Пользовательский поиск

Книга Солнечная буря. Содержание - 10 Мягкая посадка

Кол-во голосов: 0

— Прошу прощения, профессор, что у меня не было времени поговорить с вами. — У Марио был американский акцент, сохранившийся со времен обучения в космическом центре Хьюстона. — Надеюсь, Саймон хорошо о вас заботился?

— Прекрасно, благодарю вас. — Шиобэн немного растерялась. — Вот только еда немного безвкусная, правда?

Марио пожал плечами.

— Это из-за невесомости, я так думаю. Как-то связано с балансом жидкости в организме. Для всех астронавтов-итальянцев — подлинная трагедия!

— А вот спала я превосходно. Так крепко, как в детстве.

— Я рад за вас. Если честно, мы впервые совершаем полет с одной-единственной пассажиркой.

— Я так и поняла.

— Но на самом деле отчасти так и должно быть, потому что Владимир Комаров в свой последний полет отправился один.

— Комаров? О! Это тот, в честь кого назван шаттл.

— Верно. Комаров — герой, и для русских, у которых много героев, это о чем-то говорит. Он первым совершил полет на космическом корабле «Союз». Когда во время возвращения на Землю вышли из строя бортовые системы, он погиб. А герой он потому, что взошел на борт этой посудины, почти наверняка зная о том, насколько велики недостатки этого малопроверенного корабля.

— Значит, шаттл назван в честь погибшего космонавта. Разве это не дурной знак?

Марио улыбнулся.

— Вдалеке от Земли у нас развиваются иные суеверия, профессор. — Он глянул на погасшие софт-скрины. — Знаете, мы тут не привыкли секретничать. Это не приветствуется. Чтобы выжить, мы должны сотрудничать. Секретность вредна, профессор, она не способствует общему духу. А вы и ваша миссия окутаны покровом тайны, и я о вас ничего не знаю, кроме этого.

— Сочувствую, — осторожно отозвалась Шиобэн.

Марио потер подбородок, заросший трехдневной щетиной. Он успел признаться Шиобэн в том, что терпеть не может бриться в космосе, поскольку сбритые щетинки разлетаются по каюте.

— Дело не только в этом, — признался капитан. — Канал связи между Землей и Луной необычайно узок. Бутылочное горлышко, можно сказать. И если бы я захотел, чтобы какие-то важные сведения не просочились в глобальные сети, то самое милое дело — разместить эти сведения на Луне.

Он, безусловно, был прав; именно из-за легкости проведения секретных переговоров на Луне Шиобэн и отправили туда, а не вызвали экспертов с Луны на Землю.

— Но ведь вы знаете, что я являюсь посланницей премьер-министра Евразии. Уверена, вы понимаете, что секретность, соблюдаемая мной, продиктована с более высоких уровней.

«Так что нечего меня подначивать», — мысленно добавила она и повернулась к выключенным софт-скринам.

— Так что, если вы не возражаете…

— Опять за науку? Думаю, немного поздновато. Он посмотрел в иллюминатор.

Серп Луны исчез. За окошком мелькали черные и светло-коричневые пятна.

Марио негромко проговорил:

— Вы видите кратер Клавиус, профессор.

Шиобэн широко раскрыла глаза. Клавиус, расположенный к югу от кратера Тихо, представлял собой настолько громадную котловину, что его дно было выпуклым, оно выпятилось за счет кривизны поверхности Луны. Шаттл снижался, и стали видны мелкие воронки на дне громадной котловины: кратеры всех размеров, накладывающиеся друг на друга, — насколько хватало глаз. Странный, искореженный пейзаж, чем-то похожий на поле боя после какой-то великой войны. Но вот Шиобэн увидела едва заметную на фоне тени, отбрасываемой стенкой кратера, тонкую линию, сверкающую золотую нить, словно бы упавшую на серый лунный пол. Судя по всему, это была «Праща» — новая, еще не законченная электромагнитная стартовая система, мощный рельс длиной более километра. Даже с такой высоты Шиобэн видела свидетельство того, что человеческие руки прикоснулись к лику Луны.

Марио наблюдал за ней.

— Впечатляет, верно? — улыбнулся он и отправился в кабину, дабы подготовиться к выполнению протокола посадки.

10

Мягкая посадка

В центре базы «Клавиус» возвышалось три больших надувных купола. Соединенные между собой прозрачными переходами и подземными туннелями, купола были засыпаны лунной пылью для защиты от солнца, космических лучей и прочих вредных воздействий. В итоге при взгляде с высоты купола выглядели частью лунного пейзажа, они походили на пузыри на поверхности серо-бурого реголита.

Шаттл «Комаров» без особых церемоний совершил посадку в полукилометре от главных куполов. Поднятая пыль занудно медленно опадала в безвоздушной атмосфере Луны. Тут не было никаких взлетно-посадочных площадок, только множество неглубоких вмятин, выжженных в пыли и камне, — следы многочисленных взлетов и посадок.

К люку шаттла пополз прозрачный рукав туннеля. В сопровождении капитана Марио Шиобэн сделала первые шаги в условиях непривычной для нее силы лунного притяжения. Ее смарт-кейс ехал позади на колесиках.

Вид ближайших окрестностей был слегка искажен кривизной стенок прозрачного туннеля. Шиобэн показалось, что вокруг лежат невысокие холмы. Все острые, выступающие поверхности покрывала вездесущая пыль — итог падения метеоритов на протяжении многих и многих тысячелетий. «Почти как заснеженное поле», — подумала Шиобэн. Тени оказались не такими непроницаемо черными, как она себе представляла. Черноту смягчало отраженное свечение лунного грунта. Этому не следовало удивляться: в конце концов, свет Луны озарял Землю с тех самых незапамятных времен, когда в результате гигантской космической катастрофы образовалась система Земля — Луна. И вот теперь Шиобэн шагала по Луне, озаренная ее светом. Но на этом участке тьму рассеивали еще и фары вездеходов, прожектора, установленные на цистернах с топливом, на спасательных бункерах, на складах с оборудованием.

Переходной коридор закончился возле небольшой тесной кабинки. Шиобэн и Марио спустились на эскалаторе к подземному туннелю. Здесь их ожидал открытый вагончик, поставленный на ленту монорельсовой дороги. Места в вагончике хватало для десяти человек, то есть для всех, кто мог прибыть на шаттле, — восемь пассажиров и двое космолетчиков.

Вагончик бесшумно заскользил по рельсу.

— Индукционный принцип движения, — объяснил Марио. — Тот же, по которому со временем будет работать «Праща». Непрерывный свет Солнца и малая сила притяжения — физические явления, лежащие в основе движения этой электрической тележки, словно бы специально предназначенной для Луны.

Туннель был узкий, его освещали флуоресцентные трубки. Оплавленные, выжженные в горной породе стенки находились так близко, что, протянув руку, Шиобэн могла бы до них дотронуться, и это было совершенно безопасно, поскольку вагончик двигался чуть быстрее скорости пешей ходьбы. Шиобэн постепенно постигала правило: вдали от Земли поведением правила осторожность. Абсолютно все следовало делать медленно и аккуратно.

Туннель заканчивался люком, за его крышкой находилось помещение, которое Марио назвал «пыльной камерой». Комнатка была оборудована щетками, пылесосами и прочими приспособлениями для очистки скафандров и людей от лунной пыли, прилипавшей ко всему на свете за счет электростатики. Поскольку Марио и Шиобэн на поверхность Луны не выходили, чистку они прошли быстро.

На внутренней крышке люка красовалась табличка с надписью крупными буквами:

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА БАЗУ «КЛАВИУС» ИНЖЕНЕРНО-КОСМИЧЕСКИХ ВОЙСК США

Затем следовал перечень организаций-спонсоров — от НАСА и военно-воздушных и космических сил США до компании «Боинг». Далее список различных частных инвесторов, а затем, как бы не слишком охотно, перечислялись евразийские, японские, всеарабские, всеафриканские и прочие космические организации, вложившие более половины денег в создание этого проекта, осуществляемого под эгидой американцев.

Шиобэн прикоснулась к маленькому кружку — эмблеме Британского национального космического агентства. В последние годы в Британии расцвела робототехника и миниатюрная техника. В самом начале века в освоении Луны и Марса царствовала автоматика, и это было время славы БНКА и работавших там инженеров. Но этот период оказался коротким и уже закончился.

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru