Пользовательский поиск

Книга По закону военного времени…. Содержание - 8.

Кол-во голосов: 0

8.

Вы когда-нибудь видели, или ощущали на себе, как взрываются бомбы? Сначала земля содрогается, потом грохот взрыва, вас обдает жарким дыханием взрывной волны с осколками и кусками земли. А если бомба разорвалась далеко, то слышен свист осколков, которые с жужжанием летят сверху на вас. И ты молишься – заденет, не заденет. Если кассетная – то небольшой взрыв на высоте и потом град меньших бомб. Кажется как будто взрывается все вокруг одним большим взрывом, как в замедленной съемке. Мы уже по свисту научились определять, где накроет. Я хоть и трус первостепеннейший, но стараюсь осколкам не кланяться. Бог пока милует.

На Мекензиевском направлении, идут упорнейшие бои. Участки обороны по нескольку раз переходят из рук в руки. Американцы сначала долбят артиллерией, потом авиацией, которая использует напалм. Взрывы огромной силы сотрясают севастопольскую землю. Перемалывают как спичечные коробки или пустые пачки от сигарет ДОТы и другие долговременные укрепления, которые были созданы трудом жителей Севастополя. Потом наступают танки и пехота на БМП.

После очередного налета авиации в роте капитана Сергеенко оставалось около 30 человек в строю и 15 раненых. Он их собрал возле штабного блиндажа. Ротный сам уже три дня как не ел, весь в копоти и с недельной щетиной. Он стал вглядываться в глаза своих солдат. Некоторые были совсем пацанами, которых сам забирал со сборных пунктов военкоматов.

– – Мужики, надо работать ювелирно! Патронов и гранат у нас мало. Но и отступить мы не имеем право. Покажем этим уё…м амерским, где живет мама Кузи.

– – Капитан, мы не уйдем, дальше идти уже некуда, – сказал один из солдат призванных из запаса, – я на этих с…х американцев уже счет открыл. И хочу хоть пару за собой на тот свет захватить. Мы на них только в прицелы смотреть будем.

– – Тогда по местам, ребята. Бл…, как в фильме каком – Велика Россия да отступать некуда. Да, мужики? Ну тогда по местам.

С покореженного БМП сняли ПТУР «Конкурс» и поставили его на импровизированный станок из ящиков. Из семи БМП целыми остались только два. Через минут двадцать начался артналет. Опять вздымается земля, свистят осколки. Опять тоскливое чувство беззащитности перед дьявольской силой взрывчатой начинки снарядов и бритвенной отточенности стали, которые под действием взрыва сметают все на своем пути. Солдаты вжимались в дно траншеи. потом показались вражеские танки, а позади них БМП противника из которых выскакивали солдаты. Когда «Абрамсы» приблизились до сотни метров – воздух прочертили выстрелы из ПТУРов и гранатометов. Один танк застыл, но вел огонь из пулеметов и пушки. Некоторые попятились, врезаясь в наступающую пехоту. Сержант Макуха – гранатометчик выпустил каммулятивный заряд в отступающий танк на предельной дальности, и тот застыл мертвым грузом. Американцы не ожидали, что после бомбежки кто-то останется живой. Сергеенко сам стал к АГСу и одну за одной, короткими очередями, посылал гранаты в сторону пехоты противника. Но вдруг, неведомая злая сила ударила в голову, пробивая сталь каски, хлопок кепки, эпителий кожи и лобную кость. Его перекинуло аж к другому борту траншеи. Он даже и вскрикнуть не успел – его война уже закончилась. Ротного больше нет на этом свете. Честь имею.

Причина скоро выяснилась: снайпер противника засел где-то в мертвой зоне и теперь методично отстреливал наших бойцов. Когда его заметили, потому что после каждого выстрела он менял позицию, и наши бойцы его закидали гранатами из ГП.

За командира роты остался командир 4-го взвода лейтенант Кобельчиков. Он не знал, что на участке его полка было решено провести контрудар силой аэромобильного батальона и завладеть высотой 142,6. Которая уже шестой раз за этот день переходила из рук в руки. Взводный услышал гул приближающихся вертолетов. Сначала прилетели наши Ми-24 и обрушили огонь на высоту, а потом прилетели транспортные вертолеты и начали высадку десанта. Начался штурм высоты. Видать вертушки плохо обработали высоту, потому что оттуда застрочили пулеметы и автоматические винтовки американцев. Десантники залегли, вызвали по рации огневую поддержку. И через десять минут на высоте начали вырастать столбы разрывов. Неожиданно в тыл батальона, с правого фланга, ударили танки и пехота противника. Чтобы зажать батальон в клещи. Десантура была зажата меж двух огней. Части батальона удалось прорваться к линии обороны Сергеенко. А остальные выстелили мерзлую землю своими пятнистыми бушлатами.

Через несколько часов, Кобельчиков с остатками своей роты был направлен в тыл на переформирование и отдых.

К середине января с упорными боями наши войска оставили ряд сел вокруг Севастополя. Американцы начали применять метод «ковровой» бомбардировки. То есть определенный участок местности засыпаются большим количеством бомб. Не особо эффективно, но они боеприпасов не жалели. Это как убивать муху путем поджога дома.

20 февраля был объявлен сбор личного состава на площадке перед военкоматом. Нас теперь в военкомате было аж пятнадцать военных. Построились у развалин здания, что раньше был военным комиссариатом, а служащие – стояли тут же небольшой толпой. Петров вызвал меня из строя – вышел на три шага и повернулся лицом к строю. Петров зачитал выписку из Приказа Командующего СОРа № 221 от 19.02.2005 Как потом оказалось, мне присвоили звание «младший лейтенант» и назначили на должность помощника райвоенкома. Как во сне подошел к Петрову, сбивчиво доложил о прибытии, дрожащими руками взял погоны еще союзного образца старшего командного состава(других не осталось) с двумя просветами, на которых были маленькие звездочки младшего лейтенанта. Петров что-то говорил, а я улыбался – шутка ли, сбылась моя мечта – стал офицером. Не думал, что присвоят звание. Оказалось, что Указом Президента Украины было утверждено временное Положение о прохождении службы на военное время и теперь первое офицерское звание имеет право присваивать не только Министр Обороны, а и начальники, что имели право в мирное время присваивать очередные воинские звания офицерского состава и присваивать воинское звание «прапорщик». Это было сделано для того, чтобы не разводить волокиту, потому что нередко вакансий офицерского состава было больше, чем даже прапорщиков. Да и бывало, что приказ подписывался, а очередную звездочку давали погибшему или пропавшему без вести. И еще на базе Севастопольского Военно-Морского Института имени П.С. Нахимова открылись краткосрочные курсы младших лейтенантов. После построения подбежала Оксанка и повисла на шее. Меня все поздравляли.

Вечером собрались по случаю обмывания моих звезд. Посидели, выпили немного спирту и все потихоньку начали расходиться. Мы с Оксанкой тоже пошли в свой угол. Я разделся и пошел умываться. А Оксанка вышла и еще помогла убрать со стола. Когда вернулся, Оксанка тоже пошла умываться. Разделся и лег в кровать. Наконец пришла жена и, раздевшись, тоже легла. Обнял ее и прижал к себе. Тут же почувствовал прилив крови внизу живота. Поцеловал Оксану в щеку, она повернулась ко мне лицом. Поцеловал ее в губы, но почему-то не ответила мне на поцелуй.

– – Вов, мне нужно тебе кое-что сказать, – сказала моя благоверная шепотом.

– – Что случилось, любимая?

– – Не знаю как тебе и сказать, наверное, это сейчас не вовремя…

– – Оксана, что случилось? Ты меня пугаешь.

– – В общем, Володя, нас будет скоро трое…

– – И кто же третий? – фыркнул я, поворачиваясь на другой бок, так как немного обидно было, что она меня немного обломала.

– – Ты что, дурак или прикидываешься?!

– – Что?! Еще раз скажи! – сказал я уже на бодряке.

– – Вова, я жду ребенка! Нашего ребенка!

– Ксюшенька, любимая, это же классно! Я люблю тебя, солнце мое!

– – Ну и чему тут радоваться? Меня сейчас в тыл отправят, а кто за тобой присмотрит? Опять какую-нибудь лярву подцепишь.

– – Оксана, ну зачем ты так? Ты не хочешь, чтобы у нас был ребенок? И если мы не будем друг другу доверять – жизни не будет.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru