Пользовательский поиск

Книга Термокварковый фюрер. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

  Тюрьма располагалась не особенно далеко от комендатуры, так что Ведьмакову вытянули и ввели во двор. Там злобно рычали собаки, каменные стены темницы построенной еще восемнадцатом веке, были унылыми и серыми. Девушка почувствовала невольное волнение, когда её ввели вовнутрь и повели по коридорам. Вот окно регистратуры: дежурные вопросы:

  - Имя, фамилия, отчество, пол!

  Затем поворот на права в помещение выложенное плиткой. Там за столом сидел офицер в форме НКВД и кожаным передником и с ним врач в белом халате и две женщины средних лет натягивающие на руки тонкие, резиновые перчатки.

  Сопровождавший Ведьмакову караульный быстрым, отработанным движением снял с нее наручники. Офицер скомандовал:

  - Раздевайся!

  Ведьмакова удивилась:

  - Что?

  Офицер спокойно повторил:

  - Я сказал, раздевайся! Обыск и личный досмотр обязательны!

  Девушка покраснела:

  - Но тут мужчины!

  Офицер с передником гаркнул:

  - Тебе помочь! А ну скидывай тряпье шлюха!

  Ведьмакова дрогнула, она вспомнила, что да при помещении в тюрьму личный досмотр обязателен и стала снимать одежду. Женщины принимали её и тщательно прощупывали каждый шов. Оставшись в одних трусиках, Ведьмакова засмущалась, но офицер гаркнул:

  -И трусы снимай стерва! Обыск будет полный!

  Оставшись перед нескольким мужчина совершено нагой(приведший её конвой стоял на месте, готовый в любой момент вступить в бой), девчонка смутилась и попробовала прикрыть руками.

  Ту её крепко врезали дубинкой по ягодицам:

  - Руки по швам сука!

  Ведьмакова прохрипела, но стерпела. Когда ее одежду завершили прощупывать, а сапоги распороли, офицер скомандовал:

  - А теперь проверьте ей саму!

  Женщины-тюремщицы начали с головы. Они пальцами в перчатках растрепали прическу, затем заглянули в уши, даже использовали какую трубочку с фонариком. Уши оттягивали несколько раз, сгибая и разгибали. Затем посмотрели в ноздри:

  - Покашляйте, пожалуйста! Вот так, сильнее!

  Нос девчонке размяли. После чего последовал осмотр рта. Это было совсем неприятно, грубые руки давили язык, то и дело оттягивали его, затем дергали сильнее, даже чуть не оторвали.

  Офицер подал голос:

  - Тщательнее надо! Она может быть шпионкой!

  Тюремщицы стали давить пальцами на зубы, проверяя нет пломб, в которых могла быть сокрыта важная информация. Ведьмакова чувствовала себя униженной и оплеванной её героя СССР обыскивали как шлюху, не пропуская ничего. Затем женские руки в перчатках принялись ощупывать голую грудь девушки. Они ей мяли, щупали буквально каждый миллиметр, просвечивали фонариком. Груди девчонки и предательски набухли, а тюремщицы давили все сильнее, после прохрипели:

  - Нет! Тут она чистая!

  Далее обследовали пупок и пальцы рук. Пупок оттягивали, тоже крутили, после чего да прокололи иглой. Не менее тщательно обследовали пальцы рук.

  - А теперь гинекологический обыск! - Приказал офицер.

  Тюремщицы приказали:

  - Наклонитесь и раздвиньте ноги, пожалуйста!

  Далее последовало самое унизительное, когда рука тюремщицы в перчатке, довольно грубо вошла в лоно девушки. Ведьмакова застонала от боли и унижения. А рука жестко колупалась в пещера где женщина хранит самое ценное свое сокровище, от чего было и больно, и щекотно. Девушка несколько дергалась, а офицер ехидно бурчал:

  - Проверьте её как можно тщательнее! Ведь именно в интимных местах шпионки обычно и прячут документы, а ведь порой достаточно и маленькой записочки, чтобы узнать важную информацию.

  Одну тюремщицу сменила другая, после чего обыск стал еще болезненнее и грубее. Ведьмакова поняла, что её просто хотят унизить, превратив обыск пытку.

  Осмотр заднего прохода был не менее грубым, да еще использовалась кишка, и большая клизма. Видимо летчицу и в самом деле подозревали всерьез. После этого проверка пальцев, ног и ступней казалась мелочью.

  На этом впрочем, не кончилось, офицер приказал:

  - Теперь на рентген желудка! Мало что она могла проглотить!

  Ну, это не так уж и больно. Здесь присутствовал врач, он все тщательно просвечивал, даже сердце и легкие. Наконец дал отмашку:

  - Она чистая и совершено здоровая!

  Офицер сердито буркнул:

  - Жаль мы ее все равно расстреляем! Впрочем, пускай пока на рояле поиграет!

  Летчица, оглушенная унижением, шагала покорно как автомат. Ведьмакове вымазали руки краской и тщательно выдавили на бумагу. Затем последовали всякие измерения, фотографирование в профиль, в анфас. Довольно долго заставили стоять нагой, переписывая все приметы, шрамы и родинки на теле. После чего её сполоснули в холодном душе, что впрочем, привычно в СССР не только для заключенных их выдали тюремную робу.

   - На одевайся стерва!

  Роба была фактически рубищем, шитым из мешковины и вышитым тюремным номером. Обуви девушке не дали, видимо сочтя её для врагов народа излишней роскошью, и так едва прикрытую повели в камеру.

  Только что прошли массовые аресты, тюрьма была переполнена и гудела. Ведьмакову бросили в тесную клетку, где уже находилось более сотни женщин в основном молодых девчат из числа военных и обслуги. Когда летчицу ввели в камеру, она не могла сделать и шагу, узница загромоздили весь пол. В камере было очень темно, окно забили досками, душно и сильно воняло, видимо давно не выносили парашу.

  Девушки были полуголые, а некоторые вообще нагие, забрали одежду. Несколько из них бредили и просили пить. Ведьмакова остановилась спросив:

  - Я не могу сделать и шагу! Куда мне идти!

  - Где привели там и стой! - Приказала из темноты, наверное старшая по камере. - Тут нам места нету.

  Ведьмакова понимая, что это глупо, все же спросила:

  - А за что вас девчата?

  Последовали голоса:

  - Да вот 58 статья, или еще вообще без обвинения! А ты за что?

  Ведьмакова сострила:

  - Да Берию изнасиловала!

  Послышался дружный смех девчат и возгласы:

  - Да она наша!

  Кто пискнул из мрака:

  - Повесить мало этого Берию!

  Грозный голос прервал:

  -Хватит! И так уже мужчин во дворе больше полутысячи расстреляли! Нас тоже могут вывести всей камерой на прогулку!

  Ведьмакова рявкнула:

  - Ну, нет если, меня поведут на расстрел, я так не дамся!

Глава 14

  Несколько дней Алексей шел на север, стараясь придерживаться максимальной скорости. А это очень тяжело, вот иди то по асфальту, то наоборот спускаясь на тропинки. Да еще нести рюкзачок с едой. Впрочем, мальчишка быстро сбросил часть пайки, подкормив небольшую группу бездомных и нищих детей, попавшихся ему на пути. После чего стало голоднее, но легче. Он уже вошел в венецианскую область, а через неделю уже начался подъем, знаменитые Альпы. Дорога стал круче, извилистее, и каменистее. Из-за множества мелких камушков на пути, босые ноги мальчишки сильно страдали и мучились, мозоли стали крупнее и тоже болели. Накапливалась усталость, в тупо ноющих мышцах тела, особенно в икрах, выступившие сухожилия и вены стали резче.

  Новости тоже не радовали. Проходя, через один из городков Алексей узнал, что столица большевиков Москва, разбомблена мощным ударом объединенной авиационной группировки.

  Конечно, может фашисты и клика Муссолини врет, но все-таки! Какая доля правды в этом есть! Во всяком случае, настроение испортилось, а по кручам идти стало тяжелее. Впрочем, в том городке, где Алексей побывал пару дней назад, настроение людей - простых итальянцев было не однозначным! Простые люди не очень-то радовались, тем более, что Муссолини объявил тотальную войну СССР и ввел всеобщую трудовую повинность! Начался также массовый призыв в армию. Это тоже вызывало недовольство. Но в целом это было лишь слабой попыткой подсластить пилюлю. Однозначно, дела шли неважно.

  Понятно, что советскому союзу не под силу выиграть гонку вооружений, против всей Европы, гигантской колониальной империи Британии, и самой могучей в экономическом смысле державой планеты США. Да еще с учетом, огромнейших потерь в результате вторжения стран оси. Если вспомнить историю например первую мировую войну, то царская Россия уступала Германии в выпуске самолетов в пятнадцать раз, артиллерии в семь раз, в снарядах в три раза!

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru