Пользовательский поиск

Книга По закону военного времени…. Содержание - 5.

Кол-во голосов: 0

– – А теперь мы можем нормально поговорить. – сказал Магашов. – Хочу немного рассказать о твоей новой службе. Я командир новообразованного подразделения особого назначения ГРУ «Двина». А теперь слушай меня и не перебивай. Думаю, ты понимаешь, что то о чем тебе сейчас будет рассказано разглашать не стоит.

– – Так точно, товарищ подполковник.

В общем, он около часа рассказывал о моей новой службе. Деятельность этого подразделения связана с проведением диверсий и террактов в тылу противника. Но это не значит, что мы только «пускаем под откос поезда» – в круг задач входит еще и сбор разведданных, самостоятельный анализ, планирование и реализация террактов. Сейчас у меня начнется полугодовой период спецподготовки. Численность и структура подразделения держится в строжайшем секрете. Для выполнения задач обычно используют так называемые «боевые двойки». Таким образом из всего подразделения ты знаешь всего двоих человек: Магашова и своего напарника. Период спецподготовки проходит тоже в паре, с кем будешь выходить на задачу. Чтобы за полгода двойка притерлась друг другу не только в профессиональном плане, но и еще в моральном. Как оказалось, Магашов не случайно меня встретил в Главке ВМФ. Он заприметил меня еще в госпитале, в который сам попал после очередного рейда в тылу противника. А то, что он рассказал о своем месте службы во время их беседы в госпитале – это была легенда. У меня сразу возник вопрос по поводу «новообразованного» подразделения. Оказалось, что Магашов начинал службу в спецподразделении «Каскад» и имел опыт ведения борьбы с партизанами и тому подобное. Поэтому его назначили на формирование «Двины». Но сразу возникает вопрос, «Каскад» – КГБшное подразделение, как же шеф оказался в ГРУ МО? Ответ прост: когда при развале Союза «Каскад» расформировали – его перевели в МО. Оно и понятно, если человек умеет бороться с партизанами, то сможет организовывать и обучать людей для партизанской борьбы. Интересно, чем же моя скромная персона привлекла его внимание. Оказалось, что из нашей бригады выжило тогда всего около десятка человек. Из всех выживших по всем параметрам подоходила лишь моя кандидатура. Магашов еще раз начал расспрашивать о Зарубине. Пришлось ему повторить известную информацию.

Наконец шеф встал из-за стола, мы вышли из кабинета. Когда спустились к дежурке на первый этаж, нас уже поджидал небольшого роста, кряжистого вида сержант. Магашов ему приказал меня сопроводить и разместить.

Вышли на улицу и двинулись через плац к пятиэтажной казарме. За ней располагался блок общежитий для офицерского состава центра. Общага внешне ничего особого из себя не представляла – обыкновенная пятиэтажка блочного типа. Когда на две-три комнаты отдельная кухня, санузел и душевая. Вслед за провожатым поднялся на второй этаж. Сержант открыл дверь с номером 230, включил свет и пригласил войти. Я зашел, а сопровождающий куда-то вышел. Комната тоже изысками не отличалась: две кровати, шкаф, стол, пара стульев, телевизор и графин с водой на столе. Наконец вернулся сержант – принес комплект постельного белья и одеяло. Торопливо отдал принесенное, предложив в случае какой-либо нужды обращаться к нему, распрощался и ушел.

Расстянувшись на не расстеленной кровати, наконец-то более ни менее смог расслабиться и переварить полученную информацию. Интересно получается: раз ты смог выжить в той передряге и тебе повезло не сдохнуть – значит ты достоин попасть в элиту спецназа ГРУ. Ну ничего! А, в принципе, какая разница, где служить? Дальше передка не пошлют. Хотя, тут могут отправить дальше. И причем, гарантированно отправят – такова нынче у меня специфика службы. А что за спецподготовка? В чем она заключается? Бегать по полосе препятствий с банданой на башке и измазанной ваксой мордой? Ну это только в фильмах показывают. Боевой опыт уже имеется – что они мне нового смогут показать? Как расстяжки ставить? Так это я умею. Как их обезвреживать? Тоже дело не особо хитрое при определенной сноровке и навыках. Драться в рукопашной? Обычно в драке все приемы забываешь. И надо быть совсем конченым долболобом, чтобы умудриться потерять автомат, пистолет, гранаты, штык-нож и вступить в рукопашку. Самый лучший прием рукопашного боя – это автомат Калашникова. Ножи метать научат? А зачем их метать? Хочешь в драке потерять его – метни в противника – всеравно не попадешь. Тем более, что штатные штык-ножи от «калаша» очень хрупкие и ломкие. Их не сильно и пометаешь. Да и зачем это «чинганчгукство»? (вот слово-то завернул) Неужели у нашего родимого спецназа не найдется приборчика для бесшумной стрельбы? Думаю найдется. Бегать и прыгать скорее всего придется. В принципе, неплохо. Надо встряхнуть «госпитальный жирок». Да и задержался я что-то в тылу. Нет привычной тяжести автомата в руках или на плече. И при этом чувствуешь себя реально голым и беззащитным. Уже много раз ловил себя на том, что когда просыпаюсь шарю рукой в поисках моего верного АКС-74. И неизвестно еще, когда выдадут оружие. Володя, чего ты зациклился на этой железяке? Погоди, стоп! Нельзя так говорить о друге. Эта «железяка» тебе не раз жизнь спасала. И пока он в твоих руках – не предаст – пока патроны не кончатся. Видимо такое тесное обращение с оружием так уже вошло в твою жизнь, как в мирное время, например мобильный телефон. А теперь встаем и стелим постель. Надо спатки ложиться – завтра будет новый день. И неизвестно, что он мне готовит.

Постельное белье было на удивление чистым и не застиранным, но всеравно с тавром войсковой части. Застелил койку как в свое время старшина в Десне учил. Он кровать называл «крОвать», подушку – «пОдушка», постель – «пОстиль».

Быстро приняв душ, лег спать. Как все-таки приятно вот так лежать. Оксанки не хватает рядом. Ужасно не хватает! Пытался вспомнить запах ее волос, тела. Вспомнилась ночь перед ее гибелью. Как моя любимая расплакалась, когда сказала, что ждет ребенка. Она была счастлива в этот миг и была похожа на маленькую девочку, у которой отобрали куклу, а потом взамен дали огромного плюшевого медведя. Во всяком случае, я смог ее сделать счастливой хоть на миг. Невольно вспомнилась наша первая ночь, когда мы стали близки. У меня никогда такого не было! Не в сексе дело. Тогда это было не занятие любовью, или траханье, или еще что. Я – ЛЮБИЛ свою Единственную и Любимую Женщину. В такие моменты ты только начинаешь понимать, какое это неземное наслаждение быть одним целым с любимой и любящей тебя женщиной. Ничего, во сне Оксана говорила, что все только начинается. Видимо, она права – с завтрашнего дня все и начнется. Буду мстить за нее только уже другими способами.

Вдруг мысли стали тяжелеть. Согревшись под одеялом – разомлел после горячего душа. Глаза сами по себе закрылись, как-будто жили отдельной жизнью или давали мне понять: «Чувак! У тебя завтра трудный день! Набирайся сил!» Ну, тут ничего уже не поделаешь, раз организм просит отдыха. Заснул.

5.

Утром как обычно подъем в 6 утра. Десять минут на утренний туалет – все, готов к «труду и обороне». Только куда идти не знал, поэтому, одевшись в полевку, пошел к штабу. На плацу делали зарядку бойцы батальона обеспечения Центра. Группы с голым торсом бегали по территории. Один я «не пришей… рукав». Подошел вчерашний сержант и отвел в офицерскую столовую, где накормили весьма недурным завтраком. Надо отдать должное – харч был хорошим.

Ко мне подошел Магашов с каким-то капитаном. Поздоровилсь за руку.

– – Ну, что? Готов приступить? – сказал мне шеф. – Вот, прошу любить и жаловать, капитан Марченко, твой инструктор по физподготовке. Сейчас поступаешь в его распоряжение.

– – А кто мой напарник, товарищ подполковник? – спросил я.

– – Этот вопрос мы сейчас улаживаем. Думаю завтра вы уже будете вместе готовиться. Сергей Иванович, начинайте. – обратился он к капитану.

Капитан повел на спортгородок. Видимо, хотел посмотреть мою физическую подготовленность. Потом мы с ним нарезали круги по территории. В общем, первая половина дня была посвящена всякого рода физическим изошрениям. К обеду – уже еле передвигал ноги. Сегодняшний сеанс бега и силовых упражнений на Марченко никак не отразился – видимо ему это привычно. Это не то, что наши начфизы с «зеркальной болезнью». Потом был сытный обед, еще час на отдых и потом капитан передал меня майору Свиридову – инструктору по подрывному делу. Мы с ним направились к инженерному городку. Пока шли разговорились о растяжках, «лепестках», ОЗМках и всякой остальной противопехотной штуке. Оказалось, что я почти ничего об этом не знаю. Даже поспорил с майором. Когда пришли на место, Свиридов предложил отыскать поставленную им растяжку. Разумеется, что она учебная – из сигнальных ракет. Майор указал мне примерное направление. Пока бродил, внимательно всматриваясь в траву, но всеравно наступил на нее и вверх полетела белая ракета. Майор был очень выдержанным и спокойным человеком – ни словом меня не упрекнул. Видимо в его профессии нужны именно такие люди – с «железобетонным» спокойствием и хладнокровием. Сегодня он показал, что я реальный ламер в его профессии. Поэтому, пришлось «попуститься» и слушать внимательно. Мы зашли в небольшой одноэтажный кирпичный домик – здесь располагался класс по подрывному делу. Сегодня изучали типы и разновидности взрывчатых веществ. Под вечер, с опухшей от обилия информации головой, поужинал в столовой и направился к себе в общагу. Дверь в блок была открыта. Из душевой доносился шум воды и пение. «Значит напарника уже привезли!» – подумал я. Зашел в комнату – там уже была застелена вторая кровать. Под которой лежал черный высокий рюкзак. На стуле висела черная «титановка» (форма спецназа ВВ МВД Украины) с погонами старшего лейтенанта. За моей спиной открылась дверь. Вошел напарник.

67
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru