Пользовательский поиск

Книга Год колючей проволоки. Страница 13

Кол-во голосов: 0

В люк снова постучали, как и было оговорено «два-два», очень быстро. Майор стукнул в ответ один раз, открыл люк. Из люка пахнуло запахом бойни…

Тот самый парнишка, белобрысый с мотоцикла, протиснулся в десант, стараясь не испачкаться протиснулся к место механика-водителя. Жуткий запах в стальной коробке десанта его не пугал — он видал и кое-что похуже. Парнишка был сиротой — сумел уйти, когда в Донецк вошли отряды бандеровцев. Оглядевшись, он по хозяйски подтянул к себе автомат, положил его на колени. Шансов было немного — но они были, и заранее себя хоронить он не собирался.

— Давай, по моей команде, сдаешь резко назад — майор занял место стрелка пушечной установки и подключил питание…

— Внимание всем, подходим к мосту!

Старший команды сопровождения, южноафриканец по фамилии Ван дер Мерве еще с утра чувствовал себя хреново — но объяснить причину этого никак не мог. Он был старым и стреляным псом, начинал у себя на родине как раз тогда, когда рухнул апартеид и толпы разъяренных черных вывалились на улицу, чтобы взять реванш за все былое. Стены, которыми были ограждены белые кварталы не снесли — их пришлось еще и наращивать. Многие белые уехали, в их шикарные дома вселились черные, благо некоторые сгоряча принятые законы позволяли им успешно вести бизнес. Эти самые черные тоже нуждались в охране и относились к своим обездоленным собратьям много хуже, чем в свое время относились белые, потому что белых от черных отличал цвет кожи и деньги, а этих — только деньги. Именно в те годы в ЮАР была заложена основа современной частной военной индустрии, которая сейчас по общей численности занятых сравнялась с любой другой крупной отраслью мировой экономики.

Больше всего он опасался фугаса — это было по привычке, он отбарабанил четыре года в Ираке и там большая часть потерь — от фугасов и смертников, от взрывов короче. Первым делом, он с самого утра взял Субурбан и проехал трассу, по которой через несколько часов придется вести кортеж. Сам, никому не доверяя осмотрел опасные места — ничего. И все равно — не по себе.

Приняв у трапа самолета пассажиров — VIP должен был ехать в третьей машине, но он сел во вторую — они проскочили чек-пойнт у аэропорта, и там к ним присоединилась охрана польского генерала, который ехал в колонне вместе с ними, во второй машине. Хоть это и было оговорено — Ван дер Мерве недобро помянул польского генерала, его матушку и всех поляков в общем — он бы предпочем, чтобы в колонне не было бронетранспортеров. Во-первых — прущая лидером Росомаха сильно ограничивала обзор вперед, это была большая и высокая машина, гроб на колесах. Во-вторых — эта же самая Росомаха сильно ограничивала скорость движения, они давали семьдесят километров в час, а если бы не было этой каракатицы на трассе — летели бы под сто тридцать. За время службы в Ираке Ван дер Мерве усвоил одну нехитрую истину: колонну надо вести с такой скоростью, с какой позволяет это делать дорога, тогда есть шанс что ошибется взрывник, затаившийся где-нибудь рядом с подрывной машинкой, да и зону обстрела можно проскочить на скорости. А трасса «Борисполь» специально восстановлена для скоростного движения…

— Тормозни немного… — сказал он водителю — оторвись от него.

Водитель начал притормаживать, толстая задница бронетранспортера пошла вперед…

— Ноль первый, в чем дело? — мгновенно отозвалась рация. Это был польский майор из Службы государственной защиты, он сидел во второй машине и занимался охраной Балы

— Мы немного отстанем, так будет лучше…

— Броня вас прикроет, держите дистанцию пятнадцать.

— Никак нет, так будет лучше — с истинно бурским упрямство ответил Ван дер Мерве — дистанция пятьдесят…

Машины летели к мосту…

Поскольку БТР, идущий лидером уже не загораживал обзор — Ван дер Мерве успел-таки увидеть сдающий задом БТР сичевых стрельцов, прикрывающий как раз въезд на мост, но в первую секунду он еще не понял, что происходит. И лишь увидев, как БТР разворачивается, сдавая назад и выходя на позицию для стрельбы — он все понял…

— Внимание, помеха слева…. - начал он, и тут же крикнул, когда понял, когда дошло — опасность слева! Бронемашина, готовится стрелять! Всем назад!

Водитель рванул руль — и мир вокруг завертелся в бешеной круговерти…

По странному стечению обстоятельств — первым в прицеле оказался именно Субурбан, идущий вторым по трассе — мехвод чуть замешкался, сдавая назад и они пропустили колонну дальше, чем рассчитывали. Майор Тахиров вдавил кнопку электроспуска — и автоматическая пушка изрыгнула огонь, алая трасса разрезала пространство и врезалась в бок американского бронированного джипа. Его бронировала знаменитая американская O'Hara, такие же машины находятся в гараже американского президента — но никто и подумать не мог, что террористы для своих целей воспользуются тридцатимиллиметровой автоматической пушкой.

В джипе моментально вырвало переднюю дверь со стороны водителя, искорежило вторую и всех, кто был в салоне. Неуправляемая уже машина приняла как на грех влево — как раз туда, куда ушел первый автомобиль колонны, готовящийся совершить немыслимый для такого слона «полицейский» разворот. Две машины, одна из которых почти не имела скорости, а вторая неслась на семидесяти столкнулись со страшным грохотом — и искореженные, закувыркались по шоссе.

Профессиональнее всего поступил водитель третьей бронированной машины, в которой ехал глава американской гражданской администрации. Увидев, что произошло в голове колонны и понимая, что времени уже совсем нет — он резко вывернул руль, направляя автомобиль на обочину и дальше, в кювет. Добротно сделанный американский рамный бронированный внедорожник, подняв тучу щебня проскочил по обочине и со всей дури, на скорости рухнул в неглубокий кювет. Не перевернулся — тяжелая передняя часть машины страшно ударилась — и вылетела вверх, от удара снесло таранный бампер, открылся капот, перекрыв обзор водителю. Но главное было сделано — они были в городе, в районе городской застройки, и они ушли с линии огня…

Четвертый внедорожник принял в себя сразу несколько снарядов, в том числе бронебойно-зажигательный и вспыхнул, водитель пятого не рассчитал маневр — и машина закувыркалась по шоссе как отброшенная ребенком игрушка…

— БТР на девять!

Водитель головной Росомахи, который и не заметил, что кортеж отстал от него — уже вылетел на мост, когда сзади загрохотало. Секунд пятнадцать у него ушло на то, чтобы затормозить машину — Росомаха не только не приспособлена к шоссейным скоростям, она и тормозит плохо. Разогнавшееся стальное чудовище остановилось только на самой середине моста, водитель переключил передачу и резко сдал назад, оператор пулеметной установки чуть не вырвал джойстик управления из крепления, разворачивая пулемет на цель. Перед отправкой в Крэсы Всходние все Росомахи доработали, оснастили накладной броней — и теперь они даже бортом могли «держать» 14,5 миллиметров — от распространенного в России КПВТ. Но бронебойный снаряд тридцатимиллиметровой пушки в бок не может держать даже тяжелая БМП, не то что БТР. Поляки сделали глупость — сдавая назад, они выкатились прямо под пушку, под прицел. И пока оператор наводил (на ходу) пулемет — тридцатимиллиметровая пушка с русского БТР снова загрохотала, несколько снарядов пробили борт и рванули внутри польского БТР. Уже неуправляемый, он прокатился назад по инерции, ткнулся носом в то, что когда то было двумя американскими бронированными внедорожниками, а теперь стало искореженной кучей металла — и застыл, разгораясь…

Больше всего повезло замыкающему колонну БТР и грузовику Ельч, набитому солдатами — они не попали под раздачу и сумели нормально затормозить. Бронетранспортер увернулся от кувыркающегося по шоссе пятого внедорожника колонны, ушел влево и сумел выйти на почти идеальную огневую позицию…

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru