Пользовательский поиск

Книга Термокварковый фюрер. Страница 12

Кол-во голосов: 0

  Сталин злобно оскалился:

  - А вы знаете, что советский человек и в первую очередь руководитель, должен выполнять именно невозможное. На то он и советский человек! Кстати Жуков предлагал дождаться немецкого отправления, чтобы измотать противника активной обороной, а затем перейти в наступление самим. То есть тактика боксера, позволить замахнутся, ударить и пробить на встречный.

  Вознесенский поморщив лоб ответил:

  - Тактика неплохая, но... Если гитлеровцы слишком долго не будут наступать их преимущество может увеличиться. Вернее я хотел сказать, что пока мы имеем над врагом превосходство в общей численности танков, но в целом производственные ресурсы Германии с учетом захваченных её стран превосходят нас как минимум втрое, а если учесть еще помощь союзников... К конце концов у немцев подростки пока еще не работают, а да женщин больше мобилизуют в качестве надсмотрщиц в лагеря. Думаю, по мере затягивания войны преимущество будет переходить к нацистам. У них гораздо больше резервов, в том числе и людских, для увеличения военного производства, чем у нас!

  Сталин скривил лицо, сердито дернул усом, но голос остался спокойным:

  - А ты пессимист Вознесенский!

  Нарком тяжелой индустрии ответил:

  - Кто такой пессимист - это хорошо информированный оптимист! А кто такой оптимист - хорошо инструктированный пессимист!

  Сталин хлопнул Вознесенского по плечу:

  - Хорошо сказано! И каков из этого вывод!

  Нарком тяжелой индустрии ответил:

  - Ну, я лично думаю, что немцы, помня о том, как их били зимой, наверняка начнут наступление летом. При этом постараются наштамповать как можно больше Пантер и Тигров. Кроме того у них появились еще САУ Носорог, но она по вооружению как "Элефант", но гораздо слабее бронирована и с высоким силуэтом, и Шмель. Последняя самоходка весьма мощная, гаубица оснащена 150 миллиметров пушкой и способно метать, снаряды до 13 километров. Должен сказать, на танки КВ, и Т-34 слабее Тигров, Пантер, Элефантов, в броне и вооружении. Пока у нас не запущены в массовое производство более сильные машины. Да и их запуску временно снизит выпуск уже отлаженных машин.

  Сталин предложил:

  - Постройте на Урале еще несколько заводов и электростанций. Природных ресурсов у нас хватает, а русские люди творят чудеса.

  Вознесенский подтвердил:

  - Мы и это делаем, но растянутость коммуникаций, малая населенность Сибири создает определенные проблемы. Но к первому июля наш фронт будет иметь 10 тысяч танков, не считая резервов ставки. Ну и еще кое-что получим и на восточном направлении. Там я считаю нужно играть на удержание позиции.

  Берия решил вставить:

  - По Амуру можно держать прочную оборону, река большая, полноводная. А Владивосток можно и сдать. Хотя конечно жалко потерять такой большой и ценных город!

  Старин рявкнул:

  - Что! Ты хочешь сдать самый крупный город на тихом океане! Может и ты стали предетелем!

  Берия тут же залепетал:

  - Удержим товарищ Сталин! Непременно удержим!

  Вождь смягчился:

  - Вот то-то! И никакой паники!

  Вознесенский все же нашел себе смелость заметить:

  - Конфигурация фронта такова, что удержание Владивостока, будет нам стоить, слишком многих сил. Ведь действительно, держать оборону, в водной глади куда проще, чем прикрывать изогнутую линию подхода к Владивостоку. Ведь мы так можем потерять столько войск.

  Сталин зло посмотрел исподлобья:

  - Ты в этом деле специалист!

  Вознесенский ответил в рифму:

  - Мы все учились понемногу, чему-нибудь, и как-нибудь!

  Берия прервал замсовнаркома:

  - Все мы немного знаем стратегию товарищ Сталин. На Дальнем Востоке Владивосток находиться на выступе, который очень трудно охранять, и защитить. Это своеобразный балкон. И тут да, великий своего рода стратегическая ловушка для наших войск.

  Сталин нервно закурил, он старался сосредоточиться. После чего произнес хриплым голосом:

  - Потеря самого крупного советского порта в Тихом Океане нанесет слишком большой стратегический и политический урон, по духу советских людей и подбодрит японских милитаристов. Нельзя давать врагу столь сильный пропагандистский козырь.

  Берия поспешил согласиться:

  - Да нельзя товарищ Сталин!

  Вознесенский возразил:

  - Тоже самое думали и по поводу Киева! Тоже пробовали удержать его любой ценой, а вылилось все в южную катастрофу! Нет, товарищ, Сталин лучше действительно не распылять силы, а сосредоточиться исключительно на западном фронте, а на востоке держать минимум сил и средств. Целиком его отдавать, конечно, не следует, нам нужны его природные и промышленные ресурсы, но свести воздействие нужно к минимуму.

  Сталин сердито тряхнул седеющей головой:

  - Вот мы и сведем к минимуму! Но Владивосток удержим! Город с суши неплохо укреплен, я имею ввиду, в инженерном отношении. Часть выпускаемой артиллерии, которой у нас с избытком, мы перебросим к Севастополю. Да орудий выделим из резерва ставки. Кстати японские танки слабы, значит, против них можно бросить наши устаревшие, но еще не переплавленные танки. Ну хотя бы Т-26, со своими не лучшими характеристиками. Несколько сот этих отремонтированных танков все-таки еще осталось в резерве?

  Вознесенский подтвердил:

  - Не много, да осталось. У нас в артиллерии, перевес над немцами, тут конечно кое-что еще можно выделить, особенно если наступление вести не широким фронтом, а на относительно узком участке.

  Сталин успокоился:

  - Вот так! Поэтому Владивосток необходимо удерживать любой ценой, как и Ленинград! Что еще? Да видимо придется усилить нашу авиацию и на Дальнем Востоке. Иначе япошки все подходы и пути сообщения разбомбят. Что хмуришь брови?

  Вознесенский вздохнул:

  - С авиацией у нас проблема! После того как Америка решила поставлять вермахту самолеты в кредит, а них после выхода из войны перепроизводство вооружений, и чтобы экономика не рухнула США даже выгодно часть своего жирка немцам сбросить. Не говоря о том, что они, конечно же, наши земли и недра делят.

  Сталин перебил:

  - Говоришь ты достаточно спутано! Какие факты?

  Тут голос подал Берия:

  - США обязались довести поставки под ленд-лиз, до двух тысяч самолетов в месяц. Учитывая, что выпуск авиации в США достигал в пике до двухсот самолетов в день, и продолжал увеличиваться, для них семьдесят машин поставлять Германии в день вполне реально. А суммарно это будет означать вместе с немецкими по сто пятьдесят самолетов в месяц! И это не считая того, что возможности Германии, наращивать выпуск, все еще не исчерпаны.

  Сталин обратился к Вознесенскому:

  - Сколько у нас самолетов выпускается в день!

  Нарком ответил:

  - Почти сто, а в июне мы превысим эту цифру, приложив максимальные усилия!

  Сталин угрожающе шевельнул усами:

  - Так это значит, что воздушное преимущество перейдет к Третьему Рейху. Тем более, что новые МЕ-309 и F-190 значительно превосходят наших соколов в вооружении и маневренности! На и истребители янки вполне удачные модели, или скоростной "Мустанг". А если еще добавить Японию которая производит... Сколько в день производят самолетов узкоглазые?

  Берия охотно ответил:

  - Около сорока машин в день, да и те в основном дешевенькие. Стратегической авиации дальнего действия у японцев нет, большая часть самолетов делается из дерева. Правда, истребители у японцев не такие уж плохие, легкие, маневренные, похожи на наши Яки. Фронтовые бомбардировщики, тоже похожи на П-2. Ну в принципе пока бомбить наши заводы на Урале и за Уралом страна Восходящего Солнца не может. Ну, а танки с 75-милиметровыми пушками, способные пробить броню Т-34, еще только проектируются!

  Сталин перебил:

  - Это двойное превосходство! Слушай Вознесенский, вы можете удвоить выпуск самолетов за три месяца, ну ладно хотя бы до конца года и довести до 200 машин в день из них не меньше 100 истребителей?

12

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru