Пользовательский поиск

Книга Солнечная буря. Содержание - Часть 2 Предсказания

Кол-во голосов: 0

Солнечный выброс столкнулся с магнитным полем Земли. В обычных условиях магнитное поле служит для планеты броней и защищает даже спутники, летающие на низких орбитах, но сегодня выброс пробил защиту Земли ниже орбит многих спутников. Ставшие доступными для волн энергетических солнечных частиц спутниковые системы получили дозы статического электричества и в итоге отключились.

Представьте себе крошечные молнии, сверкающие повсюду над вашими электрическими схемами.

— Ничего хорошего, — буркнула Филиппа.

— Верно. Заряженные частицы также просачивались в верхние слои атмосферы и по пути отдавали свою энергию — это стало причиной возникновения полярных сияний. Магнитное поле Земли пережило несколько сильнейших колебаний. Вероятно, вам известно о том, что электричество и магнетизм взаимосвязаны. Изменения магнитного поля вызывают электрический ток в проводниках.

Филиппа растерянно произнесла:

— Так работает динамо-машина?

— Да! Именно так. При колебаниях в магнитном поле Земли оно посылает ток большой мощности непосредственно в толщу Земли, а также в любые электропроводящие материалы, какие попадутся на пути.

— Например, в наши энергораспределительные сети, — сказала Филиппа.

— И в линии связи. Сотни тысяч километров проводящих кабелей неожиданно получают разряды быстро меняющегося по мощности электрического тока высочайшего напряжения.

— Ясно. И что же нам с этим делать?

— Делать? Делать нам с этим, собственно, нечего. — Вопрос показался Шиобэн глупым, ей пришлось удержаться от недоброго смеха. — Ведь мы разговариваем о Солнце.

Речь шла о звезде, которая за одну секунду вырабатывала больше энергии, чем человечество смогло бы произвести за миллион лет. Данный выброс энергии вызвал геомагнитную бурю, намного превысившую масштабы мощности, предусмотренные специалистами, которые вели многолетние наблюдения за светилом. А для Солнца это было всего-навсего едва заметное содрогание. «Что с этим делать?» Вот уж, в самом деле, вопрос. Ничего нельзя было сделать с Солнцем, можно было только не попадаться на его пути.

— Нужно просто все это переждать.

Филиппа нахмурилась.

— А сколько времени это продлится?

— Этого никто не знает. Насколько мне известно, происшествие беспрецедентное. Но энергетический выброс движется быстро и вскоре минует Землю. Возможно, осталось всего несколько часов.

Филиппа серьезно проговорила:

— Нужно выяснить поточнее. Нам приходится думать не только об электроэнергетике. Кроме нее есть еще канализация, водоснабжение…

— Дамба на Темзе, — вырвалось у Тоби. — Когда очередной высокий прилив?

— Не знаю, — отозвалась Филиппа и сделала пометку в блокноте. — Профессор Макгоррэн, вы могли бы попытаться уточнить временные рамки?

— Да, я попытаюсь, — сказала Шиобэн и прервала связь.

— Конечно, — обратившись к ней, заметил Тоби, — разумно было бы изначально строить все системы с более надежной степенью защиты.

— Ох, — вздохнула Шиобэн, — но когда мы, люди, что-то делали разумно?

Шиобэн продолжала работать. Но шло время, и связь становилась все хуже и хуже.

Кроме того, ее отвлекали от работы новые кадры съемок.

Мощный взрыв на крупнейшем трансъевропейском газопроводе, по которому в настоящее время в Британию доставлялась большая часть природного газа. Как и электрические кабели, трубопроводы также представляли собой проводники многокилометровой длины, и возникновение в них электрического тока могло вызвать коррозию металла вплоть до его разрушения. Для защиты от подобной проблемы все трубы газопроводов были снабжены заземлением, и заземляющие устройства стояли на сравнительно небольшом расстоянии друг от друга. Но этот газопровод был построен совсем недавно, и в целях экономии при его сооружении использовали трубы из этилена. Этот материал воспламенялся намного легче. Шиобэн, с трудом владея собой, изучила статистику по этой катастрофе: стена пламени шириной в километр, выжженный лес на многие мили вокруг, сотни пропавших без вести — скорее всего, погибших… Она попыталась представить этот ужас, помноженный на тысячу и происходящий по всему миру.

Но страдали не только люди и построенные ими технические системы. Время от времени поступали новости о стаях птиц, сбившихся с пути, мелькали наводящие тоску кадры, изображавшие выбросившихся на побережье Северной Америки китов.

Тоби Питт принес Шиобэн телефон — громоздкое приспособление с длинным шнуром.

— Извините, что вам пришлось так долго ждать. Этому аппарату было не меньше тридцати лет, но, как только его подсоединили к надежной волоконно-оптической телефонной сети, он более или менее сносно заработал. После нескольких попыток Шиобэн удалось дозвониться до больницы Гая и упросить регистраторшу разыскать ее мать.

Голос у Марии был немного испуганный, но все же она владела собой.

— Со мной все прекрасно, — упрямо убеждала она дочь. — Тут только свет мигал, а вообще аварийная система работает хорошо. Но проблем все равно хватает.

Шиобэн понимающе кивнула.

— Больницы наверняка переполнены. Жертвы тепловых ударов… пострадавшие при автомобильных авариях…

— Не только, — оборвала ее Мария. — Поступают люди, у которых забарахлили регуляторы ритма сердца, или сервомышцы, или имплантаты, управляющие перистальтикой кишечника. А люди с сердечными приступами поступают просто-таки толпами. Даже такие, у которых никаких имплантатов нет.

«Конечно, — подумала Шиобэн. — Ведь тело человека представляет собой сложную систему, управляемую биоэлектричеством, оно само по себе подвержено воздействию электрических и магнитных полей. Мы все связаны с Солнцем, — думала она, — как птицы и киты, мы притянуты к нему невидимыми силовыми линиями, о существовании которых пару веков назад никто даже не догадывался. И мы так чувствительны к гневу нашего светила».

Голос Тоби Питта вывел ее из задумчивости.

— Шиобэн, простите, что вмешиваюсь. Вам звонят.

— Кто?

— Премьер-министр.

— Господи Боже! — Она немного подумала и спросила: — Какой страны?

Телефон в ее руке словно бы ожил. Разряд тока рванулся в тело. Мышцы правой руки одеревенели. Трубка выпала из пальцев и заскользила по крышке стола, рассыпая голубые искры.

Часть 2

Предсказания

8

Выздоровление

Кто-то забарабанил в дверь квартиры.

Бисеза научилась прятать свое настроение в присутствии Майры. Раздвинув губы в улыбке, не обращая внимания на то, как часто бьется сердце, она медленно встала с дивана, закрыла и отложила журнал.

Майра повернула голову и подозрительно посмотрела на мать. Она лежала на животе и смотрела на софт-уолл. На экране шла синтезированная «мыльная опера».

«Для восьмилетней девочки у нее слишком понимающий взгляд», — подумала Бисеза.

Майра знала о том, что несколько дней назад с миром случилось что-то непонятное. Прежде всего, странным было то, что мать находилась дома. Но между ними возникло нечто вроде понимания, вроде заговора. Они словно бы договорились: будем вести себя как обычно, и, может быть, в какой-то момент все станет так, как было. Такова была их безмолвная надежда.

Бисеза могла прошептать команду Аристотелю, чтобы он сделал часть двери прозрачной. Но, будучи офицером британской армии, обученным боевым искусствам, она никогда особо не доверяла чувствительности электронной аппаратуры, и для того, чтобы окончательно удостовериться, кто стоит за дверью, по старинке посмотрела в дверной глазок.

Это оказалась всего-навсего Линда. Бисеза отперла дверь.

Невысокая, крепкая, деловитая двадцатидвухлетняя Линда была двоюродной сестрой Бисезы. Она училась в Имперском колледже и изучала биосферную этику. Последние два года она еще присматривала за Майрой во время долгих заграничных командировок Бисезы. Сейчас девушка держала под мышками два пухлых бумажных пакета с продуктами. Еще два пакета стояли у ее ног. Линда была мокрая от пота.

9
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru