Пользовательский поиск

Книга За Русь святую!. Содержание - Глава 34.

Кол-во голосов: 0

А через мгновение, показавшееся вечностью, из окон здания вырвалось пламя, изрыгнувшее деревянные щепы, осколки стекла и кроваво-красное нечто, о котором Василий Михайлович старался не думать.

- Пошли! Пошли! - Аксенов рванулся к "гренадеру". Тот еще был жив, хотя жизнь задержалась в нем на минуту-другую, не более. Подпоручик по войне знал, что ранение в живот - самое опасное. Помочь здесь было нечем. Санитары пойдут только с основными силами: таков был приказ.

- А какой фейверк я им задал, а, Ваше благородие? - через силу улыбнулся человек, не доживший каких-то часов до русского триколора, развевающегося над султанским дворцом.

- Это был лучший фейерверк, который я только видел. Ну а…

- Ваше благородие, дочку с женой моих найдите. В Саратовской губернии, село Нечаевка, Мироновых спросите… Мироновых.

Кровь пошла горлом. Легкое…

- Найду, найду. Эй, останьтесь с ним кто-нибудь! Чтобы никакая сволочь турецкая не тронула георгиевского кавалера! Это приказ!

И снова беготня по кварталам, штурм домов, в которых укрывались вооруженные защитники города, захват основных точек, телеграфов, почтамтов, рынков, отделов местной полиции. В общем, рутина войны…

Глава 34.

Сергей Минаев во главе смешанного отряда повстанцев и русских солдат остался на батареях, руководить земляными работами. Благо, транспорты потихоньку подвозили инженеров, а несколько "Муромцев" решили использовать как летающие транспортники. Хоть и могли они поднять сравнительно немного, но это был вклад в общее дело. К тому же они действовали более оперативно, нежели корабли, подвозя ящики с патронами для пехоты.

Со стороны Стамбула больше не доносилось ни звука. Похоже, бои за город сместились от предместий к центральным кварталам. Лишь изредка корабельная артиллерия или минометы делали залп-другой по Царьграду и надолго умолкали. А пехота вгрызалась и вгрызалась в землю. Потихоньку вырастали ряды окопов, которые вот-вот должны были обрасти колючей проволокой.

- Это ж творится в честном мире! - над позициями отряда Минаева разнесся гулки бас Николая Панько. - Уселся, значится, тут наш Сергей и носу не кажет, а?

Химик был в своем репертуаре, разыгрывая из себя лихого малоросса, потомка запорожских казаков. А в широких ладонях уже был зажат объемистый саквояж, добытый химиком неведомо где.

- Поосторожней, пыльно. Все-таки не песочные замки строим, а копаем, - Минаев хмурился. Он вообще был не из самых жизнерадостных людей. Да, и в самом деле, откуда радость может появиться, когда прямо под боком войска уже штурмуют (если это действо вообще можно было назвать штурмом) Стамбул, а Сергею досталась доля землекопа.

- Брось ты, скоро здесь станет совсем даже не пыльно, а людно! - Николай как-то сразу напрягся. - Только что от летчиков. Говорят, к утру или даже к полуночи стоит ждать много-много гостей. Этак с дивизию турок и немцев из-под самой Смирны. Идут на огонек, да, хотят нанести визит вежливости, узнать, как мы тут устроились, не нужно ли чего-нибудь для сугреву…Чего улыбаешься, Минаев? От, бисовское племя…

Химик решил, что роль потомка запорожцев надо все-таки доиграть. Надо, надо, для поднятия настроения и боевого духа. А Сергей радовался тому, что и для него дело найдется. Все-таки сколько раз он мечтал сойтись в настоящем бою с проклятыми турками, которые у него уже второй месяц сидели в печенках. Надоело ему отсиживаться по всяким "училищам" для повстанцев и встречать гостей из Крыма, отвлекая патрульных.

- Ну ладно, ось прально, а я пойду-ка…

- Николай, постой. Ты как думаешь, наши там справятся? - Минаев махнул рукой в сторону Царьграда. - Не слишком ли это легко?

- Говоришь, Сергей, легко? Готовиться к этой операции года два, проливать кровь сотен тысяч людей, изматывать Центральные державы, штурмовать Трапезунд, консервировать Черное море, лишать Порту угля - это легко? А ты знаешь, что сейчас в Галиции и в Прибалтике наши фронты перешли в наступление, единым ударом надеясь решить исход этой войны? Ты думаешь, легко думать о том, что от нашей победы зависит общая победа? Нет, Сергей, это совсем не легко…

Уже третий и последний эшелон десанта, две дивизии из Одессы и одна из Батума, высадился на берег. Новички удивлением поглядывали на практически нетронутые батареи, оказавшиеся в руках кирилловцев. С одобрением смотрели на окопы, избороздившие берег Босфора от пригородов Стамбула до Черного моря. Эти укрепления, вообще-то, могли и не понадобиться в случае успешного занятия Царьграда. Шедшая из Смирны турецкая дивизия должна была по всем законам здравого смысла первый удар направить на саму столицу, забыв о занятом русскими побережье. Но вдруг город не удастся удержать и придется бороться за удержание захваченного плацдарма на азиатском берегу? Здесь противник, даже если сможет благодаря невероятному стечению обстоятельств, выбить наш десант из Константинополя, обломает зубы и положит весь строевой состав измирской дивизии.

Примерно через полчаса после разговора Минаева с Панько пришел приказ прекратить рытье окопов и войти в предместья Стамбула. Похоже, воздушная разведка все-таки выяснила, что турки движутся прямо на столицу. Предстояло их остановить. Как сообщили, "землекопов" уже ждал Второй полк Морской дивизии, укрепившийся в юго-восточных пригородах Царьграда.

Выступили со всей возможной поспешностью, чуть ли не бросая на ходу саперные лопаты и бегом направляясь, обгоняя друг друга, в турецкую столицу. Офицеры и унтеры кое-как навели порядок, хотя и сами были не прочь последовать примерно нижних чинов. Все-таки - Стамбул!!!

Стамбул…Его пригороды представляли сейчас жалкое зрелище. Хотя у врага и не было времени, да и возможности, организовать настоящую оборону, но бои здесь шли жаркие. Множество домов было повреждено или лежало в руинах. Местные жители боялись появляться на улицах или же давным-давно скрылись. Кое-где еще раздавались одиночные выстрелы и редкие взрывы: выкуривали последних защитников.

А на улицах и пустырях, обращенных к юго-востоку и югу, кипела бурная работа. Солдаты сносили все, из чего можно было сколотить баррикады, некоторые пытались вырыть нечто вроде окопов. Времени, правда, в распоряжении у наших оказалось не так уж много. В удобных местах раскладывали минометы, на баррикады и в дома ставили пулеметы. Расчищали пути отхода и уже присматривались, где бы удалось легче всего создать вторую линию обороны. С радостью встретили подошедшие с Босфора части - дополнительные рабочие руки и людей для обороны.

- По моим сведениям, турецкие силы, наступающие из Смирны, примерно равны количественно нашим частям, занявшим эти кварталы. Как думаете, сунутся? - подполковник Дерипасов, командир Второго полка Морской дивизии, устроил военный совет прямо тут же, на баррикадах. Участникам боев в Петрограде это все до боли напоминало февральские события.

- А куда денутся? Неверные сражаются на улицах Истанбула! Турецкие командиры будут всеми правдами и неправдами гнать солдат на штурм, лишь бы получить возможность прогнать нас отсюда, - высказался Минаев.

- Поддерживаю. Это сердце Османской империи. Потерять его - значит потерять всю империю. Турки будут упорно штурмовать город, - высказался какой-то капитан, командовавший кирилловцами.

В Лейб- гвардии Кирилловский полк в середине марта начали принимать с фронта особо отличившихся рядовых и офицеров. Кирилл Владимирович хотел создать из этой части настоящую гвардию, в который служили бы люди, прошедшие огонь и воду, верные России. Такие были очень нужны, и потому на всех фронтах по приказу Главковерха отбирались те, кому в будущем предстояло носить с гордостью погоны Лейб-гвардии Кирилловского полка. Именно потому часть, созданная по инициативе офицеров и солдат, поехавших в Ставку вместе с Сизовым, за последние два месяца выросла едва ли не втрое. Кирилл благодаря этому смог отправить в Стамбул надежных людей, оставив в Могилеве только четыре роты гвардейцев.

100
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru