Пользовательский поиск

Книга Красный падаван. Содержание - Annotation «Бывают такие книги, чей сюжет в пересказе выглядит гор...

Кол-во голосов: 0

Annotation

«Бывают такие книги, чей сюжет в пересказе выглядит горячечным бредом. Темный Властелин Дарт Вейдер на имперском крейсере попадает к Земле 1941 года? Иосиф Сталин заключает союз с Дартом Вейдером?! Имперские штурмовики вместе с бойцами Красной Армии героически сражаются против солдат Вермахта??? У такого сюжета — 99,9 % вероятности быть чудовищной графоманией. И всего лишь одна сотая процента — оказаться тонкой, на самой грани фола, пародией — и над набившими оскомину книгами про „попаданцев к Сталину“, и над космической фантастикой в духе Звездных Войн. Но самое удивительное, что в какой-то момент этот задорный иронический бурлеск, балансирующий на грани между трэшем и фарсом, становится больше, чем просто пародией — и автор, не меняя выражения лица, начинает говорить и о серьезных вещах…

Как известно, у России есть два выхода — либо мы сами все исправим, либо прилетят инопланетяне и помогут, причем фантастическим является первый вариант. Так вот, книга Дубчека не фантастическая, фантастическим было наше прошлое. Но, быть может, она поможет сделать фантастическим наше будущее».

Сергей Лукьяненко

Виктор Дубчек

ЧАСТЬ I

ГЛАВА 1

ГЛАВА 2

ГЛАВА 3

ЧАСТЬ II

ГЛАВА 4

ГЛАВА 5

ГЛАВА 6[1]

ЧАСТЬ III

ГЛАВА 7

ГЛАВА 8

ГЛАВА 9

ЧАСТЬ IV

ГЛАВА 10

ГЛАВА 11

ГЛАВА 12

ЧАСТЬ V

ГЛАВА 13

ГЛАВА 14

ГЛАВА 15

ЧАСТЬ VI

ГЛАВА 16

ГЛАВА 17

ГЛАВА 18

ЧАСТЬ VII

ГЛАВА 19

ГЛАВА 20

ГЛАВА 21

ЧАСТЬ VIII

ГЛАВА 22

ГЛАВА 23

ГЛАВА 24

ЧАСТЬ IX

ГЛАВА 25

ГЛАВА 26

ГЛАВА 27

ЭПИЛОГ

notes

1

2

3

4

5

Виктор Дубчек

КРАСНЫЙ ПАДАВАН

ЧАСТЬ I

Скучная планета

ГЛАВА 1

«Золотое» попадание

Таусу было страшно, очень страшно.

Каждый шаг давался с трудом, как будто генераторы искусственной гравитации снова сошли с ума и пытались размазать молодого офицера по палубному металлу.

Но дело было, конечно, не в гравитации: в своём нынешнем состоянии линкор едва мог поддерживать четверть от штатной. На некоторых палубах аварийные команды всё ещё работали в скафандрах с магнитными держателями. Кое-где продолжались пожары, хотя гореть, казалось, было уже нечему, а противопожарные системы давно выработали все патроны с инертным газом. Часть отсеков вовсе потеряла герметичность, и закрыть их было невозможно даже щитами, потому что щиты тоже были выбиты практически полностью, но, к счастью, крупных метеоритов или мусора пока не попадалось.

Алустиловые элементы набора в основном выдержали и подрывы на гравитационных минах, и последующие столкновения, но многие плиты внешнего корпуса деформировались и разошлись на стыках. Почти две трети силовых установок корабля были либо разрушены, либо автоматически выведены в холостой режим — от греха подальше. Система электроснабжения пострадала, кажется, ещё сильнее, и в провонявших кислой пластиковой гарью коридорах то и дело гасло штатное освещение.

Линкор почти утратил управляемость и после выхода из гипера мог лишь судорожно подрабатывать планетарными двигателями, стабилизируя положение в пространстве. Основной ангар, некогда способный без особого напряжения вместить даже Имперский дредноут, теперь представлял собой перепаханное металлическое поле, засыпанное обломками техники и радиоактивной графитовой пылью; три сотни истребителей, бомбардировщиков, транспортников — всё в кашу. О нижних вспомогательных ангарах и думать не хотелось.

Потери в живой силе, оборудовании и материальных ресурсах были настолько велики, что остатки технической и кадровой служб до сих пор не могли оценить масштаб катастрофы. Но это было лишь одной из причин, по которым лейтенанту Таусу было так страшно идти на доклад к Лорду Вейдеру.

Куда страшнее оказалось то, что никто не знал нынешнего местоположения корабля.

Звёзды вокруг были чужими.

— Что значит «не можем определить», лейтенант? — раздражённо вопросил адмирал Криф. Холёные пальцы пробежались по краю стола, выбивая какой-то замысловатый ритм. — Вы пьяны?

— Никак нет, адмирал, трезв. — Таус выпрямился ещё деревяннее, с ненавистью глядя мимо краснеющего лица адмирала. За противоположным концом стола, в углу Резервного оперативного центра мрачно молчал Лорд Вейдер. Впрочем, Владыка ситх казался мрачным всегда, его массивная фигура в чёрном плаще, свистящее дыхание, неподвижная матовая маска нагоняли ужас и на куда более крутых парней, чем Таус. Но сейчас Вейдер молчал как-то особенно неприятно, не мешая адмиралу, всё более входившему в раж, изгаляться над молодым офицером.

«Ищут виноватого, — с глухой тоской в очередной раз подумал Таус, — повесят всё на меня — и поминай как звали. Силовые кандалы, электростимул, Имперский трибунал на Корусанте. Если сильно повезёт — позволят совершить самоубийство, тогда опала не коснётся хотя бы семьи».

— Мы потерялись, идиот, понятно вам это? Новейший линкор Империи! Это позор, это катастрофа!

Таус был, конечно же, не виноват в позоре и катастрофе. Просто из флотских старше его по званию в строю оставались только сам адмирал да флаг-капитан протокола Банну, кроткий улыбчивый старик со слезящимися глазами, давно выслуживший три полных круга. Назначать на роль виноватого Банну было бы слишком даже для Крифа. Остальные старшие офицеры флота остались под тоннами алустила и титана в искорёженной надстройке «Палача», выплеснулись в вакуум кровью и кишками, испарились под вспышками протонных торпед в погребах внешнего корпуса. Сейчас Таус завидовал погибшим и раненым. На них, по крайней мере, не орёт этот красномордый лицемер.

— Лейтенант, вы понимаете, что ваше поведение находится на грани саботажа? — продолжал накручивать себя Криф. — Что? А? Нет! Это и есть саботаж! Что значит «нет координат»? Как ты смеешь, щ-щенок, приходить на заседание Экстренного Совета с таким наглым видом, будто это не твоя вина в!..

— Адмирал, — неожиданно прервал этот поток брани спокойный тяжёлый голос. Таус, погружённый в мысленное созерцание безрадостных картин предстоящих пыток, трибунала и казни, не сразу понял, что наконец заговорил Лорд Вейдер.

«Адмирал, отдайте этого предателя и саботажника мне. Я разрублю его на тысячу маленьких эвоков и вышвырну в космос», — беззвучно закончил фразу лейтенант.

Чёрный шлем чуть наклонился в его сторону. Свист дыхания вырвался из-под маски, как скупая усмешка.

— Адмирал, а где вы находились в момент атаки мятежников?

Таус очень хорошо знал ответ на этот вопрос. Криф выжил, потому что в момент столкновения находился в собственной роскошной каюте на двадцать девятой палубе и пил розовое альдераанское в компании молоденькой красноносенькой твилекки. Таус слышал её пьяный смех по интеркому, когда в очередной раз пришёл к адмиралу с запросом от командора Пьета — офицеры, согласно штатному расписанию занявшие места на ходовом мостике в начале первого пробного рейса «Палача», ждали распоряжений, но адмирал сразу после отшвартовки мобильных стапелей расстегнул ворот парадного кителя, ушёл с мостика и не откликался на вызовы. Криф тогда даже не открыл дверь каюты, послав лейтенанта к крату и приказав не беспокоить его по пустякам.

Через двадцать стандартных минут в Основной ангар корабля аккуратно вошёл неповоротливый грузовой челнок с пилотом-дроидом — и взорвался точнёхонько напротив силовой сферы генератора щитов, срывая с фундамента агрегат, деформируя внутренний набор, лишая «Палач» возможности выпустить палубные истребители.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru