Пользовательский поиск

Книга Солнечная буря. Содержание - 33 Ядро

Кол-во голосов: 0

В этот миг Шиобэн почувствовала, что потеряла его — если считать, что он вообще ей принадлежал. Но не только ее роман с Бадом мог дать трещину в такое тяжелое и странное время.

Она отвела взгляд и погрузилась в созерцание необъятных просторов щита.

32

Личность, наделенная правами

Вернувшись на «Аврору», Шиобэн с облегчением начала готовиться к официальной цели своего визита.

Щит был настолько велик, что в него можно было завернуть Луну, как рождественский подарок, но люди, строившие щит, для себя оставили очень мало драгоценного обитаемого пространства, поэтому для торжественных церемоний тут места не было. Для этого особенного момента — включения искусственного интеллекта щита — Бад решил выделить командный отсек старушки-«Авроры». К его стыду, этот отсек уже давно служил душевой, но на поспешную подготовку ушло всего несколько часов. Только едва заметный запах мыла и пота остался.

Паря в невесомости, Шиобэн подплыла к дальней стене, держась одной рукой за поручень. Здесь ее ждали Бад и несколько его сотрудников. Другие работники строительства следили за церемонией с помощью электронных средств связи, так же как их друзья на Луне и на Земле, включая представителей правительства Евразии и США.

— И еще, — сказала Шиобэн в начале своей речи, — здесь присутствует самая важная персона сегодняшнего дня — не в этой комнате, но повсюду вокруг нас… Господь Бог…

— И налоговая инспекция, — добавил кто-то, сдавленно рассмеявшись.

— Для меня большая честь присутствовать при этом рождении, — продолжала Шиобэн. — Да, это в прямом смысле слова рождение. Как только я нажму на эту кнопку, включится компьютер — но более того: во Вселенной появится новое существо. В отличие от Аристотеля и Фалеса, которым, как личностям, пришлось утверждаться перед нами, эта личность с самого мгновения ее рождения будет персоной, наделенной правами. Не будучи человеком, она, тем не менее, будет обладать всеми правами в той же мере, в какой ими обладаю я.

Восхитительно думать о том, что разум, который начнет свое существование сегодня, родится из великого множества миллиардов компонентов, сотворенных в садах и на фермах, на крышах домов и подоконниках людьми со всей планеты. Эта особа обязана своим существованием всем нам — и обязана отплатить за это. Она приступит к работе немедленно, ей предстоит выполнить великую задачу — повернуть щит к Солнцу. С того момента, как наша помощница очнется, на нее ляжет огромная ответственность. — Шиобэн бросила взгляд на Бада. — Что касается ее имени, то это идея полковника Тука. В детстве я прочла древнегреческий миф о Персее, сыне Зевса. Персей должен был сразиться с Медузой, чей взгляд мог превратить его в камень. Поэтому он поднял вверх крепкий бронзовый щит. В щите он увидел отражение Медузы и отсек ей голову. Бад рассказал мне о том, что, согласно некоторым версиям этого мифа, щит на самом деле принадлежал сестре Персея, которая также была богиней. Поэтому имя, предложенное Бадом, имя этой богини-воительницы, представляется мне самым подходящим.

Она поднесла руку к пульту управления.

— Добро пожаловать в мир — в место, важнее которого нет для нашего будущего.

Она опустила ладонь.

Вроде бы ничего не изменилось. Люди, столпившиеся в отсеке, начали переглядываться. Но Шиобэн показалось, что атмосфера стала иной, что появилось ожидание и энергия.

А потом кто-то выкрикнул:

— Смотрите! Щит!

Бад поспешно вывел на софт-скрин изображение полного диска щита, переданное с наблюдательной платформы, парящей высоко над центральной осью. Длинные солнечные тени зазмеились по всей плоскости диска, а по поверхности спирально засверкали вспышки — это заработали ракетные двигатели.

Бад сказал:

— Вы поглядите-ка! Она уже принялась за работу! — Он запрокинул голову. — Ты меня слышишь?

И тут, словно ниоткуда, раздался голос. Немного неровный по тону, но при этом четкий, без какого бы то ни было акцента. Короче говоря, как у Аристотеля, только в женском исполнении.

— Доброе утро, полковник Тук. Это Афина. Я готова к первому уроку.

33

Ядро

Раненое солнце затихло. Случайному наблюдателю, пожалуй, показалось бы, что ничего не случилось, что гигантская бродячая планета здесь вовсе не пролетала.

Но конечно, так все и было задумано. Должны были пройти столетия, прежде чем сложные волны, ударившие по солнечному ядру, достигнут своего резонансного пика. И все это логически следовало за тем, что в Солнечную систему, образно говоря, был просто так брошен камешек с расстояния в шестнадцать световых лет.

Пока развертывалась ожидаемая последовательность событий, на Земле расцветали и приходили в упадок империи.

Когда одна молодая цивилизация вновь открыла для себя учение давно ушедших предков, началась подлинная революция. Впервые со времен античности европейские умы обратились к Солнцу не с подобострастным трепетом, а с любопытством и навыками анализа. В тысяча шестьсот семидесятом году Исаак Ньютон с помощью стеклянной призмы расщепил солнечный свет и получил плененную рукотворную радугу. Чуть позднее Джон Флэмстид, первый королевский астроном, применил законы Ньютона для составления карты движения планет и определил размеры Солнца и расстояние до него от Земли. В тысяча восемьсот тридцать седьмом году Уильям Гершель с помощью солнечного света нагрел воду в чаше и тем самым измерил энергию нашей звезды. К началу двадцатого века астрономы уже применяли нейтрино для изучения в процессов в глубоких недрах Солнца.

Это были люди нового типа, для которых Солнце стало обыденным объектом, предметом исследований. Но все же от солнечного жара и сияния они зависели точно так же, как их предки-солнцепоклонники.

И все это время в глубинах Солнца что-то происходило.

Все началось с ядра, как все процессы на Солнце.

Получив удар от бродячего гиганта две тысячи лет назад, ядро звенело, как колокол. Теперь его сложные и взаимопересекающиеся колебания наконец соединились в концентрат почти такой же мощности, как тот удар, который нанес Солнцу попавший внутрь него гигант. Детонация сгустка колебаний произошла прямо на границе лучистого слоя. Но конечно, как и было задумано, этот взрыв произошел прямо под незажившей раной туннеля, прорезанного через лучистую зону бродячей планетой.

Энергия каскадами устремилась ввысь. Малая часть ее осталась в зоне — хранилище, способном сберегать энергетический заряд миллионы лет. Преодолев две трети пути к поверхности Солнца, заряд энергии достиг тахолинии — границы между лучистой и конвективной зоной, над которой вещество Солнца кипит, как вода в котле. Тахолиния — это то место, где располагаются самые глубинные магнитные корни активных областей Солнца. Именно на тахолинию, на эту зыбкую границу, колебания ядра обрушили всю свою ярость.

«Проточные трубки», проводники магнетизма, заструились, как змеи, и мгновенно начали подниматься вверх. В обычных условиях магнитный вихрь поднимался к поверхности Солнца за месяц. Но эти мощные тороиды, расталкивавшие более холодную плазму, выбрались наверх всего за несколько дней. А возмущение в недрах Солнца было настолько сильным, что вслед за магнитными петлями устремилась энергия — словно воздух начал выходить из проколотого шарика.

Даже в самые спокойные времена вихри магнитных потоков прорываются на поверхность Солнца. Они образуют нечто вроде ковра над фотосферой — сплетение петель, лоскутов и волокон плазмы. Самая малая из таких петель в масштабах Земли просто огромна. А теперь высоко над фотосферой поднялись гигантские дуги, тащившие за собой потоки плазмы. Это грандиозное магнитное возмущение происходило одновременно с выбросом солнечной энергии, и на какое-то время участок поверхности, лежащий в основании этого «леса» магнетизма, начал испытывать энергетический голод. Невооруженным глазом и с помощью астрономических приборов стало видно, как по сияющему лику Солнца расползается гигантское пятно.

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru