Пользовательский поиск

Книга В теле тирана. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Глава 14

Отряд воительниц-волчиц разделился надвое и ушел с дороги, ведущей в заранее подготовленный капкан. Ловкий маневр Мадлен вынудил пехоту нырнуть в кусты, в попытке перехватить их в других проходах, а конников сменить заранее заготовленные маршруты. Теперь, когда в соседних просеках уже начали строиться ряды с длинномерными копьями, вновь раздался оглушительный крик командира роты воительниц. Две половины отряда повернули друг к другу. Воссоединение девчат-волчиц должно было произойти чуть-чуть позади линии, где готовилась засада и ни на прыжок ранее. Вновь заныли, застонали горячие кони, но честно продолжали свой путь, сквозь кустарниковые заросли. Они тяжело и даже немного страшно хрипели, предчувствуя схватку.

Герда отметила ловкость тактики Мадлен. Конечно же, на боковых проходах, также могли быть скрытые засады, возвращаясь же на первоначальную просеку позади заградительной линии, воительницы гарантированно избегали любых ловушек! Но коварные упыри тоже не спали, мгновенно реагируя на маневры сексуальных и устрашающих противниц. Их угрожающие воины вновь скрылись в кустах и выскочили в новом месте, готовясь принять натиск полуобнаженных волчиц. Однако сплошной линии заграждения теперь не было и в помине.

Атмосфера накалилась, словно воздух заливали растопленным маслом. Трубные голоса конных воительниц перекликались друг с другом, пробиваясь сквозь грохот ударов, похожих на елочные игрушки шишечек кустов, остервенелые крики пеших вурдалаков и боевые крики и девичьи визга атакующих коней, гибридов ишаков и верблюдов. Хрипло и тяжело ответили трубы упырей, предупреждая, что легких засад не получится.

Когда до встречи с пехотной линией оставалось всего с десяток шагов, будто темное облако выпорхнуло из кустов перед девушками-волчицами. По защитным шкурам скакунов, и упругой, заколдованной коже воительниц забарабанил частый дождь стрелок. Герда ощутила легкие покалывания, словно её били слабым зарядом электричества. Они отскакивали и соскальзывали с кожи, однако некоторые пробили попоны или попали в незащищенные части тел. Трое передних воительниц остановились и закрутили головами, стараясь выдернуть стрелы застрявшие в мускулистых шеях.

Герда крикнула им:

— Держитесь подруги!

Девушки-волчицы летели вперед, игнорируя скрытых стрелков. Свои копья воительницы берегли для гораздо более опасных копьеносцев, стоящих впереди. В чернильных лазах мех кустов мелькали перекошенные в ярости лица вурдалаков. Несколько тяжелых копий взметнулась наперерез из зарослей, но ни одно из них не сумело поразить цель — не так просто попасть в воина СС, летящую на элитном коне, даже войдя в особый фюрерский раж!

Шарлота подбодрила свою подругу:

— Орлы не живут в голубиных звездах, а СС не сдается!

Неровные линии частично построившейся пехоты надвинулись вплотную. Ряды сверкающих металлических наверший на длиннейших копьях синхронно взметнулись навстречу воительницам. Загорелые, мускулистые тела девчат, блестели в свете уже семи лун. Несмотря на приличную броню, и внушительные размер, кони вовсе не стремились познакомиться с их остротой. В ответ воительницы Мадлен метнули дроты. Их коричневая волна, опережая скакунов, взлетела вперед и тут же пала вниз, хищно вгрызаясь в ряды вурдалаков. Пехотный строй упырей качнулся, во все стороны брызнула ядовито-зеленая кровь. Герда чуть-чуть замешкалась, но ничуть не смутилась общим броском, она лупанула своей босенькой ноженькой прямо в оскаленную пасть вурдалака. Её копье с шипением разрезало воздух, затем пронзило на вылет вонючее, словно живьем гниющее тело упыря. Мощность броска налагалась на инерцию, и разом оказались повержены сразу два вурдалака.

Герда вскрикнула и… Увы хлесткий удар резиновой дубинкой, по голым девичьим пяткам прервал сон. Вот её грубо разбудили, хотя огрубевшие ступни и так болят после раскаленного песка пустыни.

Мадлен кричит:

— Подъем! Кто спит, того убьем!

Поели прямо на месте, благо был сухой паек, а вот воды совсем в обрез. А затем снова бегом и грузом по пылающему песку. С утра впрочем, подошвы жжет не так уж и сильно. Герда и Шарлота на бегу жмут друг другу руки. Улыбаются.

Так бежать куда легче. Шарлота в знак солидарности с Гердой, тоже отказалась смазывать себе ступни мазью. Воительницы решительно произнесла:

— Вместе победим, вместе и потерпим! Мы ведь как две сестры!

Герда кивнула в ответ:

— Что же боль естественное состояние организма!

И они бегут с солидным грузом, забывая про то, что в этом мире существует уют. Шарлота обдумывает, кое-какие свои планы… В частности рыжеволосая красавица хотела разбогатеть. Конечно это желание вполне естественное, но труднореализуемое. Ведь, как правило, больше всех хапают генералы. Да Шарлота развитая девушка и знает жизнь… Надо бы самой хапнуть, только вот как? Ведь они пока сражаются, вернее несутся одной ротой, и каждая волчица следит за своей подругой… Если конечно так сказать не преувеличение! Эх, скорее бы в бой и подраться, как следует. А то уже заскучали девчата от всего этого регламента, так вот и было шаг правой или левой. Вот даже забываешь что такое мир… А Гитлер тоже интересные парень… Вроде монарха и вместе с тем не монарх. А какой-то особый гибрид власти, харизмы, жестокости. Гитлер это вроде Цезаря создавшего подобие собственной Римской империи, но с особым национал-социалистическим правом. А чем отличаются… Чтобы отвлечься от нарастающей боли, босые девичьи пяточки пекло все сильнее, девушка попробовала размышлять;

К началу новой эры в Римском государстве исчезли пережитки первобытнообщинного строя и проявления семейной общности имущества. Как получилось: прогресс усилил эгоизм! Постепенно римское частное право приобретает черты индивидуализма и свободы правового самоопределения имущих слоев свободного населения. Субъект собственности самостоятельно выступает в обороте и единолично несет ответственность за свои действия. Индивидуализм определяется тем, что домохозяин или рабовладелец ведет хозяйство и сталкивается на рынке с другими такими же хозяевами. Последовательное проведение этих начал, имеющих огромную ценность для господствующего класса общества, основанного на эксплуатации, сочеталось в Риме с находящейся на весьма высоком уровне формой выражения юридических норм. Таким образом, отличительными признаками частного римского права являются: ясность построения и аргументации, точность формулировок, конкретность и практичность права, и соответствие всех юридических выводов интересам господствующего класса.

Шарлота гордо напыжилась: у них в Германии нет господствующего класса, власть принадлежит всему народу. Впрочем, у римлян было немало ценного, мысли девчонки потекли веселее.

Римское частное право было представлено тремя ветвями, которые появились в различное время. Первую составляли нормы квиритского (цивильного) права, формирование и развитие которого приходится на VI в. — середину III в. до н. э. Нормы древнейшего права регулировали отношения исключительно между квиритами — римскими гражданами. Расширение торговли, развитие сельского хозяйства, ремесел, частных имущественных отношений, в целом рабовладельческой системы хозяйства вызвали дальнейшее развитие частного права. Нормы квиритского права уже не в состоянии были регулировать развитие торгово-денежных отношений. Жизнь настоятельно требовала привести старые нормы в соответствие с новыми условиями и потребностями общества. Вот почему рядом с квиритским правом появилось преторское право (ius praetorium) как вторая ветвь частного права. Она выросла из эдиктов магистратов, в особенности преторских эдиктов. В ходе судебной деятельности преторы не отменяли и не изменяли нормы квиритского права, а лишь придавали нормам старых законов новое значение (лишали силы то или иное положение цивильного права). Осуществляя защиту новых отношений, преторы сделали следующий шаг. С помощью эдиктов они стали заполнять пробелы цивильного права. Позднее преторские эдикты стали включать формулы, которые были направлены на изменение норм цивильного права, преторский эдикт указывал пути для признания новых отношений. Представляя средства защиты вопреки цивильному праву или в дополнение его, эдикт претора создавал новые формы права. Нормы преторского права, так же как и нормы квиритского права, регулировали отношения между римскими гражданами. Однако в отличие от последних эти нормы были освобождены от формализма, религиозной обрядности и символики. Основой преторского права являлись прин ципы доброй совести, справедливости, гуманности, рационалистическое учение о естественном праве (ius naturale). В соответствии с естественным правом все люди равны и рождаются свободными. Непосредственно из принципа справедливости выводилось равенство римских граждан перед законом. Принцип гуманизма означал уважительное отношение к личности. Торговый обмен между Римом и другими территориями Римского государства требовал создания правовых норм, приемлемых для совершения сделок с участием иностранных граждан. В республиканский период в силу этого появилась еще одна система частного права — «право народов» (ius gentium). Эта система впитала в себя институты римского права и нормы права Греции, Египта и некоторых других государств. В отличие от квиртского и преторского права нормы «права народов» регулировали отношения между римскими гражданами и перегринами, а также между перегринами на территории Римского государства. Это право по сравнению с римским правом древнейшего периода отличались простотой, отсутствием формальностей и гибкостью. Исконное римское частное право и «право народов» долгое время дополняли друг друга. При этом существенно было влияние «права народов» на квиритское право, и последнее стало терять свои специфические черты. Постепенно происходило сближение всех трех систем права. Если в начале III в. н. э. еще сохранялись некоторые различия между ними, то уже к середине IV в. все три системы образовали единое римское частное право.

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru