Пользовательский поиск

Книга Красный реванш. Содержание - Глава 24 Реванш. 1999 г.

Кол-во голосов: 0

Одна ракета поразила французский авианосец, несмотря на несколько попаданий в нее мелкокалиберных снарядов перед самым бортом корабля. В ангаре еще не успели погасить пожары от первой ракеты, как новый взрыв разметал самолеты по ангару. Осколки и обломки корпуса ракеты разили людей, пробивали палубы и переборки, корежили оборудование. Остатки топлива из ракеты добавили работы пожарной команде. Впрочем, после этого взрыва большинство находившихся в носовом ангаре моряков были убиты или ранены. Пожары вспыхнули с новой силой.

Еще одна ракета отправила на дно фрегат «Ривер». А целых два «Прогресса» попали в «Инвинсибл». Сегодня ракеты, как магнитом, притягивались к этому кораблю. Два почти одновременных взрыва швырнули корабль на борт. Вышло из строя все оборудование, заклинило радарную антенну, сорвало с опор и выбросило за борт зенитный комплекс «Си Дарт». Корабль нехотя возвращался на ровный киль, казалось, еще немного, и он опрокинется, но добротный корпус английской постройки выдержал. Остался только небольшой крен на левый борт. Авианосец пылал, на нем было много убитых и раненых. В чреве корабля рвались авиационные ракеты и бомбы. К борту «Инвинсибла» почти вплотную подошел фрегат «Линдер». Пожарные помпы эсминца оказались кстати, совместными усилиями пожары были потушены. Командир партии живучести уже докладывал командиру «Инвинсибла» об устраненных повреждениях. Корабль был сильно поврежден, но мог своим ходом дойти до порта. Но еще через минуту два «Яхонта» одновременно ударили в борт «Линдера».

Полковник Игорь Корнилов дал повторный залп сразу после того, как расчеты перезарядили и изготовили к стрельбе пусковые установки. Он прекрасно понимал пользу массированных ракетных ударов. После залпа батальон спокойно покинул позицию и отбыл на заслуженный отдых. Дело было сделано.

В этом залпе все ракеты нашли свои цели. «Линдеру» не повезло, головки самонаведения вели ракеты на авианосец, но на их пути оказался фрегат. Взрывы швырнули корабль прямо на борт «Инвинсибла». «Линдер» до конца выполнил свой долг эскортного корабля, но авианосец это не спасло, снопы искр, высеченные из его борта при столкновении, подожгли разлитый на палубе авиационный керосин. Вскоре корабль потерял ход. Агония длилась еще четыре часа. Горящий неуправляемый корабль тонул нехотя. Итальянский эсминец «Аудаче», крейсировавший в море в пятидесяти милях севернее, пришел на помощь англичанам. Но в штабе уже посчитали, что авианосец не спасти. Капитан получил разрешение оставить корабль. Окинув взглядом горящий накренившийся авианосец, командир скрепя сердце приказал команде покинуть судно. Все средства борьбы за живучесть были исчерпаны.

В результате третьего залпа, кроме «Линдера», погибли еще два английских эсминца, по три ракеты на каждый. «Фош» избежал новых попаданий. Причина была проста, в компьютеры ракет был заложен приказ игнорировать корабли крупнее, чем в 25 тысяч тонн. В югославском штабе посчитали, что риск потопить корабль с атомными бомбами на борту гораздо хуже, чем дать французу уйти. Спутник «Легенды» подтвердил результаты стрельб. На переданных им фотокадрах были видны идущий полным ходом к заливу Отранто «Фош» и замерший на месте «Инвинсибл». Через час еще один спутник подтвердил первоначальный результат. Два авианосца повреждены, все шесть эскортных кораблей потоплены.

В Белграде и Москве справедливо решили, что это очень хороший итог. Ракетный батальон имел в своем арсенале еще 8 «Прогрессов» и 16 «Яхонтов», но в штабах сомневались, что эти ракеты еще пригодятся в этой войне. Было решено, что противник уже не осмелится держать боевые корабли в Адриатике в досягаемости береговых ракетных комплексов. Что было сказано в штабах альянса, оставалось тайной. Но вряд ли о югославских ракетчиках отзывались лестно.

На следующий день два разведчика-нелегала и советский военно-морской атташе в Италии сообщили в Москву, что «Инвинсибл» в порт не пришел и никогда уже не придет. А «Фош» после трех ракетных попаданий готовится к переходу в Тулон. Судя по всему, корабль ожидает долгий ремонт.

Глава 24

Реванш. 1999 г.

Напротив ворот базы виднелась толпа демонстрантов. Первые пикеты появились три дня назад, сейчас митингующих было около трех тысяч, на глазок определил Стив. Он наблюдал за демонстрацией из коридорного окна третьего этажа гостиницы. Пацифисты с самого утра выстроились вдоль дороги, ведущей к воротам. У многих были транспаранты и плакаты с лозунгами. Расстояние не позволяло прочитать надписи, но Стив и так знал, что там написано. Конечно, не популярное у русских трехбуквенное слово, но по смыслу похоже.

Можно было пройтись до ворот и посмотреть на это действо поближе. Но стоит ли? Там ничего интересного. Волосатые студенты, молодые безработные, несколько скорбных головой интеллигентов. Обычный контингент антивоенных демонстраций. Подобное сейчас происходило по всей Европе. У Анцио еще было спокойно, в рамках приличий. Демонстранты мирно стояли со своими плакатами и при появлении машин с солдатами начинали скандировать лозунги, толпа даже не пыталась перекрыть выезд с базы.

Немного в стороне от дороги на живописной лужайке расположился палаточный лагерь. Ранее ухоженная полянка покрылась яркими палатками, разбросанными между ними биотуалетами и походными столиками. Несколько молодых парочек слонялись по лагерю, видимо, в поисках местечка для уединения. Стив цинично подумал, что в этом и заключается главная прелесть подобных тусовок.

– Наблюдаете за нашим будущим? – раздался за спиной бодрый голос Джорджа Бенга.

– Видимо, паршивое у нас будущее, – в тон ему, не поворачивая головы, ответил Стив.

– Молодежь. Наивны, как дети. Еще пара дней, и они сменят лозунги на противоположные и пойдут пикетировать советское посольство.

– Не пойдут, – убежденно заявил Грегори и плюнул прямо на пол, – если бы вчера рядом с «Инвинсиблом» был итальянский эсминец, они бы сегодня забрасывали камнями морпехов у ворот.

После этой высказанной от всего сердца фразы наступило молчание. Только из-за спины слышались шаги спешащих по коридору людей. Жизнь на базе не прекращалась. День большинства военнослужащих был расписан по минутам, у них не было времени на эмоциональные переживания после недавних поражений.

– Как дела у Джейн? – наконец поинтересовался Джордж.

– Держится. Замкнулась в себе, но держится, – тихо ответил Грегори. Им все было понятно. После того как во время той страшной ночи на 17 февраля «Сенти» с О'Нилом на борту рухнул, сбитый югославским истребителем, с Джейн Сильвер приключилась настоящая истерика. Она никогда не была близка с Майклом, обычные приятельские отношения. Будь иначе, это бы знала вся группа экспертов.

В ту ночь погибли сотни американцев. Но именно смерть О'Нила, человека, с которым они сидели за одним столом, жили в соседних комнатах, задерживались на работе допоздна, спорили до хрипоты, а иногда и ссорились, стала последней каплей, сломившей психику Джейн. Истерично хохочущую Сильвер пришлось силой уводить в лазарет. На следующее утро она вернулась к работе, но всем было ясно: Джейн нужен долгий отдых и надзор психоаналитика. Никто не осуждал ее, не было сказано ни одного плохого слова. Наоборот, Ирвинг Чейз клятвенно обещал приложить все свои силы и обеспечить ей лечение и поездку на курорт за счет Пентагона. От таких стрессов не выдерживали нервы и у крепких, многое повидавших мужиков, что уж говорить о хрупкой девушке?

– Слышали новость? – К молча смотрящим в окно Грегори и Бенгу подошел Мэллори Шеридан.

– Про Париж? Так там с самого утра беспорядки, – повернулся к моряку Джордж. После того как стало известно о вчерашнем побоище в Адриатике, тысячи французов вышли на улицы с требованием прекратить войну. В Париже и Марселе произошли столкновения демонстрантов с полицией.

– Париж – это ерунда, – поморщился Мэллори. – Пять минут назад пришло сообщение: Нидерланды объявили о своем отказе от участия в операции «Союзная сила».

76
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru