Пользовательский поиск

Книга Агент Терранской Империи. Содержание - 6

Кол-во голосов: 0

Пол еще больше накренился, но Фландри успел отпрянуть и не свалился с койки. Пролететь при такой силе тяжести по каюте — ногу сломаешь. Накатывали громовые раскаты, на сохранившемся экране было видно, как клубы белого пара со свистом рвутся вверх по малиновому полю.

— Я плохо разбираюсь в таинствах науки, — сказал Фландри. Его грудная клетка ходила как мехи, пытаясь снабдить кислородом мышцы, с напряжением работавшие при такой силе тяжести, а ребра казались налитыми свинцом, — но, как я понимаю, происходит вот что. Мы поддерживаем безумно высокую в условиях Юпитера температуру, от которой лед тает, и мы мягко опускаемся в айсберг.

— А это разумно, сэр? — спросил Чайвз.

— Наши воздухоочистители все еще действуют, — продолжал Фландри. — Не так уж здесь и душно. Так что о воздухе можно пока не беспокоиться. — Его невозмутимость лопнула, он ударил кулаком по стене и процедил сквозь зубы: — Как мы беспомощны! Не можем выйти из каюты, ничего не можем — только сидеть и ждать!

— Надо посмотреть, сэр. — Чайвз, тонкое лицо которого перекосило расплющивающее притяжение, медленно двинулся к тюку с инструментами и приборами, пощупал его. — Нет, сэр. С сожалением должен констатировать, что радиостанцию я с собой не взял. Мне представлялось, что связь мы будем поддерживать через пилота. — Он помолчал. — Даже если бы нам удалось передать сигнал, то любой имирец, осмелюсь заявить, непременно принял бы его за случайную атмосферную помеху.

Фландри каким-то образом удалось встать на ноги. Он почувствовал приятное легкое щекотание нервов.

— А что у нас есть? — спросил он. За стенами корабля в ответ ему прогремел Юпитер.

— Разные устройства, сэр, для обнаружения военных установок. Пара скафандров. Легкое оружие. Ваш набор взломщика, хотя, должен признаться, я весьма не уверен в его ценности в данных условиях. Микромагнитофон.

— Минутку!

Фландри прыгнул к слуге, но пол поплыл у него под ногами, и его понесло к дальней стене. Чайвз, выбросив хвост, остановил полет Фландри. Пошатываясь, Фландри встал на четвереньки и пополз в тот угол, где горбился шалмуанец.

Он даже не удосужился посмеяться над собственной рассеянностью. Сердце колотилось в бешеном ритме.

— Минутку, Чайвз, — сказал он. — Ведь есть же переходный тамбур. Раз его защищает силовая оболочка, он, должно быть, целехонек, а у него такие механизмы, что могут открыть клапаны даже при теперешнем давлении снаружи. Конечно, самим нам через них не выбраться, да и наши скафандры там расплющит в лепешку, но мы можем заняться механизмами тамбура. Если рассуждать логично, то они должны входить в систему обеспечения земных жизненных условий. С помощью имеющихся у нас инструментов мы вполне можем наладить простой рабочий цикл. Сначала открывается выпускной клапан, затем он закрывается, воздух Юпитера отсасывается из камеры, а вместо него подается терранский. Потом выпускной клапан снова открывается… Ну и так далее. Понял?

— Нет, сэр, не понял, — ответил Чайвз. Его желтые глаза от смертельной физической усталости подернулись туманной дымкой. — У меня голова совсем слабой стала. Мне очень жаль…

— Да получится сигнал! — завопил Фландри. — Мы подаем струю кислорода в водородно-метановую атмосферу и воспламеняем полученную смесь в камере тамбура с помощью электрической искры. Бамс! Вспышка! Довольно слабая и, на наш взгляд, голубоватая, но любой имирец за десятки километров отсюда увидит ее столь же яркой, какой мы видим вспышку магния. Будем повторять вспышки в устойчивом режиме, каждые четыре-пять минут. Если имирцы не железобетонные, им будет весьма любопытно узнать, что здесь такое, а когда они увидят, что на айсберге произошло крушение, они догадаются, что нам нужно и…

Его голос смолк, а Чайвз уныло проговорил:

— А мы можем так тратить кислород?

— Нам придется это сделать, — ответил Фландри. — Мы пожертвуем сколько сможем, а потом приостановим подачу сигналов. Если через несколько часов после этого никто не появится, мы пустим половину оставшегося запаса на наш прощальный фейерверк. — Он сделал последнюю затяжку, тщательно загасил сигарету и с трудом поднялся.

— Идем работать. Терять-то нам вроде нечего? Пол задрожал — за бортом грохотало и рушилось. По экрану поползло дымчатое зеленое облако свободных радикалов и, влекомый нескончаемыми штормовыми ветрами Юпитера, пронесся красный айсберг.

Фландри бросил взгляд на Чайвза и сказал, силясь улыбнуться:

— Милашка ты, да вот беда, красавицей не назовешь тебя. — И, помолчав немного, добавил со вздохом: — А впрочем, ничего не попишешь. При данных обстоятельствах.

6

«…И вот в самый что ни на есть критический момент в доказательство того, что боги, понятное дело, мне благоволят, пришла помощь. Какие-то имирцы засекли наши вспышки. Выяснив, что к чему, они убрались восвояси, чтобы вернуться на другом корабле, оснащенном силовой оболочкой, на который мы и перенесли свою чуть теплую плоть. Нет, Джуниор, я не знаю, что имирцы делали в районе Большого красного пятна. Им там, должно быть, тоже чертовски сыро и зябко. Ну а я правильно сообразил, что у них непременно должна быть метеорологическая, научно-исследовательская или еще какая станция для ведения наблюдений, как и у нас в тех районах, которые больше всего влияют на погоду на Терре.

Правитель Тхуа и не подумал извиниться. Он даже пропустил мимо ушей требование моего слуги немедленно посадить подлого Хоркса на кол из красного льда и ограничился заявлением, что впредь приезжающим будут давать другого сопровождающего (кто их различит?), что он здесь ни при чем и не намерен заставлять имирцев тратить свое время на расследование, наказание или вообще какие-то дальнейшие действия. Он сослался на статью договора, согласно которой он не обязан оказывать нам содействие, и все посещения планеты производятся приезжими на свой страх и риск.

Тот факт, что кто-то из имирцев пришел нам на помощь, доказывает, что заговор против Терры, если таковой вообще существует, не охватывает все население Юпитера. А вот в том, что враждебно настроенные нам лица занимают высокие посты в правительстве (если таковое, в нашем понимании слова, имеется), у меня нет ни малейших сомнений.

Приведенное выше краткое резюме призвано облегчить дальнейшую работу. Распечатка стенограммы всех переговоров, исполненная согласно грубому приказу, прилагается.

Да, малыш, ты можешь идти на все четыре стороны».

Фландри выключил магнитофон. Он мог доверить своей личной секретарше при составлении рапорта по всей форме подчистить что надо. Хотя лучше бы она этого не делала.

Он откинулся на спинку кресла, закинул ноги на стол, выпустил дым через нос и исподлобья посмотрел сквозь прозрачную стену своего кабинета на улицу. Адмиралтейство сверкало легкими, сказочными шпилями мягких тонов, тянувшимися к яркому весеннему небу Терры. Чтобы обеспечить защиту пространства протяженностью в четыреста световых лет, нужны были миллионы кораблей, а это значит — миллионы политиков, ученых, инженеров, стратегов, тактиков, руководителей, конторских служащих… А у тех семьи, и всем нужны пища, одежда, кров, школы, развлечения. Так что Адмиралтейство имперского флота стало городом по праву. «Чертов ведомственный городишко», — подумал Фландри. И все-таки, когда в конце концов загрохочут посланные из космоса бомбы, когда разнесется вой варваров над развалинами домов, а дым от горящих книг скроет тела людей в изодранной яркой форме, то есть когда придет Долгая Ночь — а она непременно придет, через сто или тысячу лет — какая разница? — чего-то прекрасного и изысканного лишится Вселенная.

Ну и черт с ней. Продержалась бы еще чуть-чуть цивилизация, чтобы успел Доминик Фландри вкусить вина новых марок, расцеловать побольше девочек, поноситься верхом, спеть балладу-другую. И будет с него. По крайней мере он не смел надеяться на что-то большее.

Зажужжал коммутатор внутренней связи:

— Адмирал Фенросс хочет видеть вас немедленно, сэр.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru