Пользовательский поиск

Книга Термокварковый фюрер. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

  - Грубовато лапают немецкие парни!

  Маргарита в ответ разрядила в фрицев всю обойку, уложив не меньше десятка. Причем все делала на ходу:

  - Да я им пальцы обломаю!

  Маслова мстительно, стараясь убить, сверкнула глазами:

  - Да гитлеровцы просто нахалы! Их рычании может свести с ума Кинг-Конга!

  Маргарита усмехнулась:

  - А ты что смотрела эту ленту про исполинскую обезьяну?

  Маслова хотел было ответить, но в бицепс правой руки разведчицы вонзился свинцовый шмель. Девчонка выругалась:

  - Вот немецкие мордосраки!

  Зацепило и Маргариту. Девчонка стряхнул кровь и изрекла:

  - Пуля дура, но стрелок образованный!

Глава 17

  Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин приказал разобраться и выяснить причину, по которой разваливались советские самолеты, из-за чего так пострадала Москва.

  В кремлевский кабинет вызвали конструктор Яковлева и замнаркома Дементьева. Последний чиновник ведал серийным производством самолетов. В кабинете также находились маршалы Василевский и Воронцов. На столе лежали куски, растрескавшейся полотняной обшивки самолета, верховный главнокомандующий бросал в их сторону взгляды голодного грифа.

  Маршал Воронцов принялся зачитывать уже готовое заключение:

  - На выпущенных в последние три месяца истребителей серии ЯК-9 и ЯК-7, обшивка крыльев стала растрескиваться и отставать! В полете с крыльев истребителей срывалось полотно и они падали вниз без всякого участия противника. Причиной этого стало плохое качество нитрокраски поставляемой их одного химического предприятия, точнее завода "Красный октябрь", где из-за срыва поставок союзников применили наспех проверенные заменители!

  Воронцов сделал паузу, посмотрел на Сталина, тот кивнул ему: "мол, продолжай".

  - Краска была нестойкой, быстро подвергалась влиянию атмосферных условий, растрескалась, и полотняная оклейка крыла отстала от фанеры! Наши правоохранительные органы проинформированы об этом, компетентные органы всеми мерами стараются ликвидировать его!

  Сталин, указывая на куски негодной обшивки, словно островки печального архипелага, лежащие на столе, спросил:

  - Вам об этом, что ни будь известно? Вот Берия на вас целый доклад завел! Подставили вы нас с Москвой и прочими частями, ой как подставили!

  Яковлев и Дементьев испугано затараторили:

  - Случаи срыва обшивки нам известны товарищ Сталин.

  Верховный главнокомандующий перебил:

  - Какие еще случаи! Почти вся истребительная авиация недееспособна! Мы не смогли на этих ублюдочных Яках защитить Москву. Несколько сотен самолетов развалилось в воздухе. Никогда еще моральный дух наших летчиков не падал так низко!

  Сталин взял кусок полотна, лакокрасочное покрытие которого совершенно растрескалось, и отвалилось кусочками и сунул прямо под нос Дементьеву замнаркома отшатнулся. Верховный прохрипел с плохо срытой злобой:

  - Вы что вредители! Это видели!

  Дементьев вздрагивающим голосом проворковал:

  - Мы об этом дефекте знаем, и принимаем меры к тому, чтобы предотвратить выпуск негодных самолетов и отремонтировать уже выпущенные машины! Клянусь великий товарищ Сталин мы в самое ближайшее время вернем боеспособность нашему воздушному флоту! Все ме...

  Сталин грубо прервал:

  - Вы уже сорвали нам оборону Москвы, и мы вынуждены из-за вас отложить начало важной наступательной операции, которую нельзя проводить без прикрытия истребителей! Что скажете выродки.

  Яковлев робко заметил:

  - Мы догадываемся, что готовиться крупная операция в орловско-курско-харьковском направлении и наше самочувствие ужасное товарищ Сталин!

  Верховный опять прервал:

  - А почему так получилось?! Почему выпустил более полутора тысяч самолетов с дефектной обшивкой. Вы ведь знаете, что нам истребители нужны как воздух, особенно после предательства горе-союзников! Почему вы власовское огребье не приняли мер раньше!?!

  Дементьев принялся сбивчиво объяснять:

  - На момент изготовления самолетов, обнаружить этот дефект на истребителе, то есть на заводе невозможно! Он обнаруживает лишь со временем, когда самолет стоит не в ангарах, а под открытым небом - воздействие дождя, солнечных лучей, коррозии! Кроме того ведь вы сами дали приказ, довести производство до максимума и боевые машины сразу же поступают на фронт!

  Сталин схватил со стола стакан и швырнул его на мраморный пол. От удара рассыпались осколки:

  - Значит, на заводе это было неизвестно?

  Дрожа от страха, Дементьев заявил:

  - Да к величайшему сожалению неизвестно?

   Сталин сверкнул как тигр глазами:

  - И это выявилось только на фронте перед лицом противника! Причем именно в тот момент когда супостат бросил всю свою ударную мощь на Москву.

  Дементьев затрясся сильнее:

  - Мы не виноваты товарищ Сталин.

  Верховный подскочил к замнаркома и крепко тряхнул его за шиворот:

  - Да знает, что так мог поступить только самый подлый и коварный враг. Выпустить на заводе годные самолеты, на вид просто блеск, а затем, чтобы они перед лицом врага враз испортились! Это преступление, саботаж, работа на Геринга, и его свору! Вы просто подкупленные шпионы.

  Дементьев простонал:

  - Да нет товарищ Сталин!

  Тут в разговор вступил Яковлев:

  - Та краска и лаки, что нам поставляли американцы также оказалась негодными. Они похоже стремились подставить нас и сделать беззащитными перед стервятниками Геринга!

  Последние слова успокоили Сталина, он отпустил замнаркома, и отошел, некоторое время подумал, а затем по-деловому спросил:

  - И что мы теперь, после того как нас пиндосы подставили, будем делать?

  Дементьев, чуть не падая, заявил:

  - Мы немедленно исправим все самолеты!

  Сталин нетерпеливо сжал кулаки:

  - Что значит немедленно, в какой конкретно срок?

  Замнаркома бросил взгляд на Яковлева, потом посмотрел на потолок и выдавил из себя:

  - В течение, ну думаю двух недель!

  Сталин хитренько прищурился, уколол взглядом:

  - Хотите отсрочить свой смертный приговор? Обманываете вождя?

  Дементьев сжал кулаки:

  - Костьми поляжем, но сделаем великий вождь!

  Яковлев осунулся, он как профессионал понимал, что на это уйдет не меньше двух месяцев.

  Сталин, похоже, также смотрел недоверчиво, чувствуя страх замнаркома. Яковлев робко пролепетал:

  - Если не справимся, то тоже люди...

  Верховный приказал:

  - Военной прокуратуре немедленно расследовать дело. Выяснить каким образом, некачественные нитролаки и клеи попали на завод. Так же проверить старые запасы данные под ленд-лиз. Да еще, почему это не была проведена проверка качества лака в лабораторных условиях.

  Дементьев заметил:

  - Острый дефицит материалов испытывает наша промышленность, особенно после предательства союзников, все делается в крайней спешке, за станками стоят школьники! Перенапрягаем военное производство!

  Сталин прервал:

  - Занимайся своим делом! Иначе будет петля! Но я сегодня добрый не буду расстреливать всех сразу, а направлю две комиссии. Одна проверит заводы по производству Яков, другая заводы лаков и красок. Хотя конечно жаль отвлекать людей.

  Василевский заметил:

  - Пожалуй, будем ждать наступления немцев! Пускай противник расшибет себе головы, об наши бастионы.

  Верховный уже вежливо обратился к Яковлеву:

  - Ну, вот уважаемый конструктор. Ваше детище покалечили! Самый массовый истребитель оказался на помойке! Вам не стыдно, что угробили, такую машину?

  Яковлев вздохнул:

  - Конечно, стыдно товарищ Сталин. Я себя чувствую, словно по мне проехался хваленный немецкий "Тигр"!

  Верховный заметил:

  - Як неплох, но в вооружении заметно уступает Фоккен-Вульфу, у это машины целых шесть огненных точек, причем из них четыре пушки! У Яка же одна пушка и два пулемета, что маловато! Необходима более мощная и скоростная машинка!

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru