Пользовательский поиск

Книга Солнечная буря. Содержание - 21 Помехи

Кол-во голосов: 0

«Счастье для него, — думала Шиобэн, — что он остается на Луне, где относительно легко обеспечить его безопасность. Но все равно, наверное, он чувствует себя так, словно его раздели догола и бичуют».

Она достала свой софт-скрин и начала делать заметки.

— Позвольте, я вам помогу, — сказала она. — Вам нужен офис. Секретарь…

Она сразу увидела панический ужас в глазах Юджина.

— Хорошо, не секретарь. Но я подыщу кого-нибудь, кто будет вместо вас принимать звонки. И отчитываться этот человек будет не перед вами, а передо мной.

«Но все же нужен кто-то здесь, на Луне, кто держал бы тебя за руку», — думала она. И тут ее осенило.

— Как насчет Михаила?

Юджин пожал плечами.

— Я его давно не видел.

— Я знаю, у него своих хлопот хватает.

Космическую метеослужбу, неожиданно превратившуюся из мало кому известного или добродушно осмеиваемого ведомства в одну из самых важных организаций в Солнечной системе, и ее представителей почти так же, как Юджина, засыпали звонками и письмами. Но Шиобэн видела, как Михаил работает с Юджином, у нее было такое ощущение, что этот гелиоастроном сумеет справиться с молодым гением. А если учесть, как Михаил смотрел на Юджина, то можно было не сомневаться: за эту работу он возьмется квалифицированно и с любовью.

— Я попрошу его проводить с вами больше времени. Возможно, он мог бы перебраться сюда, на «Клавиус», — ведь ему не обязательно лично находиться на полярной метеостанции.

Юджин не выказал особой радости, услышав эту идею. Но и не отверг сразу же, поэтому Шиобэн заключила, что добилась кое-какого успеха.

— Что еще? — Она склонилась к столу, чтобы лучше разглядеть его лицо. — Как вы себя чувствуете, Юджин? Вам что-то нужно? Вы должны понимать, как это важно, чтобы у вас все было хорошо, — как это важно для всех нас.

— Ничего не нужно, — ответил он мрачновато и даже, пожалуй, с тоской.

— То, что вы обнаружили, необычайно важно. Быть может, вы спасли жизнь миллиардам людей. В вашу честь будут воздвигать памятники. И поверьте мне, ваши труды — а особенно вашу классическую работу о солнечном ядре — будут читать всегда, во все времена. Эти слова вызвали у Юджина вялую улыбку.

— Я скучаю по ферме, — вдруг признался он.

Эти слова застали Шиобэн врасплох.

— По ферме?

— По «Селене». Я понимаю, почему понадобилось там все расчистить. Но я все равно скучаю.

«Он вырос в сельской местности в Массачусетсе», — только теперь вспомнила Шиобэн.

— Я, бывало, ходил туда и работал там, — признался Юджин. — Врач говорил, что мне нужно двигаться. Так что можно было либо там трудиться, либо какой-то занудной механической работой заниматься.

— Но теперь ферма закрыта. Как это типично: стараясь спасти мир, мы убиваем единственный островок зелени на Луне!

А как тяжело это, наверное, было с психологической точки зрения. Пытаясь понять черты характера этих людей, ставших добровольными узниками космоса, Шиобэн прочитала кое-что о космонавтах, живших на самых первых, грубо сработанных космических станциях, в обиходе именовавшихся «консервными банками», и узнала, как эти люди терпеливо выращивали маленькие кустики гороха на экспериментальных грядках. Они любили эти растения, эти крошечные живые существа, делившие с ними кров в одиночестве космоса. И вот теперь Юджин выказал похожие чувства. Значит, кое-что человеческое ему было не чуждо.

— Я что-нибудь придумаю, — пообещала Шиобэн. — О ферме, конечно, говорить не приходится. Но как насчет сада? Уверена, для этого местечко в «Гекате» найдется.

А если нет, мы выделим место. Вам, «лунянам», стоит напоминать о том, что именно вы стараетесь спасти.

Юджин поднял голову и впервые встретился с Шиобэн взглядом.

— Спасибо вам. — И тут же устремил взгляд на свой софт-скрин. — Но если вы не возражаете…

— Понимаю, понимаю… Работа.

Шиобэн отодвинула от стола стул и поднялась.

Той ночью она пришла в комнату Бада. Он прошептал:

— Я не знал, придешь ты или нет.

Она фыркнула.

— А вот я точно знала, что ты не пройдешь по коридору.

— Я такой прозрачный?

— Главное, что один из нас проделал этот путь.

— Я тебе говорил, что из нас получится хорошая команда.

— Докажи это, герой.

Все было чудесно. Бад оказался намного сильнее ее прежних мужчин, но при этом, в отличие от них, был более сосредоточен на ней.

А еще Бад весьма изобретательно пользовался малой силой притяжения Луны. В какой-то момент он выдохнул:

— Одна шестая g — самый лучший показатель силы притяжения. На Земле ты просто раздавлен. При невесомости ты бултыхаешься, как лосось, выброшенный на берег. А при одной шестой g собственный вес дает кое-какую инерцию, но при этом ты все равно легок, как детский надувной шарик. А я слышал, что даже на Марсе…

— Замолчи и продолжай, — прошептала она.

Потом она долго не могла уснуть и наслаждалась теплом его сильных рук, обнимавших ее. Два человека в коконе из света, воздуха и тепла на смертельно опасной поверхности Луны.

«Мы совсем как космонавты и их ростки гороха, — думала Шиобэн. — У них были только растения, у растений — только они, а у нас — только мы».

И даже тогда, когда их предавало Солнце, они были вместе.

21

Помехи

— В общем, так, — равнодушно изрекла Роуз Дели. — У вас имеются две проблемы, которые вы не можете разрешить. Без китайцев, с их большегрузными ракетами-носителями, вы не сумеете вовремя закончить сооружение инфраструктуры. Но даже если бы вы это смогли, у вас все равно нет метода производства нужного количества смарт-скина.

Она откинулась на спинку стула и воззрилась на Шиобэн с настенного софт-скрина.

— Вам крышка.

Шиобэн прижала к глазам кулаки и постаралась сдержаться. Шел январь две тысячи тридцать девятого года — миновало шесть месяцев после того, как она увидела на Луне складываемые штабелями первые детали для строительства щита, а после катастрофы девятого июня прошло уже полтора года. Наступило и ушло еще одно Рождество — тусклый и безрадостный праздник, и осталось чуть больше трех лет до дня солнечной бури.

Кроме Шиобэн, Тоби Питта и «говорящих голов» из космоса на софт-скринах в комнате для совещаний Королевского общества никого не было. Тоби, состоявший в Королевском обществе в должности администратора по организации мероприятий, постепенно превратился в личного секретаря Шиобэн и плечо, к которому можно было прислониться и поплакать. А сейчас ей ужасно хотелось расплакаться.

— Нам крышка, Роуз, — уточнила она.

— Не поняла?

— Роуз, порой вы разговариваете, как мой водопроводчик. «Вам крышка» — это неверно сказано. Очень важно верно подбирать слова. Это не моя проблема, а наша. Так что крышка всем нам.

Бад Тук, глядевший на Шиобэн с другого софт-скрина, негромко рассмеялся.

Роуз гневно уставилась на Шиобэн.

— Крышка она и есть крышка, выпендрежница вы и зануда. Мне пора кофе выпить.

Она отодвинулась от стола и уплыла с экрана.

— Начинай сказку сначала, — уныло произнес Михаил.

Несмотря на то, что Шиобэн всегда инстинктивно переживала за то, как сложится ее рабочий день, все ли пойдет по плану, в это утро она ощущала непривычный оптимизм.

На Луне, по прошествии нескольких месяцев титанических усилий Бада и его команды, было закончено строительство «Пращи», пусковая установка заработала, и неутомимые колонисты уже приступили к сооружению второго масс-драйвера. Мало этого, так еще полным ходом разворачивалось производство стекла. Прямо на дне кратера Клавиус встали фабрики, и теперь детали для щита поступали к «Праще» непрерывным потоком, круглые лунные сутки напролет. Роуз Дели, которую оторвали от работ по получению гелия-3, несмотря на свое, мягко говоря, скептическое отношение к проекту, показала себя очень и очень способным организатором производства стекла.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru