Пользовательский поиск

Книга Heaven: Сборщики пепла. Содержание - ЭПИЛОГ

Кол-во голосов: 0

Далекий гул становился все громче и очень скоро превратился в истошный звенящий вой, по двору станции закружил вихрь, снежная крошка, пыль и мелкий мусор, поднятые винтами. Но Зих уже не слышал этого гула. Стало вдруг необыкновенно тихо, и в этой тишине его позвал очень знакомый женский голос. Зих повернул голову и увидел Лизу — она стояла совсем рядом от него, юная, красивая, с сияющими глазами.

— Зих! — позвала она и улыбнулась ему. — Зих!

Охотник попробовал улыбнуться. С трудом разлепил веки, на которых повисла свинцовая усталость близкой смерти, снова увидел Лизу. Но теперь она была не одна. Рядом с женой стоял Ленька. А чуть дальше, ближе к стене станции — отец и мать. Они тоже звали его, Зих видел, как шевелятся их губы, как они произносят его имя. И еще — он узнал их! Увидел в мельчайших подробностях их лица: молодые, красивые, такие же, как сорок лет назад. Но не им он отдал свой последний взгляд. Дальше всех его незабвенных, в воротах станции стоял крошечный мальчик в огромных валенках, в синтетической синей куртке и в огромном женском платке на голове — двухлетний Егорка Чигарев. С тем самым плюшевым мишкой в руках. И он не звал его. Он просто ждал, когда Зих сам придет к нему. Улыбался и ждал, когда все это кончится. Когда все кончится. Когда все…

ЭПИЛОГ

До начала комендантского часа оставалось не больше пятнадцати минут. Командир второй роты особого отряда номер 505, капитан Ермолаев отворил дверь караулки, выглянул наружу — на улице начался мелкий снег. Взяв со стола автомат, капитан щелкнул тумблером системы обогрева на поясе своего стелс-комбинезона и скомандовал своим людям, коротавшим время за игрой в карты.

— Пошли!

На улице Баррикадной было тихо и пустынно, как обычно — никого. Ермолаев повел свой патруль мимо брошенный мертвых домов в сторону площади Чехова, к универмагу "Сибирь". И там они заметили человека — неизвестный шел быстрым шагом со стороны Советского проспекта к универмагу.

— Стоять! — приказал Ермолаев, и человек сразу остановился. Капитан подошел ближе, посветил фонариком в лицо бродяге. Мужчина лет пятидесяти, с изможденным давно не мытым лицом, заросшем сивой щетиной, испуганно закрыл глаза рукой.

— Капитан Ермолаев, вооруженные силы Объединенного Комитета, — сказал офицер. — Кто таков?

— Черный ангел! — воскликнул мужчина, и лицо его сразу просветил неподдельный восторг. А миг спустя он упал на колени и протянул к капитану руки. — Черный ангел!

Опять один из этих сумасшедших, подумал Ермолаев, глядя на странного мужика. Хоть и безобидные, они уже начинают действовать ему на нервы. Каждую ночь одно и тоже, обязательно натолкнешься на одного-двоих из этих придурков, которые даже не в состоянии внимательно прочитать приказы коменданта, расклеенные на стенах.

— Ты что, из Наследников? — спросил он, хотя прекрасно понимал, что вопрос бессмысленный, и так все понятно.

— Воистину! — Мужчина поднял руки к небу. — Я один из слуг Божьих, господин. Шел в поисках общины, где мог бы провести ночь, и заблудился.

— Тут ночью небезопасно, — сказал капитан. — Собак полно. Жизнь не дорога?

— Господь охраняет всякого верного Ему, — с жаром фанатика заявил мужчина.

— Охраняет, но не всегда береженого Бог бережет, запомни, — Ермолаев посмотрел на часы. — Ладно, дергай отсюда. И учти, что до начала комендантского часа осталась пара минут. После одиннадцати часов вечера передвижение для гражданских по улицам запрещено, понял, блаженный? Нарушишь приказ, наживешь себе проблемы.

— Я все понял, господин! Спасибо, господин! — с замиранием в голосе сказал мужик, поднялся с колен и быстрым шагом направился в темный переулок за универмагом.

— Идиоты! — с раздражением пробормотал Ермолаев и знаком велел патрулю идти за собой.

Когда военные ушли с площади, сектант вышел из переулка, осмотрелся и быстрыми перебежками, стараясь держаться темных участков улицы, добрался до большого полуразрушенного четырехэтажного сталинского дома, на первом этаже которого до Катастрофы располагался единственный в городе фирменный магазин "Океан", торговавший рыбой и морепродуктами. Оглядевшись, мужчина перебежал улицу, нырнул во двор дома, зашел в первый подъезд, потом во второй. Нужная ему квартира находилась здесь, на первом этаже. Ни окон, ни дверей, ни мебели в квартире давно не было — все сломали и утащили на топливо для костров и печей. Но человек зашел в квартиру не ради ночлега. В прихожей он достал из своей потрепанной клеенчатой сумки красную "Книгу Завета", безжалостно оторвал у нее переплет. Между книжным блоком и переплетом оказалось устройство, похожее на очки без оправы с широкими плоскими дужками из темного металла. Человек надел эти очки, нажал крохотную кнопку на дужке — теперь он мог видеть в темноте.

Из прихожей мужчина прошел в большую комнату, а оттуда в детскую. Нужное ему место находилось здесь — большая куча строительного мусора и разного хлама в углу, слежавшаяся за долгие годы чуть ли не до каменного состояния.

После долгих поисков человек нашел в кухне ржавый, незамеченный мародерами кухонный нож, вернулся в комнату и начал раскапывать груду мусора. Копал он долго, терпеливо, пока, наконец, не увидел черный пластиковый пакет. Сердце у мужчины тревожно забилось, он с удвоенной энергией начал ковырять мусор вокруг пакета, пока не смог вытащить его из кучи. В пакете оказался потрепанный плюшевый мишка с красным бантом на шее и без одного глаза. Мужчина вздохнул, как человек, который собирается прыгнуть в ледяную воду, взял медведя, ножом распорол спинку игрушки и запустил в наполнявший медведя холофайбер руку — а потом снова вздохнул и закрыл глаза.

— Есть! — прошептал он.

Секунду спустя он извлек из разорванной игрушки два блю-рей диска в футлярах. Диски были помечены буквами "А" и "Б". Это был полный архив исследовательской группы профессора Дроздова.

Майор Бескудников еще несколько секунд смотрел на диски, как зачарованный. Потом вздохнул в третий раз, расстегнул свою драную собачью доху и сунул диски во внутренний карман надетой под доху куртки. Из другого кармана куртки он извлек маленькую металлическую фляжку с коньяком, наполнил колпачок и прошептал:

— Царствие тебе небесное, Егор Антонович Чигарев, и светлая память тебе и отцу твоему. И тебе вечная память, Виктор Ильич Дроздов. Всех вы спасли. Никогда вас не забудем.

Смыв коньяком застрявший в горле ком, Бескудников спрятал фляжку и вышел из квартиры. Не снимая очков, добежал до противоположного конца двора, а там, через узкий переулок вышел на улицу Пионерскую и очень быстро нашел открытый канализационный люк, в который и спустился. В люке находился выход в главный городской коллектор.

Если бы не очки ночного зрения, майору пришлось бы гораздо труднее найти верную дорогу в этом переплетении тоннелей и дренажных труб. Но очень скоро он увидел впереди огни фонарей, а потом — две фигуры, которые сразу двинулись ему навстречу.

— Батя! — воскликнул Бескудников-младший. — Нашел?

— Нашел, мальчишки, — впервые за много лет майору хотелось плакать от радости. — Теперь живем, понимаете, живем!

— Мы проверили пути отхода, товарищ майор, — сказал подошедший лейтенант Небогатов. — Все чисто, можем выдвигаться.

— Держи, батя, — Бескудников-младший протянул отцу свой пистолет.

— Погодите, пацаны, курить хочу, мочи нет. Сигареты взяли?

— Так точно, — Небогатов протянул майору пачку "Явы". Майор зажег сигарету, жадно затянулся. Табак отдавал плесенью — еще бы, сколько лет пролежал где-то на складах. Спасибо, хоть такой есть. Небогатов тоже закурил. Бескудников-младший был некурящим.

— А третьим будет Зих, — сказал майор. Зажег еще одну сигарету и положил на выступ стены коллектора. Курили они долго, чинно, пока не увидели, что сигарета на выступе дотлела почти до фильтра. И только после этого Бескудников дал команду выдвигаться. Сборщики пепла выполнили свою работу.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru