Пользовательский поиск

Книга Преступившие. Содержание - 12. РАССВЕТ

Кол-во голосов: 0

12. РАССВЕТ

Вспыхнул фонарик. Резкий свет вырвал из темноты несколько неподвижных тел.

– Эй, кто живой? – крикнул Келюс, водя лучом по залу. В правой руке Лунин держал пистолет, но вокруг было тихо.

– Зажги свечи, Француз, – отозвался Фрол. – Мой фонарь накрылся. Эй, и вправду, кто живой?

– Я, вроде, – послышался слабый голос Мика. – Фрол Афанасьевич, помогите! Он тяжелый…

Пока Келюс зажигал захваченные с собой свечи, и темный зал постепенно освещался мерцающим неровным пламенем, дхар помог Мику вылезти из-под неподвижного тела ярта.

– Молодец! – Фрол не без труда извлек из груди бандита нож. – Лихо ты его, елы…

– А-а… да ничего… – Плотников постепенно приходил в себя. – Ну и морда у него… Фрол Афанасьевич, что с дядей Майклом? Где Кора?

– Я здесь, – отозвалась девушка. – Не могу встать, что-то с ногой…

Келюс подошел к ней и охнул: пули, изрешетив тело, перебили кости ног. Кора не могла теперь даже приподняться.

– Ничего, – попыталась улыбнуться она, – почти не больно, ног не чувствую… Я ведь вроде Электроника – только ломаюсь. Николай, что с Михаилом Модестовичем?

– Эй, барон! – позвал Фрол, отыскивая неподвижное тело Корфа. – Михаил, елы, да ты жив?

– Кажется, – тихо ответил полковник, попытавшись привстать.

Барона осторожно приподняли и расстегнули окровавленную рубаху. Две пули, пробив бок и сломав ребра, вышли навылет.

– Бинты, скорее! – велел дхар. – Вот елы… Ничего, барон, перевяжем

– будешь, как новенький!

Келюс и Фрол занялись перевязкой. Корф терпел молча, лишь закушенная нижняя губа говорила о том, что ему приходится ощущать.

– Спасибо, господа, – с трудом выговорил полковник, когда его поудобнее усадили у одной из стен, где было посуше, укрыв его же пиджаком и курткой, снятой с убитого ярта. – Это, право, пустяки… Николай, теперь вам командовать. Оставьте меня и идите.

– Да ты что, Михаил! – возмутился дхар. – Чтоб мы тебя бросили! А Кора?

– Оставьте меня с Михаилом Модестовичем, – попросила девушка, которую усадили рядом с Корфом, наскоро перетянув бинтом простреленные ноги. – Если что увижу, я смогу предупредить…

– Нет, – выдохнул Келюс. – Пойдем все вместе.

– Отставить! – тихо, но твердо, проговорил полковник. – Я приказываю! С нами далеко не уйдете. Покончите с Волковым и возвращайтесь. Хватит спорить, поручик, выполняйте!

Барон понимал: иного выхода нет. Знал он и другое: в тоннеле, где прятался ярт, мог быть еще кто-то. И тогда враг окажется за спинами тех, кто пойдет дальше. Полковник решил сделать единственное, на что еще был способен – прикрыть наступление с тыла. Он ощущал страшную слабость, бок онемел, но голова работала четко и руки не дрожали.

Барону оставили револьвер, весь запас свечей и гранату. В последний момент Плотников сорвал с себя куртку и укрыл Кору поверх простреленного пиджака, которым поделился с нею барон. Девушка запротестовала, но Мик не стал слушать.

– Благослови вас Господь, – барон перекрестил уходящих и закрыл глаза. Кора ничего не сказала и лишь попыталась улыбнуться. Улыбка вышла невеселая, и Мик вдруг всхлипнул, тогда девушка поманила его рукой и, чуть приподнявшись, поцеловала в висок.

– Держитесь, – крикнул Фрол, исчезая в темном проходе. – Мы скоро!

– Счастливо, – прошептал Корф и попытался махнуть слабеющей рукой…

Темный коридор постепенно расширялся и становился выше. По бокам вновь стали появляться ниши, в одной из которых фонарик высветил что-то черное, большое, странной формы. Келюс поднес фонарик ближе и присвистнул.

– Ого! – покачал головой Фрол. – Гроб, елы!

– Железный, – удивился Мик. – Нет, похоже, цинковый…

Гроб стоял не на земле, а на невысоком деревянном настиле. Слева и справа торчали полусгоревшие свечи. Ни креста, ни надписи не было.

– Пошли отсюда, – предложил Фрол. – Не нравится мне это, елы…

Тут что-то зашуршало, и всем троим показалось, что звук доносится прямо из ниши. Келюс поспешил выключить фонарь, и они поспешили прочь от жуткого места, откуда продолжало доноситься шуршание и легкое царапанье, словно кто-то скреб ногтями по металлу.

Коридор начал петлять. Пару раз встретились небольшие проходы, но дхар уверенно вел группу вперед.

– Сколько мы всего прошли? – поинтересовался Плотников, чьи ноги уже гудели, отказываясь идти дальше.

– Наверно, всю Столицу протопали, – предположил Фрол. – А, может, и по кругу ходим. Жаль, компас не взяли.

– Как это не взяли? – обиделся Лунин. – Вот он, башкир ты этакий! Мы не петляем, это стрелка что-то дергается…

– Наверху город, – откликнулся Мик, – там металла полно, вот стрелка и кочумает.

– Свет! – Келюс остановился и выключил фонарик. – Тихо!

Все трое замерли. Вначале дхар решил, что Лунин ошибся, но затем, когда глаза привыкли к темноте, он заметил мерцающую желтую точку.

– Свеча вроде, – шепнул Мик. – На лампу не похоже…

– Это не свеча, – Фрол теперь окончательно освоился и видел то, что остальным было незаметно. – Там этих свечей, елы, штук десять. Только далеко – коридор ровный, вот и заметно…

– Волков? – в голосе Келюса слышались надежда и одновременно тревога.

– Пес его знает… Ну, чего, Француз, командуй!

– Проверить оружие! – Лунин вспомнил барона. – Мик, что у тебя с обувью? И я тоже про шнурки… Готов? Воин Фроат, ты как?

– Яволь, – дхар снял автомат с предохранителя. Второй «калаш» был теперь у Келюса.

– Идти тихо, – продолжал Николай. – Не разговаривать, без команды не стрелять…

– Суворов, елы, – откликнулся дхар. – Ладно, пошли…

Лунин шел первым, Фрол – вторым, а Мик – замыкающим. Кроме ножа, Плотников был теперь вооружен браунингом Келюса, что придавало ему дополнительную уверенность. Впрочем, и сейчас он боялся отстать и поэтому шел почти в затылок Фролу.

Они прошли еще с полкилометра. Мерцающий огонек постепенно рос, превращаясь в большое светлое пятно…

Корф сидел молча, не двигаясь, экономя силы. Револьвер и последняя граната лежали рядом, под рукой. Кора сидела слева от барона, прислонившись к стене и вытянув пробитые пулями ноги. Михаил чувствовал, что начинает сдавать. В висках пульсировала кровь, по всему телу расползался холод. Полковник понимал, что это значит, но старался думать лишь о главном – никто не должен успеть выйти из темного тоннеля прежде, чем он возьмет гранату.

90
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru