Пользовательский поиск

Книга Солнечная буря. Содержание - 41 Дворец в небесах

Кол-во голосов: 0

Шахта лифта была оборудована незастекленными окнами. Шиобэн поднималась вверх, и перед ней открывалась панорама Лондона.

Свет уличных фонарей был убавлен до минимума, целые районы столицы лежали в полной темноте. Река темной лентой пересекала город, на ее поверхности были видны лишь редкие маленькие искорки — наверное, это были полицейские или армейские патрульные катера. Но тут и там горели огни бушевавших всю ночь пирушек, религиозных собраний и прочих мероприятий, отличавшихся скоплением народа. Уличное движение не замерло. Мрачную темноту разрывал свет фар, машины ехали потоками, невзирая на настоятельные призывы мэра этой ночью оставаться дома.

Но вот кабина подплыла к крыше купола. Шиобэн успела окинуть взглядом балки и перекладины, похожих на коротконогих пауков роботов-эксплуатационников, ползающих по этим балкам, и лондонских голубей, мирно воркующих под этой высоченной крышей.

Кабина затарахтела и остановилась, дверь скользнула в сторону.

Шиобэн вышла и оказалась на площадке — бетонной плите, подвешенной к внутренней поверхности купола. Площадка была открытая, и Шиобэн сразу стало холодно на свежем предрассветном апрельском ветру. Но все же площадку надежно защищали высокие проволочные ограждения. Из этой клетки вниз уводили хрупкие на вид лесенки. Вероятно, по ним можно было спуститься на землю, если все остальное рухнет.

На площадке дежурили двое охранников-здоровяков. Ручными сканерами они проверили идентификационное удостоверение Шиобэн.

«Интересно, часто ли они сменяются, эти терпеливые стражники? — подумала Шиобэн. — И долго ли они пробудут на своем посту, когда начнется самое страшное?»

Она отошла и посмотрела вверх.

По предрассветному небу с востока на запад быстро плыли тучи. На востоке за тучами колыхалось багряное свечение в форме занавесов и полотнищ. По всей вероятности, эта трехмерная световая структура возвышалась сейчас над всем ночным полушарием Земли. Конечно, это было полярное сияние. Высокоэнергетичные фотоны, прилетевшие от разгневанного Солнца, разбивали атомы в верхних слоях атмосферы и толкали электроны по спирали вдоль магнитных линий Земли. Полярное сияние было всего лишь одним из проявлений солнечной бури — самым безвредным.

Шиобэн шагнула к краю площадки и посмотрела вниз. Поверхность купола выглядела гладкой и блестящей, как отполированный хром, свет полярного сияния отражался от нее замысловатыми мерцающими бликами. Хотя массив «жестяной крышки» заслонял большую часть поля зрения, все равно Шиобэн видела панораму Большого Лондона, распростершегося у подножия купола. Огромные территории пригородов погрузились во тьму. Лишь кое-где горели островки света — больницы, военные или полицейские посты. Но в некоторых местах, как и под куполом, разливались огни — там, где люди упрямо разгоняли мрак своими гулянками. Издалека послышался выстрел. Самая обычная ночь — но как трудно было поверить, глядя на знакомый, все еще более или менее не изменившийся пейзаж, что другую сторону земного шара уже поджаривает буря.

Один из охранников тактично прикоснулся к плечу Шиобэн.

— Мэм, скоро начнет светать. Пожалуй, вам лучше будет спуститься вниз.

Он говорил с легким шотландским акцентом. Совсем молоденький — двадцать один, двадцать два, не старше. Шиобэн улыбнулась.

— Хорошо. Спасибо. И берегите себя.

— Ладно. До свидания, мэм.

Шиобэн отвернулась и пошла к кабине лифта. Полярное сияние было таким ярким, что на бетонную площадку ложилась расплывчатая тень.

04. 51 (по лондонскому времени)

В квартире Бисезы снова запищал будильник. Она посмотрела на дисплей, озаренный голубым светом, исходившим от отключившегося и ставшего бесполезным софт-уолла.

— Почти пять, — сказала Бисеза Майре. — Вот-вот взойдет солнце. Я думаю…

Писк будильника неожиданно прервался, дисплей почернел. Голубое свечение софт-уолла посветлело, мигнуло, угасло. Теперь комнату освещала только свеча, мерцавшая в подсвечнике на полу.

Лицо Майры в сгустившемся сумраке показалось Бисезе слишком большим.

— Мам, послушай.

— Что? О…

Бисеза расслышала тоскливое дребезжание. По всей видимости, отключился кондиционер.

— Как думаешь, электричество совсем отключилось?

— Может быть.

Майра хотела еще что-то сказать, но Бисеза приложила палец к губам. Несколько секунд обе молча лежали и прислушивались.

Бисеза прошептала:

— Слышишь? За окнами? Исчез шум машин. Они как будто все сразу остановились. И гудков не слышно.

Будто кто-то махнул рукой — и во всем Лондоне отключилось электричество: не только поток, поступавший от крупных центральных электростанций, но и автономные генераторы в больницах и на полицейских участках, аккумуляторы в автомобилях и все прочее, вплоть до батарейки в наручных часах Бисезы.

Потом Бисеза все же расслышала шум: крики, восклицания, звон разбитого стекла, грохот — наверное, взрыв. Она встала и пошла к окну.

— Наверное… — выговорила она. Послышался электрический треск. В следующее мгновение взорвался софт-уолл.

Майра вскрикнула. На нее посыпались осколки стекла. Обломки электронной начинки экрана, искрясь, градом полетели на ковер, ковер задымился. Бисеза бросилась к дочери.

— Майра!

41

Дворец в небесах

07. 04 (по лондонскому времени)

Два часа после рассвета Шиобэн провела в большом оперативном центре, устроенном на одном из средних этажей «евроиглы». Стены зала были увешаны огромными софт-скринами, люди работали за расставленными в ряды письменными столами, где светились маленькие софт-скрины. Здесь премьер-министр Евразии пытался держать, образно говоря, руку на пульсе всего, что происходило в его обширных владениях и по всей планете. Царила атмосфера лихорадочной деятельности, близкой к панике.

Сейчас самую большую проблему представляла не тепловая волна солнечной бури, а электрическая. Точнее, электромагнитный импульс.

Конструкция щита позволяла отвести от Земли самую страшную угрозу — наибольшую часть выброса энергии в пределах видимой части спектра. Но помимо этого видимого света с той же скоростью к Земле мчался поток высокочастотного излучения, гамма-лучи и рентгеновские лучи, от которых щит защитить Землю был не способен. Невидимый космический град был очень опасен для незащищенного астронавта; Шиобэн знала, что Бад и бригады его подчиненных на щите прячутся от излучения, как только могут. Атмосфера Земли для этого излучения была непрозрачна и могла спасти население планеты от его прямого воздействия. А вот вторичные эффекты вызывали множество проблем.

Само по себе излучение могло и не добраться до поверхности Земли, но энергию, которую несли в себе маленькие злобные фотоны, они где-то должны были сбросить. Каждый фотон сталкивался с атомом в верхних слоях атмосферы Земли и выбивал из этого атома электрон. Электроны, несущие заряд электричества, захватывались магнитным полем Земли и впитывали все больше и больше энергии от излучения, падавшего из космоса. Они начинали двигаться еще быстрее — и наконец отдавали свою энергию в виде импульсов электромагнитного излучения. В итоге, по мере того как Земля вращалась и подставляла все новые участки своей поверхности под удар солнечной бури, на большой высоте над планетой перемещалось тонкое облако измученных электронов, проливая энергию дождем на сушу и на море.

Вторичное излучение проникало сквозь человеческую плоть так, будто ее и не было. Но кроме того, оно вызывало импульсы электротока в длинных проводниках типа кабелей и воздушных линий электропередач. По электроприборам били удары тока, от которых приборы портились или даже взрывались: во всех домах Лондона отключилось электричество, любая электроплита или обогреватель превратились в потенциальные бомбы. Словно бы повторялось девятое июня две тысячи тридцать седьмого года, хотя глубинная физическая причина происходящего была иной.

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru