Пользовательский поиск

Книга Принц Галлии. Содержание - Глава LI Эрнан отказывается что-либо понимать

Кол-во голосов: 0

— Ни капельки, — заверил ее Филипп. — Друзья Бланки — мои друзья.

— А значит, мы с вами друзья. Вот и хорошо! Может, тогда выпьем, как говаривают немцы, на брудершафт?

— То есть на ты? Великолепная идея! Ведь мы не такие уж дальние родственники — король Галлии Людовик Пятый был нашим общим прапрадедом. К тому же у меня с трудом поворачивается язык говорить «вы» хорошеньким девушкам, в особенности таким красавицам, как… как ты, Елена.

Они выпили на брудершафт.

— Итак, — произнесла затем княжна, — мне рассказывать про Изабеллу и Эрика сейчас, или отложим до утра?

— Сейчас, но только в общих чертах, — ответила Бланка. — Куда они направились? Что это за намек на возможное отречение от Господа Иисуса?

— И тебя это больше всего смущает, — улыбнулась Елена. — Не беспокойся, Изабелла не собирается отрекаться от христианства. Речь идет лишь о переходе в греческую веру.

— Ага! — сообразил Филипп. — Кузен Эрик возвращается на Балканы.

— Да. К весне в Далмации и Герцеговине снова намечается восстание против византийского господства, и на этот раз большинство тамошних вельмож склонны признать Эрика своим вождем, правда, с условием, что он примет православие.

— И Изабелла вместе с ним?

— Да. Чтобы выйти за него замуж. После обращения в греческую веру ее брак с кузеном Пуатье будет считаться недействительным, вернее, сомнительным по православным канонам, и любой греческий епископ может освободить ее от всех обязательств.

Филипп понимающе кивнул:

— Итак, наши беглецы вскоре поженятся и, если их предприятие увенчается успехом, через год станут правителями Далмации и Герцеговины. Что ж, недурно. В плане своего общественного положения кузина Изабелла теряет немного… кроме истинной веры, конечно, — добавил он, лукаво взглянув на Бланку. — Да и кузен Эрик не прогадал, влюбившись в Изабеллу Юлию, — ее родовое имя Филипп произнес с особым нажимом.

— О чем ты? — спросила Елена.

— Кажется, я понимаю, — отозвалась Бланка, укоризненно глядя на Филиппа. — И во всем-то он ищет политическую подоплеку, несносный такой!.. А впрочем, кузина, в этом что-то есть. Балканские славяне, хоть они и греческого вероисповедания, в политическом отношении больше тяготеют к Риму, чем к Константинополю, поэтому брак кузена Эрика с троюродной сестрой царствующего императора значительно укрепит его позиции.

— Ах! — в притворном отчаянии всплеснула руками Елена. — Почему тогда я не бежала с Эриком! Ведь я же двоюродная сестра Августа Юлия.

Все трое весело рассмеялись, и последние тучи над их головами рассеялись.

— Да, кстати, — спросил Филипп. — Когда они бежали?

— Сегодня утром, в восьмом часу, когда все остальные еще отходили после вчерашней попойки. Кузен Эрик оставил для Маргариты письмо, в котором сообщает, что вынужден незамедлительно вернуться на родину, и приносит извинения за свой поспешный отъезд. А что касается Изабеллы, то она «проболеет» до завтрашнего вечера — к тому времени они с Эриком уже наверняка будут в Беарне…

— Черти полосатые! — не очень тактично перебил ее Филипп. — Надо было сказать мне раньше. Я бы…

— Я в этом не сомневалась, кузен, и потому убедила Эрика скорректировать свои планы, выбрав более длинный, но совершенно безопасный маршрут. Вместо того, чтобы ехать в Барселону, он послал туда гонца с приказом для капитана своего корабля не мешкая отплыть в Порт-Вендор, а дворяне из его свиты, которые остались в Памплоне, должны присоединиться к нему и Изабелле в Лурде…

— Я сейчас же напишу распоряжение коменданту лурдского гарнизона…

— Не стоит, кузен. Это вже сделано.

— Кем?

— Господином де Шатофьером.

— Так он в курсе?!

— Да. Я посоветовала Эрику довериться твоему коннетаблю, и он последовал моему совету. Граф Капсирский любезно согласился помочь им и дал сопроводительное письмо, которым предписывается комендантам всех гасконских гарнизонов оказывать содействие нашим беглецам и обеспечить им надежную охрану, пока они не взойдут на корабль Эрика.

А Филипп угрюмо покачал головой:

— М-да, вижу, у вас все схвачено, все учтено, и на мою долю ничего не осталось… Но нет! Кое-что все же осталось. Я возьму под защиту горничную кузины Изабеллы. Когда граф де Пуатье узнает, что она покрывала свою госпожу, то наверняка вознамерится порешить ее.

Елена усмехнулась:

— И это учтено, кузен. С сегодняшнего утра девушка находится в моем услужении, и то, что она делает, исходит от меня. По сути, она выполняет мои приказания.

— Эх! — вздохнул Филипп. — Ладно, сдаюсь.

— И все-таки, — произнесла Бланка. — Почему Изабелла доверилась именно тебе? Почему не своей сестре?

— Ну, прежде всего потому, что Мария вчера много выпила, к тому же ночью у нее был Фернандо. Вот Изабелла и обратилась ко мне, ведь я известная авантюристка. — Елена звонко рассмеялась. — А кроме всего прочего, за мной был небольшой должок.

— Это насчет Гамильтона? — поинтересовался Филипп.

— Да, точно. И ты, небось, думаешь, что у меня с ним роман?

— Я уже не знаю, что мне думать, — откровенно признался он.

— Скоро узнаешь. Скоро все узнают. Это будет еще один сюрприз… — Елена встала с кровати и расправила платье. — Ладно, я побежала. Вижу, кузен, ты уже наелся и теперь поедаешь взглядом Бланку… Нет-нет, все в порядке. Не уверяй меня, что мое присутствие тебе не мешает. Не люблю лицемерия, повторяю, пусть даже из самых лучших побуждений. Я и так засиделась у вас, а мне надо еще разыскать Рикарда. Боюсь, он снова надрался до чертиков и валяется где-то в полной отключке. — Она удрученно вздохнула. — Бедный мой мальчик! Просто ума не приложу, что мне с ним делать. В последнее время он ведет себя так странно, что я… Ой! Я опять заболталась. Будь он неладен, мой длинный язык! Всего хорошего, друзья.

С этими словами Елена торопливо вышла из спальни, но минуту спустя она вихрем ворвалась обратно и застала Филиппа и Бланку, стоявших возле кровати и целовавшихся.

— О Господи! — пробормотала она в полном замешательстве. — Что на меня нашло?!.. Простите меня, ради Бога. Я такая бестактная, я вовсе не скромная. Но я… Я это из лучших побу… Ох!.. Прости, кузен, прости, Бланка, но раз уж я вернулась… В общем, скажи мне, Филипп: ты действительно любишь Бланку? Только откровенно.

— Да, — ответил он. — Я ее очень люблю.

— И она очень любит тебя. Пожалуйста, не обижай ее, очень прошу… Ведь она просто обожает тебя.

— Не обижу, — пообещал ей Филипп. — Не волнуйся, Елена. Бланка сама не даст себя в обиду.

— Ты только не подумай ничего такого, кузен…

— Что ты, кузина! Уверяю тебя, я ничего такого не думаю. Сейчас я вообще не в состоянии о чем-либо думать.

Елена закатила глаза и протяжно застонала.

— Ах, да, да! Вот я недотепа! Ну, что ж это со мной, в самом деле?!

Она подобрала юбки и стремглав выбежала из спальни, громко хлопнув за собой дверью.

— Елена замечательная девушка, — сказал Филипп, снова подумав о Рикарде. — Такая веселая, общительная, непосредственная. И очень душевная. У тебя хорошая подруга.

— Да, — согласилась Бланка. — Она прекрасная подруга. Я ее очень люблю.

— И она тебя очень любит. А как переживает за тебя, надо же! — Он пристально посмотрел ей в глаза. — Интересно, чем ты ее приворожила? Несмотря на ее пылкие заверения, мне все-таки кажется, что она безотчетно испытывает к тебе…

— Филипп! — воскликнула Бланка, чуть не задохнувшись от негодования. — Думай, что говоришь!

— Я говорю, что думаю, милочка, — кротко ответил Филипп. — Ты так прекрасна, что перед тобой не устоит никто — ни женщины, ни мужчины… Ну, ладно, замнем это дело.

Он бережно опустил Бланку на кровать, сам прилег рядом с ней и нежно поцеловал ее в губы.

— Филипп, — прошептала она. — Боюсь… Боюсь, я сейчас не смогу…

— Я тоже не смогу, дорогая. — Он ухватил губами прядь ее волос и потянул к себе. — Так я еще никогда не уставал.

108
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru