Пользовательский поиск

Книга Солнечная буря. Содержание - 16 Опрос

Кол-во голосов: 0

Николаус спросил:

— А как насчет Марса? Марс ведь дальше от Солнца?

— Верно, но не настолько далеко, чтобы на его поверхности тоже не погибло все живое.

Мириам задумалась.

— Вы что-то говорили насчет того, что жизнь в недрах Земли может уцелеть.

— Глубинная горячая биосфера. Да. Существует мнение, что это и есть тот самый источник, с которого вообще началась жизнь на Земле. Вероятно, так может случиться снова. Возрождение, так сказать. Но пройдет миллион лет, прежде чем на Земле опять появятся простейшие одноклеточные микроорганизмы. — Она печально улыбнулась. — Сильно сомневаюсь, что разведчики в далеком будущем смогут узнать о нашем существовании.

— А мы могли бы выжить на такой глубине? Смогли бы питаться этими бактериями? — спросил Николаус.

Шиобэн неуверенно отозвалась:

— Возможно, достаточно глубокий бункер… Но разве мы сможем существовать автономно? Поверхность будет уничтожена, выйти на нее вновь станет нельзя. Никогда.

Мириам встала. Злость придала ей сил.

— Вот это мы и обязаны сказать людям? Что они должны выкопать норы в земле и ждать смерти? Мне нужно что-нибудь получше этого, Шиобэн.

Королевский астроном поднялась.

— Да, мэм.

— Мы встретимся еще раз.

Мириам начала взволнованно ходить по комнате. Остановившись, она сказала Николаусу:

— Нужно отменить все мои встречи до конца дня.

— Уже отменены.

— И еще нужно сделать несколько звонков.

— Сначала в Америку?

— Естественно.

Она первой вышла из комнаты — энергичная, возбужденная, на ходу строящая планы. Еще ничего не закончилось. На самом деле все только начиналось.

Для Мириам Грек конец света стал личным вызовом.

16

Опрос

Бисезе еще раз пришлось пройти через все это.

— И затем вы вернулись домой, — подчеркнуто выразительно выговорил капрал Бэтсон. — Из этого… другого места.

Бисеза сдержала вздох.

— С планеты Мир. Да, я вернулась домой. И это объяснить сложнее всего.

Они сидели в маленьком кабинете капрала Бэтсона в Олдершоте. Стены комнаты были окрашены в успокаивающие пастельные тона, на одной из них висел морской пейзаж. Обстановка, предназначенная для раскалывания «крепких орешков».

Бэтсон не сводил с нее глаз.

— Просто расскажите мне, что произошло.

— Я увидела затмение…

Ее каким-то образом втянуло внутрь Ока — огромного Ока, висевшего над полом в святилище Мардука в древнем Вавилоне. И через Око она попала домой, в свою квартиру в Лондоне, рано утром злосчастного дня девятого июня.

Но она не сразу оказалась дома. Было еще одно место, где она побывала вместе с Джошем, а дальше его не пропустили. Выжженная, красная, каменистая и пыльная равнина. Вспоминая о ней теперь, Бисеза думала, как этот пейзаж походил на снимки Марса, сделанные экипажем «Авроры-1». Но она там дышала воздухом, а следовательно, наверняка находилась на Земле.

А потом наступило затмение. Солнце стояло высоко в небе. На Солнце наплыл диск Луны, но не закрыл его целиком — в небе осталось огненное кольцо.

Тихонько шуршал по бумаге карандаш Бэтсона, аккуратно записывавшего фантастический рассказ Бисезы.

Командование старалось вести себя в отношении Бисезы справедливо.

После того как она послала сообщение своему командиру в Афганистан, ей было приказано явиться в офис министерства обороны в Лондоне, после чего ее направили на медицинские и психологические тесты в Олдершот. Пока по вечерам ей позволяли возвращаться домой, к Майре. Однако ее «пометили» — нанесли «умную» татуировку на ступню.

И вот теперь, в ожидании результатов медицинского обследования, ее, как здесь выражались, «опрашивал» снисходительный молодой психолог.

Бисеза решила рассказать армейскому начальству все как было. Она не видела пользы во лжи. Кроме того, ее рассказ — если являлся правдой — имел невероятную важность. Бисеза была солдатом и верила, что у нее есть долг: начальство, начиная с непосредственных командиров, непременно должно было узнать о том, что известно ей, а она должна была попытаться заставить их поверить.

Что же до нее самой… Что ж, как весело объявила кузина Линда: «Вскрытие производят один-единственный раз!»

И все же терпеть процесс дознания было нелегко. Номинально Бисеза была выше званием, чем этот капрал, но здесь, в своем кабинете, он являлся психологом, а она — «психом», поэтому вопрос о том, кто тут главный, не стоял.

И ее даже нисколько не утешало то обстоятельство, что на Мире она была знакома с другим Бэтсоном из Британской армии, тоже носившим звание капрала. Ей ужасно хотелось расспросить его о семейных корнях и узнать, не было ли у него случайно в шестом или седьмом колене предка, который служил на северо-западной границе Пакистана. Но она понимала, что лучше таких вопросов не задавать.

— После нашей последней беседы я поинтересовался насчет затмений, — сказал Бэтсон, заглянув в свои записки. — Тут сказано, что расстояние от Земли до Луны немного меняется. Поэтому «полное» затмение может быть неполным. Солнце и Луна могут сойтись в одной точке на небе, но какая-то часть солнечного диска будет выглядывать, поскольку кажущиеся размеры Луны недостаточно велики. Это называется кольцеобразным затмением.

— Я знаю про кольцеобразные затмения, — ответила Бисеза. — Я тоже поинтересовалась. Кольцо, которое я видела, было намного шире, чем при любом кольцеобразном затмении.

— Что ж, давайте поразмышляем о геометрии, — предложил Бэтсон. — Из-за чего вы могли увидеть такое широкое кольцо? Может быть, Солнце было больше. Или Луна меньше. Или Земля сильнее приблизилась к Солнцу. Или Луна отдалилась от Земли.

Бисеза удивилась.

— Я не ожидала, что вы станете вот так анализировать мое видение.

Бэтсон вздернул брови.

— Но вы продолжаете утверждать, что это было не просто видение. Я показал ваши рисунки моей приятельнице, астроному. Она сказала, что Луна на самом деле удаляется от Земли. Вы знали об этом? Это как-то связано с приливами — но не могу сказать, чтобы я все досконально понял. Но это действительно так, и это доказывают с помощью лучей лазера. Однако этот процесс очень медленный. Такого затмения, какое описываете вы, мы не увидим раньше чем через сто пятьдесят миллионов лет.

Он посмотрел ей прямо в глаза.

— Для вас что-нибудь означает это число? Бисеза постаралась сохранить спокойствие. Ей не впервые приходилось обдумывать новую, неожиданную информацию.

— Но что оно может означать?

— Это вы, по идее, должны бы мне ответить, не забывайте. Вы говорите, что вам все это было показано и что домой вас доставили с какой-то целью. С сознательной целью, которую преследовали те, кто, как вы полагаете, и сотворил все это. Те, кого вы именуете…

Он заглянул в записи.

— Первенцами, — подсказала Бисеза.

— Да-да. У вас есть хоть какая-то догадка, почему выбрали вас, почему именно вами так манипулировали?

— Я бросила им вызов, — ответила Бисеза, но тут же добавила: — На самом деле нет у меня никаких догадок. Я чувствую, что мне что-то говорят, но смысла не понимаю.

Она беспомощно посмотрела на Бэтсона.

— Это звучит безумно?

— Совсем наоборот. Судя по моему личному опыту, психически нормальные люди считают, что мир невероятно сложен и непременно несправедлив. Давайте будем откровенны: в армии все именно так и есть! А безумцы — это те, которые считают, что все понимают в мире.

— Стало быть, вы склонны мне верить, потому что я не понимаю смысла того, о чем рассказываю, — сухо резюмировала Бисеза.

— Я так не говорил, — возразил Бэтсон. — Но с самого первого мгновения, как только вы вошли ко мне в кабинет, я понял, что вы говорите правду — так, как вы ее понимаете. А мне пока не удалось исключить возможность того, что все, о чем вы говорите, действительно имело место… Простите.

У него на столе загорелся софт-скрин. Он прикоснулся к экрану, и Бисеза увидела, как замелькали таблицы и графики. Через пару минут Бэтсон сказал:

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru