Пользовательский поиск

Книга Солнечная буря. Содержание - 7 Массивный выброс

Кол-во голосов: 0

Вот так внешне выглядела работа космической метеослужбы. Лунная станция была всего лишь одной в сети станций, ведущих постоянное наблюдение за Солнцем и располагавшихся на всех континентах Земли. На орбитах вокруг Солнца летали специальные спутники. Таким образом, космическая метеослужба наблюдала за звездой мириадами глаз.

Эта работа была необходима. Солнце светило пять миллиардов лет, оно выдыхало тепло, свет и солнечный ветер — поток заряженных частиц с высоким энергетическим потенциалом. Но этот процесс не был неизменным. Даже в обычное время солнечный ветер «дует» порывами. Колоссальными потоками он выливается из дыр в солнечной короне, прорывается к верхним слоям атмосферы Солнца. Пятна на Солнце — более холодные участки с характерным скоплением магнитных полей — были замечены людьми на поверхности светила еще в четвертом веке до Рождества Христова. Из таких возмущенных областей, изобилующих вспышками и сильнейшими взрывами, в космос может выбрасываться высокочастотное излучение и быстро движущиеся заряженные частицы. Вся эта «погода» ударяет по слоям воздуха и электромагнитным полям, защищающим Землю.

На протяжении большей части истории человечества эти явления протекали незамеченными — за исключением роскошных полярных сияний, время от времени появлявшихся на небе. Но если люди в массе своей не слишком восприимчивы к космическим бурям, к ним чрезвычайно чувствительно электрическое оборудование. Почти за два столетия до две тысячи тридцать седьмого года телеграфисты начали жаловаться на головные боли, и выяснилось, что причиной стали токи, вызванные Солнцем в телеграфных линиях. С тех пор, чем зависимее становился мир от техники, тем более он открывался для ударов солнечных катаклизмов. И в тот день Земля познала это во всей красе.

Для хрупкой, технически высокоразвитой и в значительной степени взаимосвязанной цивилизации жизнь неподалеку от звезды оказалась чем-то сходной с жизнью рядом с медведем. Как и медведь, звезда могла не причинять тебе никакого вреда. Но, по меньшей мере, тебе следовало за ним (и за ней) наблюдать очень внимательно. Вот почему была организована космическая метеослужба.

Теперь она существовала под эгидой Евразийского союза, но в свое время, в двадцатом веке, начиналась с куда более скромной организации — Американского центра космической экологии, совместного детища НАСА, Национальной администрации по океану и атмосфере и министерства обороны.

— В то время данные собирались не так упорядочение, — сказал Михаил. — В разрозненном виде они поступали с научных спутников, предназначенных для других целей. А прогнозы представляли собой догадки, не более того. За это пришлось дорого заплатить в две тысячи одиннадцатом году, во время нескольких солнечных бурь, пришедшихся на время максимума солнечной активности. В настоящее время у нас имеется довольно сносная база данных, постоянно обновляющаяся в реальном времени. Системы предсказания представляют собой большие цифропрогностические блоки, в основе работы которых лежит магнитогидродинамика, физика плазмы и так далее. Мы обладаем полной последовательностью теоретического моделирования от поверхности Солнца до поверхности Земли…

Но Юджин не слушал его. Он постучал кончиком пальца по изображению в спектре водорода.

— Вот в чем проблема, — сказал он.

Это была новая активная область. Намного более темная, чем окружающая ее фотосфера, она напоминала уродливый шрам в форме буквы «S».

— Признаюсь, это выглядит озадачивающе, — произнес Михаил. — На данной стадии солнечного цикла чего-либо подобного ожидать не приходилось.

— А я ожидал именно этого, — ответил Юджин. — В том-то все и дело.

Михаил осторожно поинтересовался:

— Вы о конце света?

— Сегодня еще не конец света. Сегодня мы видим только его предвестие. Но и это будет довольно неприятно. Вот почему я к вам прибыл. Вы должны их предупредить. — Его глаза стали большими и темными, в них затаился страх. — У меня имеется проверенный временем прогноз.

— Вы уже говорили.

— Но все равно мне никто не поверит. А вас послушают. В конце концов, это ваша работа. И теперь, когда у вас есть доказательства, вам придется сделать свою работу, так ведь? Вы обязаны их предупредить.

«У этого Юджина напрочь отсутствуют навыки общения с людьми», — подумал Михаил, в душе у которого смешались жалость к молодому человеку и нежелание слушаться его.

— Кого вы имеете в виду, говоря «они»? Кого именно я, по вашему мнению, должен предупредить?

Юджин развел руками.

— Для начала всех, кому грозит наибольшая опасность. Всех на Луне. На орбитальной космической станции. На Марсе, на борту «Авроры-2».

— И на Земле?

— О да, да! И на Земле. — Молодой человек посмотрел на часы. — Но Земля уже получила удар.

Михаил долго не отводил взгляда от Юджина. Наконец он обрел дар речи и обратился к Фалесу.

7

Массивный выброс

Шиобэн работала с экранами на столе в зале переговоров и собирала информацию.

Это было нелегко. Изучение Солнца и космической погоды просто-напросто не являлось предметом научной деятельности Шиобэн. Аристотель мог оказать ей помощь, но он порой вдруг проявлял странную рассеянность. С нелегким сердцем Шиобэн осознала, что нарушения в глобальной взаимосвязанности электронных систем Земли, на базе которых работал Аристотель, начали сказываться и на нем.

Довольно быстро она обнаружила, что солнечные обсерватории существуют по всему миру и за его пределами. Она попыталась связаться с Китт-Пик, с Мауна-Ки на Гавайях, с обсерваторией Биг-Бер на юге Калифорнии. Ни в одном из этих учреждений ей не удалось поговорить хоть с кем-то из сотрудников, и это неудивительно: даже там, где системы связи не вышли из строя, они были слишком перегружены вызовами. Но Шиобэн узнала о существовании космической метеослужбы — сети обсерваторий, спутников, баз данных, о специалистах, наблюдавших за Солнцем и бурным космосом вблизи от светила и пытавшихся составлять прогнозы самых худших проявлений поведения звезды. Судя по всему, станция космической метеослужбы работала на Южном полюсе Луны.

Несмотря на то, что за поведением Солнца пристально наблюдали на протяжении нескольких десятков лет, сегодняшние необычные события предсказал один-единственный ученый, работавший на Луне, — Юджин Мэнглс. Он разместил свои довольно точные прогнозы на ряде обзорных сайтов. Но связаться с Луной не было никакой возможности.

Через тридцать минут после первого разговора Шиобэн позвонила Филиппе Дюфло.

— Все это связано с Солнцем, — начала она.

Филиппа оборвала ее.

— Это нам уже известно.

— Произошло то, что специалисты называют «массивным коронарным выбросом».

Она рассказала о том, как протяженные верхние слои атмосферы Солнца, именуемые короной, удерживаются мощными магнитными полями, исходящими от самого Солнца. Иногда эти магнитные поля сгущались и спутывались в узлы, часто это происходило над активными областями. Такие узлы захватывали пузыри перенагретой плазмы, вырабатываемой Солнцем, а затем с колоссальной силой эту плазму извергали. Вот что произошло этим утром над огромным, размером с материк, пятном на Солнце, названным активной областью № 12 688. Масса в миллиарды тонн плазмы, связанная собственным магнитным полем, оторвалась от Солнца со скоростью, весьма близкой к скорости света.

— Выброс добрался до Земли менее чем за час, — продолжала Шиобэн. — Насколько я понимаю, для такого явления это очень быстро. Никто не заметил приближения выброса, да никто особенно и не ожидал, что это может произойти на нынешней стадии солнечного цикла.

«Кроме, — мысленно добавила она, — одного одинокого астронома на Луне».

Филиппа нетерпеливо проговорила:

— Итак, эта масса намагниченного газа устремилась к Земле…

— Газ сам по себе более разрежен, чем промышленный вакуум, — уточнила Шиобэн. — Повреждения вызваны энергией, содержащейся в частицах и полях.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru