Пользовательский поиск

Книга Солнечная буря. Содержание - 46 Второй толчок

Кол-во голосов: 0

А на Марсе начали просыпаться вулканы, дремавшие сотню миллионов лет. Ледяные полярные шапки, тонкие мазки из двуокиси углерода и замерзшей воды, быстро таяли. И вот теперь закапал дождь. Хелена сделала еще несколько шагов вперед и стала смотреть, как марсианский дождь падает в глубокие тени каньона.

В этот момент один из ее соратников начал взволнованно сообщать о своих находках:

— Я обнаружил корабль! И какой корабль! Он похож на остов выброшенного на берег кита. На обшивке — китайские иероглифы. Но в корпусе прореха размером с долину Маринера. Ох и грохнулся же он, видимо…

Хелена на протяжении этих долгих марсианских суток то и дело слышала, как переговариваются ее товарищи. Сама она выходила на связь через положенные промежутки времени, но решила не рассказывать своим коллегам, что с ней случилось, — по крайней мере, пока. И вот теперь она стояла и слушала голос человека, с которым ей уже не суждено встретиться вновь.

— Минутку. Я забираюсь внутрь корабля, стараюсь не дотрагиваться до острых краев… О… о господи…

Оказалось, что на борту корабля находилось более ста человек. Все — молодые мужчины и женщины детородного возраста, включая пилотов. Груз состоял из надувных домов, отбойных молотков, гидропонных лотков. Намерения не оставляли сомнений. Именно этим китайцы и занимались на протяжении последних пяти лет. Вот для чего они использовали свои тяжелые ракеты-носители — вместо того чтобы помогать остальным землянам строить щит. Вот как китайцы планировали позаботиться о том, чтобы что-то из их культуры уцелело после солнечной бури.

— Но китайское вторжение на Марс провалилось… У них почти получилось. Интересно, какие бы из них получились соседи?

«Наверняка все бы поладили между собой, — подумала Хелена. — Китай отсюда слишком далеко, так же как Евразия и Америка. Здесь все просто земляне — вернее, просто марсиане».

Она посмотрела на Солнце. Оно клонилось к закату и сейчас выглядело овалом с неровными краями из-за того, что воздух наполнился пылью и непривычными дождевыми облаками. Хелена помнила прогноз: сейчас буря должна была утихать — и все же что-то в закатном Солнце встревожило ее, будто должен был произойти еще какой-то неприятный сюрприз.

Пыль под ногами у Хелены зашевелилась. Она опустила взгляд.

Посреди постукивающих по пыли капель что-то вылезало из почвы. Не крупнее большого пальца, похожее на кожистый кактус. Прозрачные секции — окошечки, чтобы ловить свет и не терять драгоценные капли влаги. Растение было зеленое. Это была первая здешняя зелень, которую Хелена увидела на Марсе.

Ее сердце взволнованно забилось.

Члены экспедиции, обитавшие на базе «Аврора», за время своей затянувшейся командировки тщетно искали на Марсе жизнь. Они даже рискнули и предприняли опасную вылазку к Южному полюсу, где обследовали самую древнюю, самую холодную, девственную область вечной мерзлоты на всем Марсе. Они очень надеялись обнаружить там замерзшие и сохранившиеся марсианские микроорганизмы. Но и там нашли пшик. Такая эпохальная находка, безусловно, стала бы оправданием для лет, проведенных ими вдали от родины; и как жутко они были разочарованы, не обнаружив ровным счетом ничего.

А теперь — вот оно, пробивается из почвы прямо у нее под ногами.

У Хелены заныло в груди. Она могла и не проверять показания датчиков, она знала, что резервы скафандра походят к концу. Да гори он огнем, этот скафандр. Она хотела сообщить о своем открытии. Она поспешно включила вмонтированную в шлем камеру и наклонилась над маленьким растением.

— «Аврора», «Аврора», на связи Хелена. Вы не поверите…

Его корни уходили глубоко в холодные камни Марса. Ему не нужен был кислород, его ледяной метаболизм подпитывался водородом, высвобождавшимся из вулканической породы, содержавшей мизерное количество водяного льда, в процессе медленно текущей реакции. Вот так растение сохранилось на протяжении миллиардов лет. Как спора, ожидавшая в пустыне на Земле кратких весенних ливней, это терпеливое маленькое растение несколько тысячелетий ожидало возвращения марсианских дождей, чтобы вновь ожить.

46

Второй толчок

Цепочка событий, растянувшаяся на тысячелетия, почти завершилась. Солнечная буря, естественно, была сопряжена с колоссальными затратами энергии — но все же не с такими, какие вызвало бы в один прекрасный день человечество, если бы ему позволили расселиться во Вселенной.

Солнечная буря подходила к концу. Еще несколько десятков лет относительно упорядоченные циклы активности Солнца будут «хромать», но колоссальный выброс энергии имел очистительное влияние, а дестабилизация ядра завершилась. Все произошло именно так, как предсказали на редкость удачные математические модели поведения Солнца, разработанные Юджином Мэнглсом.

Но эти модели не были и не могли быть совершенны. И до того, как этот долгий день закончился, Солнце преподнесло своим измученным чадам еще один сюрприз.

Необычайно мощное магнитное поле Солнца придает форму атмосфере звезды. Ничего подобного на Земле не существует. Солнечная корона (верхний слой атмосферы) наполнена длинными полотнищами газа. Они, подобно лепесткам цветка, могут тянуться на большое расстояние от Солнца. Изящные изгибы этих «вымпелов» очерчиваются магнитными полями, которые ими управляют. «Вымпелы» очень ярки — именно эти полотнища плазмы видны вокруг закрытого диском Луны Солнца во время солнечного затмения. Но они настолько горячи, они так накачаны энергией магнитного поля, что их спектральный пик лежит не в области видимого света, а в спектре рентгеновских лучей.

Это — в обычное время.

По мере того как солнечная буря стихала, один такой «вымпел» образовался над активной областью, служившей эпицентром шторма. Соответствуя колоссальной нестабильности, породившей его, «вымпел» представлял собой гигантскую структуру. Его основание простиралось на тысячи километров, он уходил настолько далеко в космическое пространство, что его перистый край касался орбиты Меркурия.

У основания «вымпела» магнитные вихри уходили корнями глубоко в недра Солнца, где, изгибаясь, образовывали полость. Внутри этой полости находились удерживаемые магнитными полями миллиарды тонн яростно жаркой плазмы: это было царство магнетизма и плазмы. И по мере того как буря утихала, эта полость начала сжиматься.

«Крыша» просела, и громадные потоки магнитной энергии хлынули внутрь захваченной массы плазмы. Масса начала медленно подниматься к поверхности Солнца, потом — над ней. Но затем магнитное поле стало раскручиваться, массу плазмы отталкивало все сильнее и быстрее, и в итоге она уподобилась камню, брошенному из катапульты. Выброшенное облако — клубок плазмы и магнитных силовых линий — оказалось очень разреженным, гораздо менее плотным, чем тот «чистый» вакуум, который умеют создавать на Земле. Но в расчет шла не его плотность, а его энергия. Некоторые частицы разогнались почти до скорости света. В энергетическом смысле это был удар тяжелого молота.

И в точности так, как это замыслили холодные умы много тысяч лет назад в шестнадцати световых годах от Земли, именно на эту страдающую планету обрушился удар.

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru