Пользовательский поиск

Книга За Русь святую!. Содержание - Глава 24.

Кол-во голосов: 0

К счастью, в Ставку уже понемногу "переселялись" из Петрограда аппараты министерств со всей необходимой документацией и прочими нужными для работы вещами. Правда, с жилыми и рабочими помещениями появлялись затруднения, однако лучше поработать в тесноте, нежели поминутно поглядывать на улицу и думать, появятся ли там манифестанты с камнями или восставшие солдаты гарнизона с винтовками…

Повисло гнетущее молчание. Кирилл вновь поставил в тупик министров. Но Львов, немного замявшись, все же нашел выход.

- Для этого нужен разветвленный полицейский и чиновничий аппарат. Для кредитов также нужны средства. Нужны хорошие кадры. Но где мы сможем их взять в настолько короткие сроки??? Это просто невозможно. Вы сами сказали, что на носу посевная…Однако…Где мы возьмем уже сейчас рабочие руки? Рабочих рук нету, убирать хлеб некому…

Кирилл Владимирович чувствовал, что настал его шанс устранить от "кормушки" без лишнего шума бывшего председателя Союза земств и городов. Георгий Евгеньевич проявил свою некомпетентность. Вот если бы он призывал к перевороту или революции, это ладно, "общественность" бы не поняла, начались бы демарши пока что слишком влиятельных людей…А так…

- Вы показываете свою полную некомпетентность, Георгий Евгеньевич. Боюсь, ошибкой было ставить Вас на этот пост. К сожалению, сейчас стране и ее народу требуется настоящий специалист в этом деле. Однако же…

Родзянко отер пот со лба.

- Георгий Евгеньевич, я надеюсь вечером увидеть Ваше прошение об отставке на своем столе. Будущего министра земледелия я представлю правительству завтра утром. Время дорого. Мы должны страну спасать. А для этого - утихомирить большую часть населения России, предложив действенный метод разрешения земельного вопроса. И при этом претворяя данный метод в жизнь. Александр Иванович, надеюсь на Вашу поддержку в данном вопросе.

Гучков едва не подпрыгнул, но все-таки справился собой. Только подбородок немного дернулся. Все-таки он боялся этого Великого князя, как будто подмененного на другого человека…

- Для обеспечения проведения реформы должны быть задействованы запасные части, тыловые службы, городские гарнизоны и прочее. Я не сомневаюсь, что придется применять силу. А именно при переселении людей из, так сказать, переполненных крестьянством губерний в малонаселенные. Но это не будет подавлением бунта, это будет наведением порядка и обеспечения землей крестьян. Пусть и такими, силовыми методами…

А на карауле за дверью стояли гвардейцы-кирилловцы, сам "ординарец" был там, со своим любимым ручным пулеметом. Сизов понимал, что контролировать обстановку в правительстве сейчас можно только страхом. За практически каждым из министров стояла значительная сила. За Терещенко - его состояние, за Некрасовым - связи в высших кругах, за Львовым - Земгор и военно-промышленные комитеты, за Коноваловым - связи с промышленниками, за Милюковым - партия кадетов…И одним махом разделаться с опасностью, исходящей от них, было невозможно. Только постепенно, отодвигая в сторону одного за другим или перетягивая кого-то, как это получилось с Родзянко, Мануйловым, Шульгиным и, кажется, Милюковым. Павел Николаевич всегда был падок на идеи панславизма, передачу России " честно заработанных", как он говорил, Проливов…

Найти бы ниточки, за которые можно дергать и остальных…

Кирилл Владимирович приказал перенаправить некоторых из ссыльных, отправившихся прямиком из Туруханского края в Петроград, в Ставку. А заодно смог найти одного техника-архитектора Бакинского технического училища, получившего за взятку инвалидность, чтобы не попасть на Румынский фронт…

В кабинете были только Сизов и - гость. Из Туруханского. Кирилл Владимирович отчего-то немного подрагивал, думая, кто стоит перед ним. Все-таки только сейчас Сизов начал привыкать, что он в другом времени, но снова - как будто ушат на голову.

Подмывало многое спросить у него, еще молодого, только-только, вроде бы, ходившего на "эксы" для маленькой партии большевиков, чья верхушка выступала по вечерам в Народном доме далеко-далеко, среди Швейцарских Альп…

Небритый, с оспинами на лице, с малоподвижной рукой - это после того, как он переболел оспой. А лицо…Было в нем что-то хитрое, обращенное вовнутрь, скрывающее истинные мысли. Большие темные глаза, буравившие собеседника. Черные как смоль волосы, усы, уже ставшие такими же густыми, как на фотографиях, портретах, хронике. А так - ничего особого. И не подумаешь, какая судьба его ждала бы в известной Кириллу Владимировичу истории…

В комнате были только двое. Сизов. Этот "гость", только-только из Туруханской ссылки. Двое? Нет, трое…

Видавший всякие виды граммофон играл "На сопках Маньчжурии"…

Белеют кресты далеких героев прекрасных

И прошлого тени кружатся вокруг,

Твердят нам о жертвах напрасных.

Но верьте, еще мы за вас отомстим

И справим кровавую тризну.

Глава 24.

Надо было отдать должное тому уроженцу Гори: он умел слушать.

- Коба, я не знаю, захочешь ли ты послужить стране. Однако подумай вот над чем: Россия стоит на краю гибели. Армия вот-вот начнет разлагаться, если мои усилия окажутся безрезультатны. Стране грозит голод и "черный передел" земли, который я хочу или остановить, или пустить в более полезное русло. Россия может проиграть. В Грузии начнется резня. Грузины пойдут против осетин, по грузинам ударят армяне, в дело вмешаются абхазцы, азербайджанцев поддержат турки, и все вместе ударят по Кавказской армии, развалят ее. Но мы Именно ты можешь мне помочь. Я знаю, что ты совершал эксы, чтобы достать денег для своей партии. Мне все равно, служил ты Охранному отделению или нет. Мне как-то плевать, грузин ты, осетин или хоть истинный арийский китаец.

Гость слегка улыбнулся. К нему понемногу возвращалось самообладание. Сам регент! И что ему понадобилось от бедного Кобы? Но это был шанс, шанс подняться наверх. Он слышал, что Великий князь устраивает перестановки в высших эшелонах власти, а значит, ему нужны люди. Толковые люди. Много-много толковых людей.

Сизов еще немало вспомнил, Кирилл прикладывал усилия, чтобы завербовать, перетянуть на свою сторону этого уроженца Гори. Как минимум, нужно лишить большевиков возможности использовать его на своей стороне. А регенту Коба нужен как исполнитель. Большевики умели прокладывать единую линию до известного места, этого у них было не отнять. Нужно выстраивать жесткую исполнительную систему. Благо кадры не хуже, а даже лучше тех, которыми владел Ульянов, когда ему пришлось сызнова выстраивать чиновничий аппарат. Ведь эмиграции-то не было…

- И мне сейчас мало дела до того, чем ты занимался прежде. Позор перед Родиной нужны смывать, если понадобится, то и кровью. Но надеюсь, не понадобится. Ты понадобишься мне в качестве одного из сотрудников министра земледелия. Конечно, придется пока что выдать тебя за какого-нибудь чиновника из Грузии. Все-таки вряд ли оценят, что в министерстве работает член партии большевиков. Подумай, это шанс изменить страну без той крови, к которой призывает Владимир Ульянов. Ты же против этого. Зато назначение даст тебе шанс занять место повыше. Но мне требуется от тебя лишь личная преданность, исполнительность и результаты твоей работы. Если ты хоть раз заставишь меня в себе сомневаться, ты очень сильно об этом пожалеешь. Что скажешь?

Главное было показать силу, показать, что готов использовать эту силу. Восточные люди это ценят. Коба задумался. В принципе, он мог для вида согласиться, а самом использовать это для собственного восхождения, но…Кирилл и это предусмотрел. Он был готов не только умирать, но и убивать за Россию, если никто более не решался на это…

Со вторым гостем вышло даже проще. Увильнувший от службы в армии - он не сумел увильнуть от встречи с регентом. К тому же он сам был заинтересован, чтобы "предстать пред очи" власти. Он издавна мечтал подняться повыше, а здесь такой шанс!

69
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru