Пользовательский поиск

Книга «Попаданцы» Карибского моря. Содержание - Глава 9, военно-подготовительная, а потом — просто военная…

Кол-во голосов: 0

Серый, хватаясь за какие-то кусты, — «Колючие, мать их природа!» — с трудом, но поднялся на ноги. «Может, лучше — ползком? Нет не лучше — уже попробовал, когда до кустиков добирался… а кстати, кустики-то мне жизнь и спасли! Спружинили. Так… земля перестанет вращаться… или голова — кружиться. И побредем…».

22.02.1898 …там же… (еще чуть позже)

— Ну, здравствуй, Володя, здравствуй Нуменорец… Хотя это по отношению к тебе, теперешнему, и звучит как самое что ни на есть настоящее издевательство. Никогда не издевался над трупами. Да и не говорил… о чем с ними говорить? Но вот с тобой — общаюсь. А ты — молчишь. Правильно делаешь — нечем тебе оправдываться! Привел пацанов на смерть… ладно. У пацанов — судьба такая. Погибать в бою. А вот за что — девчонок…

Серый замолчал и глотнул из фляги. Уцелевшей в отличие от бывшего хозяина. Раны он уже, с матами, промыл коньяком из своей, но пить его не стал. Пока — нельзя. А вот в этой, смародеренной, — была вода. Теплая и отдающая металлом, но — вода. И даже, кажется, с лимонным соком! Нуменорец, пока был жив, любил комфорт…

— Линда твоя… ну, с ней понятно. Эта псина любому глотку перегрызет… крови напьется… и пойдет себе дальше… другую глотку искать. А остальные?! Близняшки… малолетка эта… может, и выживут… Линда их увела. Овчарка, блин, при стаде. Но вот Элис… ты видел?! Ей в одном повезло — сразу! Не мучилась. Пуля в висок… и все. Так вот что я придумал… Подожди-ка минуточку…

Все это время, высказывая трупу свои мысли (а на самом деле размышляя вслух), Серый не прекращал заниматься важным и нужным делом — мародерствовал. Автомат Нуменорца не нашел… улетел куда-то. Пока добыча, кроме фляги и зажигалки, не впечатлила. Теперь — добрался до рюкзака…

— Слышь, Володька, а это — чье?! Мешок в смысле?! Не твой — точно! Кто же это у нас был такой запасливый… Консервы — хорошо-то как! Не буду выползать за едой — воду найду, да здесь отлежусь! Не суетись… Сейчас мы спокойно, не торопясь, спустимся с холма и возьмем все… Выгружаем… сортируем… Чертова кукла!!! Блин, идешь себе, а из кустов Дед Мороз на бронепоезде!!! Глянь на ЭТО!!!

ЭТО — лежало под консервами, полотенцами и тряпьем. В разобранном виде. А на дне рюкзака патроны. «Томпсон». Руки Серого привычно соединяли детали в нужном порядке… «Нет, не „томми-ган“ — точно… взводник — сверху… а вот и она, передняя рукоятка. M1921… ствол — тяжелый, конусом… компенсатор… 27-й или 28-й. Хотя… странный он какой-то… похоже, что… а ну-ка, посмотрим патрончики… маловаты они что-то для 45-го… 38-е, которые „супер“?.. Точно — они! Еще лучше! Где ж я вам сейчас 45АйСиПи найду? А вот эти, кажется, — уже есть… Очень на это надеюсь! Так, все, „машинка“ готова. Что там у нас с магазинами… Диски… четыре. Рожки… восемь. Все полные. Россыпью… на глаз — сотен шесть. Как бы не остаток… ну, точно! Этот, чей был „томми“, взял „штуку“ патронов… набил рожки и диски, а остаток — высыпал в мешок! Не знаю, кто ты, но… Спасибо!» — Он встал на ноги и выпрямился. Оружие в руках… да, действительно, — придавало сил!

— Знаешь, Володя, раньше я думал тебя — так бросить… Птичкам. А теперь — точно похороню! Закопаю, блин, на фиг! Но, на могилу — плюну! И еще…

«Ага, вот вы где…» — огляделся Серый. Передернул затвор, и над пляжем под скалами гулко прогремели две короткие точные очереди. В воздухе закружились перья. Грифам сегодня очень не повезло…

16.03.1898 …Куба, к юго-западу от Матансаса, гасиенда «Casa Verde»… (ночь)

Серый, погрузившись в воспоминания, просто смотрел в темноту, не замечая, как дымится забытая сигара. Тогда, найдя вытекающий из нагромождения камней ручеек и устроив себе логово в гуще зарослей, он оправился от ран. Дней за восемь. Заодно и узнал, кому и почему помешала их команда. Точнее, ее лагерь… «Да… нарочно не придумаешь. Это ж надо было так вляпаться — устроить пикник на контрабандистском причале! Естественно, что местные „мастера беспошлинной торговли“ захотели с этим разобраться. А учитывая их товар и покупателей — просто обязаны были это сделать! Кстати, как раз покупателей они тогда на нас и натравили. Отряд полковника… как же его там звали-то… а, без разницы! Пусть ему в аду икнется…»

Отлежавшись, он пробрался в разрушенный поселок. Теперь в лагере жили новые обитатели — контрабандисты. И повстанцы, отряд которых, хорошенько прореженный им в тот день, уже пополнился прибывшими на корабле добровольцами. Их командир разместился в том самом доме с крышей, где команда в свое время устроила склад. В этом доме он и умер. Вместе с парой то ли телохранителей, то ли особо ближайших соратников. Особого смысла в этом не было, но… очень уж хотелось. Серый видел, как голые трупы тех из команды, кому не повезло, бросали в море акулам. Собственных покойников повстанцы закопали. И решил, что за действия подчиненных отвечает их командир. Сработал тихо — кортиком. А сразу после этого ушел…

За три дня добрался до железнодорожной ветки, но… подумал немного и понял, что в Гаване ему делать нечего. Возвращаться в свой мир не тянуло. Что он там не видел? Денег с собой было немного — те, что забрал у полковника и его людей, но деньги его никогда особо и не интересовали. Вполне хватало при здешних-то ценах. Тогда Серый, купив предварительно лошадь — пешком надоело, поехал куда-нибудь. Просто — по стране. От плантации — к плантации. И в итоге оказался возле гасиенды «Casa Verde» в самый интересный момент. Там он и остался…

«Ладно, хватит воспоминаний, а то — не высплюсь. В конце-то концов, сеньор Серхио ди Грис...[42] хорошо, блин, хоть не Джеймс Боливар! — Он в очередной раз усмехнулся тому имени, на которое выправил ему документы Антонио де Сигура. — Короче, этот самый сеньор — „на работе“! Ибо является, кроме всего прочего, еще и начальником охраны — командиром новоизбранной полусотни местных креолов. И уже на рассвете должен гонять этих пацанов по свежепостроенной полосе препятствий… чтоб на людей стали похожи. Так что — спать!».

Глава 9, военно-подготовительная, а потом — просто военная…

Словно бритва, рассвет полоснул по глазам,
Отворились курки, как волшебный сезам…
В. Высоцкий
18.03.1898 …Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»… (вечер)

В зале штаба было людно, но обычного «рабоче-тусовочного» хаоса, практически всегда сопровождавшего общие сборы команды, на удивление не наблюдалось. Этому, возможно, мешало присутствие «местных» или общая ситуация, а решаемые вопросы и выражение лица Эрка не вдохновляли.

— Итак, леди и джентльмены, с организацией подразделений мы разобрались. С их вооружением тоже все решили. — Эрк неторопливо прохаживался вдоль ряда столов, постукивая по ладони набитой, но незажженной трубкой. — Господа офицеры, прошу вас теперь обращаться ко мне только по самым общим вопросам или если у вас вдруг возникнет конфликт интересов. Капитан Хартман…

— Слушаю вас, сэр!

— Не так громко, мы не на плацу. В обучении стрелков я полностью полагаюсь на ваш опыт. А вот тренировку ваших пулеметчиков продолжат пока люди лейтенанта О'Лири. По крайней мере, до тех пор, пока те не поймут до конца, что это совсем не «гатлинг», и не перестанут искать рукоятку, за которую нужно крутить!

Переждав взрыв смеха, он продолжил:

— Лейтенант Бишоп, к вам и вашим бойцам это тоже относится. Лейтенант Дуглас, как вам прибывшее пополнение?

— Нормально, сэр. Ствол с казенником не путают, а это уже достаточно неплохо… Остальному научим, сэр!

— Хорошо… Лейтенант О'Лири, у ваших ребят новое оружие. Конечно, они его видели в действии, но одно дело — видеть, а вот пользоваться самим — совсем другое. К тому же новое оружие — новая тактика…

вернуться

42

Gris — серый. Джеймс Боливар ди Грис (или в других переводах — ди Гриз) — главный герой романов Г. Гаррисона из серии «Стальная Крыса» (исп.).

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru