Пользовательский поиск

Книга Агент Терранской Империи. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

— Если Сиракс станет нашим, — сказал Айхарайх, — это с вероятностью, равной семидесяти одному проценту, ускорит сроки крушения гегемонии терран на столетие — плюс-минус десяток лет. Таков приговор наших компьютеров, правда, сам я считаю веру в них нашего Верховного командования наивной, хотя и весьма трогательной. Однако до предсказанной даты падения Терры остается еще сто пятьдесят лет. Так что я просто диву даюсь, чего это ваше правительство так разволновалось.

Фландри пожал плечами.

— Некоторые из нас относятся к своей планете чуть сентиментально, — грустно ответил он. — И потом, конечно, мы не можем сидеть сложа руки и ждать, когда по нам начнут палить.

— И тут, как всегда, опять эта ваша человеческая психология, — сказал Айхарайх. — В вас заложены такие инстинкты, что вы не можете принять саму идею смерти. Вот лично вам — а вам известна подноготная всего творимого в мире — не кажется, что слово «смерть» звучит как-то вульгарно, не совсем по-джентльменски?

— Может быть. А как бы вы это назвали?

— Завершением.

Их разговор перешел с частных вопросов на общие. Фландри никогда не доводилось встречать никого другого, с кем бы можно было вот так поговорить. Когда Айхарайх хотел, он мог быть и мудрым, и знающим, и бесконечно добрым, а мог и стегануть жгучей остротой по напыщенной имперской физиономии. Разговор, в котором время от времени затрагивались вечные вопросы, был сродни исповеди. Сам он, не будучи человеком, не судил поступки людей, хотя вроде бы понимал лежащие в их основе желания.

Наконец с явной неохотой Фландри извинился, сказав, что ему надо идти. «Довольно, — сказал он сам себе, — работа есть работа». Поскольку госпожа Диана старательно его избегала, он сманил в одну из свободных комнат какую-то рыжеволосую девушку и, сказав ей, что вернется через десять минут, проскользнул по служебному коридору. Случись какому-нибудь мерсейцу заметить, каким образом он исчез, вряд ли тот будет дожидаться его здесь час или два, а может, не признает и девушку, — когда ей наскучит ждать, она сама найдет дорогу в танцевальную залу, — поскольку для нетренированного нечеловеческого глаза все люди были на одно лицо, а здесь уже набралось не менее тысячи гостей.

Прикрытие его ухода получилось каким-то жалким, но ничего лучшего он придумать не мог.

Фландри вернулся на яхту и поднял Чайвза.

— Домой, — сказал он. — Жми на всю катушку. Иди на сверхсветовой, если справишься в пределах Солнечной системы с этой неуклюжей раззолоченной посудиной.

— Так точно, сэр, справлюсь.

При полете на сверхсветовой ему понадобятся не часы, а считанные минуты, чтобы попасть на Терру. Превосходно! Может, и впрямь удастся устроить Айхарайху завершение.

Но куда больше Фландри надеялся, что попытка не удастся.

3

Над Северной Америкой, где находились службы вице-адмирала Фенросса, как раз стоял день, хотя это было не существенно. Если бы разведка не работала двадцать четыре часа в сутки, Фландри вытащил бы своего начальника из постели, что он, по правде говоря, и предпочел бы сделать.

Впрочем, он и так наделал порядочно шума. Заставив Чайвза, в нарушение всех правил, направить яхту наперерез всем потокам движения над Адмиралтейством, он выиграл час. В комбинезоне, натянутом поверх вечернего костюма, он вынырнул на гравилете из переходного тамбура, спустился до сорокового яруса башни, которую занимала служба разведки. Пока воздушные регулировщики занимались его яхтой, сам Фландри препирался с дежурным морским пехотинцем.

Глядя на дуло бластера, он сказал:

— Да вы же меня знаете, сержант. Пропустите. Срочное дело.

— Лицо ваше мне вроде бы знакомо, сэр, — отвечал морской пехотинец, — но лицо можно изменить, а без пропуска я никого не впущу. Так что постойте тут, а я вызову патруль.

Фландри начал подумывать, не прорваться ли силой, но имперские морские пехотинцы не хуже его владели приемами дзюдо. Черт бы его побрал, так еще час можно потерять, пока будут устанавливать личность! Подождите-ка. В памяти что-то щелкнуло, и все встало на свои места.

— Вы — Мохандес Паркинсон, — сказал Фландри, — и у вас четверо очаровательных детишек, жена отчаянная однолюбка, и в прошлом месяце вы играли в шашки го у мадам Сефейд.

Пушка в руках сержанта Паркинсона сдвинулась в сторону.

«Во дает», — подумал сержант, а вслух сказал:

— Чего-то я не пойму, о чем вы!

— Доска для игры в го у мадам Сефейд метров этак двадцать на двадцать, — продолжил Фландри, — а пешками тут служат девочки. И вот как-то в одной партии… Это вам ничего не напоминает, сержант? Я как раз там был, следил за игрой, и я уверен, ваша жена будет просто счастлива услышать, на какие подвиги вы еще способны.

— Шантажист, — поперхнулся Паркинсон. — Проходите, — и, вздохнув, добавил: — Сэр.

Капитан Фландри ухмыльнулся, шлепнул сержанта по каске и быстро прошел в здание.

В отличие от большинства других начальников, у Фенросса в приемной не было красивой секретарши. Механический голос поинтересовался у пришедшего о роде его занятий. «Герой я», — ласково ответил Фландри. Робот сообщил, что адмирал Фенросс занят в связи с тревожным развитием событий, на что Фландри возразил, что он озабочен тем же, и его впустили.

Фенросс посмотрел на него, не вставая из-за стола. Щеки ввалились, ему явно нездоровится, глаза хоть и воспалены, но позволили разглядеть, как в них на миг вспыхнула ненависть.

— А, это вы, — проговорил он. — Так что же, капитан, заставило вас прервать маленький тет-а-тет с вашими мерсейскими друзьями?

Фландри сел и достал сигарету. Его не удивляло, что Фенросс приставил к нему соглядатаев, но это вызывало раздражение. «А с чего, черт возьми, началась меж нами распря? — размышлял он. — А просто с того, что я связался с той девчонкой. Как бишь ее звали? Маржори? Маргарет? Неужели только оттого, что еще в те времена, когда мы вместе учились в военном училище, я перехватил у него девчонку? Ну, пошутил я. Не такая уж она и красавица была, несмотря на все ухищрения биоваяния».

— У меня новости с такого пылу-жару, что их никак нельзя было передать обычными средствами связи, — начал он. — Я только что узнал…

— Вы в отпуске, — буркнул Фенросс. — Вам здесь совершенно нечего делать.

— Как? Послушайте, там Айхарайх! Собственной персоной. На «Хрустальной Луне».

У Фенросса дернулась щека.

— Я не принимаю неофициальных докладов, — сказал он. — За Альдебараном дело идет к взрыву. А если вы считаете, что вам удалось что-то выдающееся, направьте отчет по обычным каналам.

— Но… Ради Бога! — Фландри вскочил с места. — Адмирал Фенросс, сэр, или как еще по-вашему я должен к вам обратиться, он улетает из Солнечной системы всего через несколько часов. Чартерным рейсом. Мы не можем тронуть его в имирских владениях, ну а если перехватить его по дороге оттуда… Он, конечно, что-нибудь измыслит, и засада может не удаться, но, клянусь бородой моей бабушки, заполучить Айхарайха поважнее, чем уничтожить мерсейский флот!

Фенросс протянул заметно дрожавшую руку, взял маленькую коробочку и вытряхнул из нее таблетку.

— Сорок часов не спал, — пробормотал он. — И вы двинулись на этой яхте… До меня это просто не доходит, капитан, даже при сложившихся обстоятельствах. — Он снова поднял глаза на Фландри, они хитро блеснули. — Конечно же, если вы хотите прервать свой отпуск…

Какое-то мгновение напрягшийся Фландри стоял и смотрел на сидящего за столом ненавидевшего его человека. Память опять воскресила прошлое. «Когда я порвал с той девчонкой, она и впрямь слегка свихнулась, а потом вроде бы погибла в катастрофе на Венере, когда какая-то пьяная компашка перелетала через Пилу. Что-то такое я слышал об этом. А Фенросс так в жизни больше ни на одну женщину и не взглянул». Он вздохнул:

— Сэр, докладываю вам о том, что я приступаю к исполнению своих обязанностей. Фенросс кивнул:

— Когда будете уходить, введите эту информацию в робот. А для вас у меня есть работа.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru