Пользовательский поиск

Книга За Русь святую!. Содержание - Глава 26.

Кол-во голосов: 0

- Сергей, да ты не журися! - улыбнулся Николай Панько, чьи родители были выходцами из Малороссии. Химик и инженер, он в случае чего мог устроить турецким властям пламенный привет с веселым салютом взрывчатки. - Комар носу не подточит. Давай уж лучше таскай, таскай ящички.

Панько и Минаев как раз работали на пару при разгрузке телег, предоставленных греками. На них с улыбками поглядывали местные. Будущие бойцы…

- Бойцы, понимаете ли, - брюзжал самый старый из "авангарда", поручик Василий Клембовский. Он как раз должен был отвечать за обучение местных. - Тряпки. Тут же целый век работать надо. Ну ладно, три месяца - минимум. Дева Мария, это же хуже, чем наши крестьяне! Они же даже по-русски не поймут, не то что по матери! А как солдат из них делать, если они ни черта не понимают в столь тонкой материи, как резка правды-матки?

- Василий Янович, не будьте столь поспешны в своих выводах. Православный православного поймет. Эхм, я хотел сказать, христианин христианина поймет. При определенных обстоятельствах, - это был мозговой центр, Степан Зарудный, редкий аналитик. Правда, совсем не обращал внимания на такие мелочи, как вероисповедание своих сослуживцев, глажку и стирку одежды и бритье по утрам. Во многом благодаря этому Зарудный потихоньку становился похож если уж не на местного турка, то на местного грека - точно. И загорел к тому же за время, проведенное в Одессе и Севастополе. - Главное, чтобы они могли стрелять, выполнять наши команды и имели хотя бы какие-то способности к обучению. Одна из наших целей - саботаж вражеских линий снабжения и связи во время начала операции. Значит, этому мы должны их научить. Саботажу…Тут ведь много умения не надо, послать какого-нибудь из этих греков на телеграфную станцию и дать ему полчаса потыкать на кнопочки. И все будет в лучшем виде, поверьте мне, Василий Янович.

- Потыкать на кнопочки, видите ли, - вздохнул Клембовский. - Ну тогда я им покажу, как учит тыкать на кнопочки поручик Русской армии! Турки еще поглядят, ох поглядят…

За подобными разговорами прошел весь день. Пока осваивались в сложенных из камней и тростника хижинах, которые по недомыслию Бога местные называли домами. Потом поужинали козьим сыром и лепешками. Алифанов и еще один кубанец, Селиванов, кое-как разумевшие местное наречие (и как только могли так лепетать на этом диком диалекте, ошибаясь в словах, но все равно понимаемые греками?), общались с "новобранцами". Полтора десятка человек. Не самые, конечно, лучшие бойцы, далеко не самые, но это пока что все, что было в наличии. С этих приходилось начинать.

К счастью, от них же удалось узнать и новости. Турки и вправду хватились пропавших патрульных, рыскали по прибрежным поселениям, но, естественно, никого и ничего найти не могли. К тому же мало понимали, кого нужно-то искать…

Утром начали обучать местных обращению с винтовками. Минаев с жалостью смотрел на бедные трехлинейки, которые оказались в неумелых руках греков. Хотя, конечно, а откуда им было знать, как обращаться с оружием? Если уж у самих турок новые винтовки были если не редкостью, то уж и далеко не повседневностью. К тому же вскоре сюда стали собираться и новые люди, приходившие по одному, два, а то и целыми десятками, а затем возвращавшиеся назад, по домам. Нельзя было давать турецкой власти поводов для подозрений и беспокойства. Правда, существовала опасность, что кто-то донесет о лагере османам. Но и эту опасность "авангард" учел. На крайний случай имелись пути отхода. На самый крайний - "виккерс-максим" и несколько патронных лент к нему. Так что гостей "авангард" встретил бы с распростертыми объятиями, под настоящую военную музыку.

- Глядишь, за полтора месяца-то сработаемся с ними, а? - ухмыльнулся Алифанов. Он вместе с Зарудным наблюдал за уроками штыкового боя греков. Вот чего-чего, а колоть они умели, били манекены из соломы и прутьев с остервенением, представляя перед собой турка. - Сделаем из них настоящих солдат.

- Может быть, может быть. Дева Мария, помоги мне только эти полтора месяца продержаться! - Зарудный вздохнул. - Кто же так бьет, я вас спрашиваю, кто же так бьет, вашу душу…

Даже те греки, которые совершенно не понимали русского, каким-то шестым чувством поняли, что хочет до них донести Зарудный. А может, этому способствовало зверское выражение раскрасневшегося лица Зарудного.

- Эх, Царьград, Царьград…

- Царьград сейчас наиболее уязвим.

В каюте Колчака на флагмане проходило очередное заседание офицеров Черноморского флота и командиров Морской дивизии.

- Пока что они, по нашим сведениям, наблюдают за волнениями в нашей стране. Думаю, даже немецкие инструкторы и офицеры убеждены, что нынешние перестановки в Ставке и на фронтах лишь внесут больше сумятицы в наши планы, дезорганизованность и анархию в умы солдат и офицеров. Они ошибаются. Верховный Главнокомандующий четко указал, что главная цель весенней кампании - Царьград, и все силы Ставки брошены на подготовку и поддержку Босфорской операции. По сообщениям разведки, с каждым днем перед турками все острей встает вопрос снабжения углем паровозов. А без железных дорог и при блокаде Черного моря снабжение и сообщение в Порте невероятно ухудшается. Думаю, сейчас самое время начинать решающее наступление. Осталось менее полутора месяцев. Готова ли Морская дивизия?

- Не совсем так, как того хотелось бы, - докладывать выпало генерал-майору Свечину. - Но после того, как мы сделали первые шаги по сближению офицеров с солдатами, совместные трапезы, обучение грамоте, чтению, истории офицерами своих подчиненных, обстановка налаживается. Также нам помогло то, что недавно созданная Служба Имперской Безопасности все усилия направляет на искоренение распространителей анархических и пораженческих идей и прокламаций среди солдат. Это тоже дает свои плоды. Но все равно, нам требовалось бы намного больше времени, чтобы добиться уверенности в полной готовности дивизии к исполнению возложенной задачи.

- К сожалению, время не терпит. Мы слишком много времени потеряли из-за переноса начала операции на этот год, - Александр Васильевич был тверд в своем решении начать операцию в установленный срок. - Что насчет поддержки местного населения?

- Местные православные греки, немногочисленные оставшиеся в живых армяне и славяне могут нас поддержать. Первые партии оружия и огнеприпасов уже добрались до Порты. К сожалению, точных сведений об их положении у нас нет, - отвечал представитель Службы Имперской Безопасности при штабе Черноморского флота, штабс-капитан Манзоров. - Но я уверен в том, что эти люди справятся со своей задачей. Лично Верховный главнокомандующий их проинструктировал перед отбытием. А это знак высочайшего доверия!

- Итак, господа, приступим к окончательному обсуждению роли каждого корабля в будущей операции…

Глава 26.

Кирилл готов был заскрипеть зубами от постоянно вертевшегося в голове вопроса: "Ну почему же в России всегда беда с патронами?".

Токарев и Дегтярев приехали прямо в Ставку. По личному указанию регента им выделили отдельный вагон: никто не должен был проникнуть внутрь или хотя бы иметь возможность бросить мимолетный взгляд на содержимое ящиков, которые привезли с собой эти два оружейника.

На перроне их встретил неказистый, заляпанный грязью (отчего-то на грязные машины обращают меньше внимания, когда ищут "секретные материалы") автомобиль. А через несколько минут Кирилл уже смотрел на творение рук двух замечательных оружейных мастеров.

Это оружие до боли напоминало "ППШ", разве только барабанный магазин крепился слева от ствола. Пистолет-пулемет, над чьей разработкой только-только начинали биться германские конструкторы, блестел от оружейной смазки, сверкая на столе Кирилла.

Сизов провел ладонью по стволу, погладил приклад. Жаль, что эта штука будет поедать огромное количество патронов. Не для массового она производства. А жаль: этот пистолет-пулемет был намного легче и компактней ручного пулемета, да и времени на его производство затрачивалось меньше. Ну и патроны, патроны, патроны…

75
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru