Пользовательский поиск

Книга Солнечная буря. Страница 13

Кол-во голосов: 0

Марио встретился взглядом с Шиобэн и улыбнулся.

— Американцы во всей красе. Никогда никому не уступят.

— Но они были здесь первыми, — заметила Шиобэн.

— Да. Что правда, то правда.

Крышка люка отъехала в сторону. За ней стоял невысокий, крепко сложенный мужчина.

— Профессор Макгоррэн? Добро пожаловать на Луну. Она сразу его узнала. Это был полковник Бартон Тук из военно-воздушных и космических сил США, командующий базой «Клавиус». Под пятьдесят, с по-военному суровой стрижкой, он был почти на голову ниже Шиобэн.

— Зовите меня Бад, — с обезоруживающей белозубой улыбкой предложил он.

Шиобэн попрощалась с Марио. Тот возвращался на шаттл, где, как он выразился, «постели мягче, чем где-либо на „Клавиусе“».

Бад Тук и Шиобэн поднялись по лестничному пролету, что оказалось очень легко при силе притяжения в шесть раз ниже земной, и оказались под куполом. Затем они пошли по узкому некрытому коридору. В нескольких метрах у себя над головой Шиобэн видела гладкую пластиковую поверхность купола. Вокруг во множестве располагались коридоры и перегородки. Все было тихо, горел неяркий свет, никто не двигался, кроме Бада и Шиобэн.

Она тихо проговорила:

— Наверное, так и должно быть: первые шаги по такому загадочному месту, как Луна, в полумраке и тишине.

Бад кивнул.

— Конечно. Надеюсь, вы скоро освоитесь с лунным временем. У нас тут сейчас на самом деле два часа. Середина ночи.

— По лунному времени?

— По хьюстонскому.

От Бада Шиобэн узнала о том, что эту традицию ввели первые астронавты. Они отправлялись в свои эпохальные полеты, сверяя часы со временем на родине, в Техасе. Приятно было и теперь отдавать дань уважения пионерам освоения Луны.

Они подошли к нескольким закрытым дверям. Над ними горела неоновая табличка: МЯГКАЯ ПОСАДКА. Бад открыл одну из дверей. За ней оказалась небольшая комната, и Шиобэн заглянула внутрь. Там стояла кровать, которую можно было разложить, и тогда она стала бы двуспальной, стол, оборудование для связи. Имелась даже небольшая кабинка с душем и унитазом.

— Не гостиница, конечно, — посетовал Бад. — И обслуживания номеров тут тем более нет, — осторожно добавил он.

Вероятно, при этом сообщении какие-нибудь важные шишки закатывали скандалы и требовали пятизвездочных удобств, к коим они привыкли.

Шиобэн решительно заявила:

— Мне подойдет. Вот только… «Мягкая посадка» — что это значит?

— Это самые первые слова, произнесенные на Луне Олдрином*[6] в то самое мгновение, когда лунный модуль «Аполлона одиннадцать» коснулся поверхности планеты. Мы решили, что это вполне подходящее название для помещений, отведенных для наших гостей.

Бад подтолкнул ее смарт-кейс вперед. Оказавшись в комнате, кейс, по-видимому, решил, что его путешествие закончено, и раскрылся.

Бад сказал:

— Шиобэн, то совещание, о котором вы просили, я назначил на десять утра по местному времени. Все участники на месте — а главное, Мэнглс и Мартынов с Южного полюса.

— Благодарю вас.

— До этого времени располагайте собой, как пожелаете. Отдохните, если хотите. А мне пора совершить обход этого сарая. Буду рад, если вы составите мне компанию. — Он усмехнулся. — Я человек военный — привык к бессонным ночам. Кроме того, люблю все хорошенько осмотреть самолично, когда меня никто не отвлекает.

— На самом деле мне бы надо поработать.

Она виновато глянула на свой самораспаковывающийся багаж, на помятую одежду, которой следовало отвисеться, на свернутые рулонами софт-скрины. Но голова у нее уже и так была порядком набита всевозможными сведениями о Солнце и солнечных бурях.

Она внимательно посмотрела на Бада Тука. Он стоял, сложив руки за спиной, взгляд дружелюбный и спокойный. Простой, без знаков отличия, комбинезон обтягивал его квадратные плечи.

«Типичный служака, — подумала Шиобэн. — Таким и должен быть командующий лунной базой».

Но если она собиралась справиться с порученным заданием, то следовало заручиться его поддержкой.

И она решила войти к нему в доверие.

— Я ведь ничего не знаю о людях, которые здесь работают. Как они живут, о чем думают. Обход мог бы послужить для меня первым знакомством с базой.

Бад кивнул. Судя по всему, ее решение ему понравилось.

— Небольшая разведка перед боем никогда не повредит.

— Ну, я бы это так называть не стала…

И она попросила полковника выделить ей пятнадцать минут на то, чтобы разобрать вещи и освежиться.

Они быстро пошли по окружности купола.

В воздухе ощущался странный запах, напоминавший не то порох, не то горящие опавшие листья. Бад объяснил, что так пахнет лунная пыль, которой впервые за миллиард лет представилась возможность сгорать в присутствии кислорода, чем она теперь с превеликой радостью и занималась. Под куполом все было обустроено просто и функционально. Кое-где перегородки украшали любительские произведения искусства. На большинстве картин царствовал контраст между серым лунным цветом и розовым и зеленым земными.

Три купола базы «Клавиус» назывались «Артемида», «Селена» и «Геката».

— Греческие названия?

— Для древних греков Луна представляла собой триединство: Артемида отождествлялась с нарождающейся Луной, Селена — с полной, Геката — с убывающей. Этот купол, под которым расположено большинство жилых помещений, называется «Геката». Поскольку он половину дня погружен в сумерки, это название для него вполне подходит.

Помимо жилых помещений для двухсот человек «Геката» вмещала системы жизнеобеспечения и переработки, небольшую больницу, тренажерные и физкультурные залы и даже театр — открытую круглую площадку, обустроенную на основе, как утверждал Бад, небольшого лунного кратера.

— Тут у нас идут только любительские спектакли и концерты. Но как вы можете себе представить, они пользуются очень большой популярностью. Особенно балет.

Шиобэн вытаращила глаза от удивления.

— Балет?!

— Понимаю, понимаю. Вы этого никак не ожидали от служащих ВВС. Но вам непременно надо увидеть, как выглядит антраша при лунной силе притяжения. — Он пытливо взглянул на нее. — Шиобэн, вы, наверное, думаете, что мы тут живем, как в норе. Но это другой мир, он во всем другой — начиная с того, с какой силой он вцепляется в ваши кости. И люди здесь меняются. Особенно дети. Будет время — увидите.

— Надеюсь, будет.

По невысокому туннелю с непрозрачными стенками они перешли под купол, называемый «Селеной». Здесь было намного больше открытых пространств, чем в «Гекате», и основная часть крыши оказалась прозрачной, что позволяло проникать солнечному свету. На длинных лотках росли овощи: кресс-салат, капуста, морковь, зеленый горошек и даже картофель. Но росли они в жидкости. Лотки были соединены между собой трубами, слышались непрерывный гул вентиляторов и насосов и шипение увлажнителей.

«Совсем как огромная теплица», — подумала Шиобэн.

Иллюзии мешали только чернота неба над куполом и блеск жидкости там, где должна была бы находиться почва. Но многие лотки были пусты — ни овощей, ни питательного раствора.

— Значит, тут у вас гидропонная ферма, — сказала Шиобэн.

— Ага. И все мы здесь вегетарианцы. Если захотите поискать на Луне свинью, корову или курицу, искать придется очень долго. А вот в лоток я бы палец совать не стал.

— Не стали бы?

Бад показал на помидоры.

— Они растут на почти чистой моче. А вон тот горошек питается концентрированными экскрементами. Здесь немного припахивает, но на вкусе почти не отражается. И конечно, большинство растений генетически модифицированы. Тут здорово поработали русские. Они старались создавать растения, которые бы наиболее экономично вписывались в замкнутый жизненный цикл. Кроме того, растения должны быть приспособлены к специфическим местным условиям: низкой силе притяжения, невысоким давлению и температуре, особому облучению.

вернуться

6

Олдрин Эдвин (р. 1930) — астронавт США. Полет на «Джеми-ни-12» (1966). Первый в истории пилотируемый полет на Луну на «Аполлоне-11», выход на ее поверхность после Н. Армстронга (1969).

13
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru