Пользовательский поиск

Книга За Русь святую!. Содержание - Глава 29.

Кол-во голосов: 0

Сикорский уже загорелся этой идеей. Да, каков масштаб, какой полет мысли!

- Все необходимое Вам будет предоставлено. Проблема, конечно, с пилотами. Придется собирать все наличные авиадивизионы.

"Но тогда возникнет проблема с обеспечением секретности, вряд ли противник не узнает о том, что все самолеты разом исчезли в местах их базирования. Сразу же зададутся вопросом, собственно, куда они делись. И вычислят рано или поздно Крым. А додуматься, против кого или чего можно использовать этакое немаленькое по нынешним меркам количество самолетов немудрено…Интересно, я уже стал думать об этих временах - "нынешние"…Привыкаю" - размышлял Сизов.

- Карт-бланш, Ваше Высочество? Постараюсь не подвести. Во имя Отечества, монархии и Бога, я это сделаю! - Сикорский церемонно поклонился. Взыграла польская кровь потомков крылатых гусар и хозяев гигантских просторов от Балтики и до Черного моря. Только это все было в прошлом…

Глава 29.

Вечером предстояло еще одно собрание, в "узком кругу". Кирилл решил, что заседания правительства не подходят для создания по-настоящему рабочей обстановки и дельного обсуждения. На этот раз "на ковер" в кабинет Великого князя прибыли Георгий Гинс, премьер Михаил Родзянко, министр юстиции Василий Шульгин, министр финансов Михаил Терещенко, обер-прокурор Владимир Львов и министр просвещения Александр Мануйлов с министром земледелия Александром Кривошеиным.

Министры и обер-прокурор слабо понимали, зачем устраивать еще одно, какое-то выхолощенное заседание, но все-таки явились все вовремя, перешептываясь по поводу причин созыва Совета министров в таком урезанном составе.

- Господа, думаю, все удивляются, зачем я Вас здесь собрал. Однако же Вы все скоро поймете. Сегодня проходило лишь формальное заседание правительства. Сейчас же нам предстоит настоящее дело. Итак, господа, надеюсь, все помнят те многочисленные предложения Петра Аркадьевича Столыпина по реформированию страны, которые так и не удалось воплотить в жизнь?

- Более чем, Ваше Высочество, более чем, - вздохнул Василий Витальевич.

Шульгин вспомнил памятник великому премьеру, поставленный в Киеве напротив здания городской думы. Петр Аркадьевич, в распахнутом мундире, с шапкой, зажатой в правой руке, как будто озирающий собравшихся внизу людей. Вот так же, говорят, он выступал перед людьми в бытность свою саратовским губернатором. И венки, десятки, а то и сотни венков, лежавших у подножия памятника. А еще - сверкавшая на солнце надпись "Петру Аркадьевичу Столыпину - русские люди". И ставшее бессмертным: "Вам нужны великие потрясения - нам нужна Великая России". Кажется, это было так давно…

- Кирилл Владимирович, думаю, каждый из нас до сих пор хранит в своем сердце замечательные слова, великолепные идеи Петра Аркадьевича, - а это уже Кривошеин. Вспомнились разговоры о проведении земельной реформы. Блестящая от пота залысина, седеющие виски, густая борода. Острый взгляд умных глаз, навсегда запоминавшийся всякому, кто видел премьера впервые. И сложенные вместе мощные руки, которыми Столыпин наводил порядок в революционной стране, подписывал под предложением "раскаявшегося" революционера Тихомирова о преобразовании законодательных органов в законосовещательные "Это была бы злая провокация"…

- К сожалению, многие из них сейчас уже считаю запоздалыми, в войну их уже не провести, да и после войны. У государства просто не хватит для этого средств, Кирилл Владимирович. Казна пуста, Ваше Высочество, - заметил Терещенко, напрягаясь.

- Боюсь, что министр финансов прав, - Родзянко провел рукой по заросшим щетиной щекам. - Да и запоздали они…

- То же самое говорили и самому премьеру. Тогда не хватило воли. Денег было достаточно. Ныне наоборот. Но деньги - это вещь приходящая, господа, - голос Кирилла стал таким же холодным, как безграничные просторы тундры в феврале. - Когда их мало - это плохо, когда их много - еще хуже. Деньги должны работать, а не пылиться в казне. Деньги должны делать деньги, как сказали бы финансисты.

- Полностью согласен, Ваше Высочество, - широко улыбнулся Терещенко, услышав близкие по духу слова Великого князя. - В Вас умер делец. Или как минимум министр финансов.

- Надеюсь, что политический деятель во мне умрет не так скоро. Что ж, господа, господин Гинс, надеюсь, Вы будете по ходу моих слов будете намечать будущие законопроекты, - Георгий Гинс кивнул, отчего кончики его усов чуть-чуть дернулись, а глаза за стеклами прищурились.

Кирилл поднялся из-за стола, заложив руки за спину, вскинув голову. Его взгляд был обращен внутрь, в память. Она не должна была подвести, не имела на это никакого права.

- Сообразно предложениям Петра Аркадьевича, которые еще в двенадцатом году должны были претвориться в жизнь, должны быть образованы новые министерства. В сложившихся условиях главенствующую роль должно играть министерство труда. Совместно с другими министерствами, земствами, городами и специалистами в области решения рабочего вопроса, со всеми желающими помочь улучшению рабочего благосостояния, новое учреждение должно выработать программу улучшения положения рабочих. Все промышленные и сельскохозяйственные предприятия, а также все земства, связанные вопросами улучшения благосостояния трудящихся, должны быть поставлены в своей деятельности под контроль министерства труда. Обсуждение новых законопроектов также отвлечет множество людей, настроенных на вооруженное решение рабочего вопроса, а точнее, новообразующие Советы рабочих депутатов. Но об этом - несколько позже.

- Кирилл Владимирович, я думаю, что сейчас это было бы несвоевременно. В эпоху войны это внесло бы некоторую сумятицу в промышленность, в производство. Вы представляете, сколько стачек и манифестаций начнется в поддержку этих законопроектов, против? - Терещенко передернул плечами. Ему вспомнились жуткие февральско-мартовские дни в Петрограде.

- Вот именно, против этих нововведений или за них. А не против власти и за революцию. Это две большие разницы, как сказали бы жители Одессы, - улыбнулся Кирилл. - Пусть кричат что угодно, а министерство внутренних дел должно будет направить это в более или менее мирное русло деятельности министерства труда.

- Кирилл Владимирович, мое министерство, конечно, использует все возможности для этого, но кто станет министром труда? Кто будет составлять его аппарат? Ведь у нас просто нет опыта, нет практики в этом деле. Война приковывает все наше внимание, все наши силы пожирает фронт.

- Да, это будет сложно. Надо искать министра труда среди представителей левых партий, которые бы не отказались от сотрудничества с властью. Мы должны предложить таким людям возможность более или менее свободной деятельности в пределах полномочий, реальную возможность улучшения положения рабочих. В случае же отказа - мы можем раскрыть глаза народу на то, что левые хотят власти, а не улучшения положений тех людей, коих они зовут "пролетариатом". Думаю, это будет весомым аргументом, - Кирилл застыл за спиной Шульгина. - Далее. Должно быть создано министерство местных самоуправлений. В их руки должно передать некоторые отрасли государственной политики, которые выполняются на местах разномастными, многочисленными государственными учреждениями. В его ведение перейдут все дела отдела местного хозяйства при министерстве внутренних дел, а также спешно должна быть начата подготовка нового закона о земствах. К земствам и городам должно вернуться большинство полномочий, отнятых у них с шестьдесят шестого года, а также прибавиться множество новых. Я надеюсь увидеть в будущем нечто вроде штатных управлений Северо-Американских Соединенных Штатов. Того же хотел и сам Петр Аркадьевич. Более того, во всех землях нашей необъятной империи должны быть созданы земства. Сибирь до сих пор их лишена. Я считаю, что Георгий Евгеньевич Львов, признанный авторитет, управляющий делами Земгора, может стать подходящим министром местных самоуправлений.

85
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru