит.

— Много чего. — Водитель сплюнул за окно и пристально посмотрел на них. — А чего делать в горах в такое время года?

Кит не знала, что и ответить, и тогда спокойным голосом в разговор вступил Фландри:

— Вы уж никому не рассказывайте об этом, но как раз в эту пору у куцых мышкотов течка. Опасно, это факт, однако нам удалось набить варью шесть тайников.

— Гм… ну… да. Конечно. Так вот, когда будете в Гарте, то лучше не несите сами ружье в волчий штаб, а то сначала пристрелят, а потом спросят, с чем пришел. Положите его где-нибудь, да обратитесь к кому-нибудь из них, мол, не будет ли он так любезен сходить забрать ружье.

— Очень уж не хочется отдавать, — сказал Фландри.

— Если хочется рисковать, оставьте при себе, — сказал, пожав плечами, водитель. — Я в такие игры не играю. Я бился у Опаленной горы, а потом всю ночь пролежал ни жив ни мертв, пока эти воющие гады охотились за оставшимися в живых бойцами из нашей части. Потом, сам не знаю как, добрался до дома, и все — с меня хватит, у меня жена и дети, мне их кормить надо. — Он ткнул большим пальцем себе за спину. — Этим рейсом везу редкие земли. Волчье их купит, на комбинате в Хоблене изготовит приборы управления огнем и еще постреляет по кораблям Империи. Конечно, можете считать меня предателем, но вот поживете, увидите, как ваши друзья бегут, крича во все горло, по вашей улице, а следом за ними несутся стаей летучие змеи, хлопают крыльями, щиплются, лязгают зубами, а волчье вприпрыжку скачет следом, хохочет, тогда вот и решайте, захочется ли вам пройти через все это ради Империи, которая нас уже сдала.

— Сдала? — переспросил Фландри. — Я здесь слушал радио и так понял, что подходят подкрепления.

— И то верно, здесь они. У одного моего приятеля приличный приемник, так вот, когда подошли силы Уолтона, он стал следить за тем, как идут дела в космосе, потому что ему иногда удавалось перехватить кое-какие сообщения. Однако все быстро кончилось. А что еще может сделать Уолтон? Разве что бомбить нашу планету, где волки уже обустроились, откуда они уже получают себе припасы и снаряжение? Так если он пойдет на это… — свет от лампочки под потолком кабины отражался в капельках пота на лбу водителя. — Тогда конец придет Виксену, один пепел останется. Так что, приятель, моли Бога, чтобы терране не вздумали выбить ардазирхо с Виксена.

— А что там в космосе сейчас делается? — спросил Фландри. Он не ждал связного ответа. Человеку гражданскому, как и среднестатистическому бойцу, война представляется делом темным и непонятным, так что Фландри, можно считать, повезло услышать рассказ шофера.

— Приятель мой ловит передачи, которые ведет на нас терранский флот. Волчье, конечно, пытается глушить их, но слышно — я сам слушал, и знаете, почти не врут. Потому что дела — хуже некуда! Несут какой-то вздор насчет того, чтобы мы сохраняли мужество, вредили бы врагу, да… — Водитель выругался. — Виноват, мадам. Да сами увидите в Гарте, что к чему, и тогда поймете, что я обо всем этом думаю. Адмирал Уолтон заявляет, что его флот захватил несколько баз ардазирхо на астероидах, а эти вроде бы пытаются их отбить. Как видите, положение патовое — до тех пор пока волчье не наберется как следует сил. А они быстро набираются. А адмирал не может бросить все свои силы против них, потому что ему приходится еще и за Огром следить. Похоже, есть причины подозревать, что Имир в сговоре с Ардазиром. А имирцы помалкивают, сам знаешь, какие они.

— Знаю, — согласно кивнул головой Фландри. — «Если вы не верите нам на слово, что мы придерживаемся нейтралитета, то нет никакой другой возможности дать вам самим убедиться в этом, ибо Терранская Империя не в состоянии обследовать и частицы владений Рассеяния. А раз так, мы не собираемся тратить время на обсуждение данного вопроса».

— В точку, приятель, даже тон такой. Конечно, может, они поступают по-честному, а может, просто выжидают момент, когда Уолтон ослабит бдительность, и тогда набросятся на него.

Фландри посмотрел из окошка на небо. Равнодушно мерцали звезды, ничуть не заботясь о том, что уже на протяжении нескольких столетий какие-то пятнышки плоти считают их своими провинциями. Он увидел, что часть неба совершенно беззвездна, словно дыра в вековечность. По словам Кит, место это называется Заслонкой, а на самом деле это очень даже небольшая, но близко расположенная темная туманность. Ясная белая искра Ригеля в сердце мерсейской державы казалась еще более зловещей. А что там Огр, темно-желтая звездочка над макушками деревьев?

— А что, по-вашему, дальше делать? — Голос Кит почти не было слышно из-за рева двигателя.

— Даже подумать страшно, — ответил шофер. — Может, Уолтон на чем-нибудь сторгуется: или бросит нас здесь волчьей стае на съедение, или устроит так, что нас отправят на Терру, и пойдем мы по ней с сумой. Или затеет сражение в космосе… Но даже если он не нападет на их укрепления здесь, на Виксене, мы все равно останемся заложниками Ардазира. Так ведь? А то и имирцы смогут… Не знаю, мэм, я просто вожу свой грузовик, зарабатываю на этом и содержу свою семью. А пайки с каждой неделей, похоже, становятся все скуднее. Как видите, ничего не поделаешь. Так ведь?

Кит заплакала, тихонько и безнадежно, хлюпая носом, уткнувшись в плечо Фландри. Он обнял ее, и так они ехали до самого Гарта.

10

И снова ночь после короткого зимнего пронизанного грозами дня. Фландри и Эмил Брайс стояли в черном, как волчья яма, проулке, следя в почти непроглядной тьме за улицей. Дождь струился по их дождевикам. Не выдержав скопившейся во впадине воды, капюшон на голове Фландри протек, и вода лилась за шиворот, куртка намокала, но он боялся пошевелиться. Сейчас, того и гляди, пройдут ардазирхо.

Дождь гулко и размеренно барабанил по крутым островерхим крышам, булькал и журчал по водостокам, шелестел по мостовым погруженных в темноту улиц. Ветер уже совсем стих, но еще время от времени сверкали молнии. На мгновение в белом всполохе замерцала мостовая, вырисовались прилепившиеся друг к другу построенные из камня и дерева дома, окна которых были наглухо задраены ставнями, остов передающей вышки одной из автоматических метеостанций, разбросанных по всей планете, и тьма с новой силой сомкнулась, а громовые раскаты прокатились в безмерной выси.

Уже с полчаса Эмил Брайс простоял не шелохнувшись. Но, подумал Фландри, он же профессиональный охотник. Терранин почувствовал необъяснимую неприязнь ко всему цеху брайсовских коллег. Так нечестно, черт бы их всех побрал. Такое уж у них ремесло, что с детства приучены сидеть в засаде, выжидая зверя, а вот он уже чего-то продрог. Нет, вспотел, взопрел в своем дождевике.

С тротуара донесся звук шагов. У человека поступь другая, а тут не пятку ставили первой, а клацали подбитым подковами носком по тротуару. Подергиваясь в такт шагам, луч фонаря прорезал темноту слишком синим, резким для человеческого глаза светом. На лицо Брайса упали отраженные каплями дождя отблески света. Только губы шевелились на этом лице, и Фландри прочел написанный на нем страх. «Волки!»

Но он уже доставал из-под плаща игломет, а Фландри бесшумно надел на одну руку кастет, а другой дал знак Брайсу держаться позади. Первым пойдет он, Фландри, чтобы в темноте, под дождем выискать среди этих врагов с нечеловеческими лицами именно того, кто был ему нужен. Здесь даже по форме их не различишь — их у ардазирхо тьма, одеваются кто во что горазд.

Однако Фландри специально к этому готовился. Чтобы попасть в штаб оккупантов в Гарте, ему пришлось пожертвовать ружьем. Гарнизон противника в Гарте был немногочислен — несколько сот штыков на город с населением в четверть миллим она, но это компенсировалось наличием современного тяжелого вооружения — дистанционно управляемыми танками, скорострельными пушками — да и просто заявлениями о том, что всякий город, в котором люди вздумают бунтовать, немедленно подвергнется ракетному обстрелу. (Что и доказывал остекленевший кратер на месте, где раньше стоял Марсбург.) Гартский гарнизон обслуживал в основном посты наблюдения и установки противоракетной обороны в окрестностях города, но занимался также и сбором оружия у населения, обеспечивал работу заводов, выпускавших военную продукцию, и выискивал несмирившихся горожан, готовых продолжать борьбу. И Фландри решил, что комендант такого гарнизона должен располагать весьма обширными сведениями, к тому же он говорил на англике. Фландри хорошенько разглядел его, когда сдавал ружье, а в свое время Фландри натаскали в распознавании лиц, даже когда лица эти и не человеческие…

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru