Пользовательский поиск

Книга Год колючей проволоки. Содержание - Кто-то… дай Бог памяти кто, скорее всего — Наполеон сказал, что война должна быть быст...

Кол-во голосов: 0

Шериф Хаггис прибыл к пропускному пункту, едва не сломав по дороге машину и скормив ей чуть ли не полбака бензина, отключив режим «экономии» и давя «на все деньги». В пути он матерился, бил кулаками об руль и с ужасом понимал, что изменить он — уже ничего не изменит.

Поздно…

КП, расположенное прямо в городе было ярко освещено, в то время как с мексиканской стороны электричество экономили. Состояло оно из шести полос для движения, на каждой был въезд и шлагбаум. Отличием этого КП от обычного было что-то вроде зала, через который проходили пешие мексиканцы, работающие в США, а живущие в Мексике. Путь им преграждали четыре ряда хромированных турникетов — вертушек, возле каждого из которых было рабочее место пограничника. Еще несколько лет назад рядом к этими турникетами выстраивались очереди, сейчас — можно было пройти свободно. После налоговой реформы и в результате экономического кризиса официальной работы — а здесь проходили именно официально имеющие право работать в США мексиканцы — становилось все меньше и меньше, в то время как теневая экономика — росла как на дрожжах. Умные и наблюдательные люди мрачно говорили, что различий между двумя берегами Рио-Гранде становится все меньше и меньше…

Шевроле Тахо, отстояв короткую очередь, медленно прокатился мимо мексиканских таможенников — розыска не было еще ни на машину, ни на ее водителя, даже трупы не успели обнаружить — потом мимо американского. В окошко сержант подал свои права — и, велкам ту зе Юнайтед Стейтс. Нажав на газ, он заметил стоящий на обочине Хаммер, который подтверждающе мигнул фарами. Сержант аккуратно припарковал машину на противоположной стороне дороги, опустил стекло, ожидая шерифа…

А шериф, ожидая момента, чтобы перейти дорогу — не знал, что сказать. Нет… что сказать-то он знал — вы арестованы, вы имеете право хранить молчание, если вы не воспользуетесь этим правом — то все сказанное вами может быть использовано против вас в суде. Казенные, отточенные, налипшие на языке формулировки Миранды. Или может просто сказать — ты прав, парень…

Второй раз за всю свою службу в качестве офицера правоохранительных органов, шериф отчетливо видел, что право в данном случае вступает в конфликт с правдой, с моралью, с должным. Он должен арестовать человека, который совершил преступление — пока непонятно какое — но он, черт возьми, не считает его в чем-то виноватым. Разве еще в начале прошлого века было возможно то, что произошло сейчас с младшим Нуланом? Нет, потому что тогда оружие было на руках почти у каждого, этих мексиканцев линчевали бы еще до границы. И наркоторговцев, что сейчас пасутся у колледжей — тоже линчевали бы безо всякого суда и безо всякой Миранды.

До каких же пор все это будет продолжаться.

Штаб-сержант Грегори Нулан опустил окно и смотрел на шерифа, а шериф смотрел на него. Оба не знали, что сказать.

— Я должен тебя арестовать, парень? — спросил шериф

— Вероятно, да, сэр.

— Тогда расскажи мне, за что.

Штаб-сержант вышел из машины, пошел к задней двери. Его лицо, сильно загорелое в далекой и страшной стране в свете фонарей казалось серым.

Он открыл багажник машины, сдернул одеяло с того, кто там лежал

— Думаю, он расскажет о том, что я сделал куда лучше, чем я, сэр.

— Кто это? — спросил шериф, рассматривая лежащего в багажнике человека

— Один из тех троих, которые убили моего брата, сэр. Я подумал, что кто-то должен ответить по закону.

— По закону должны отвечать все участники преступления, сынок — сказал шериф

Сержант глянул ему прямо в глаза.

— Боюсь, это невозможно, сэр.

Шериф раздосадовано покачал головой

— Зачем… Ты же мог взять всех троих.

— Дело не только в них, сэр. Таких как они на той стороне — полно. С ними не справиться обычными полицейскими методами, мы пытаемся, но становится все хуже и хуже. Когда-то давно один человек сказал мне — бывают моменты, когда мужчина должен поступить правильно. Иначе он не мужчина. Этим человеком был мой дед, сэр.

— Твой дед никогда не сделал бы такого.

— Мой дед не сталкивался с тем, с чем мы сталкиваемся здесь каждый день, сэр.

В начале улицы появились две машины, на каждой из них была съемная мигалка, устанавливаемая на крышу на магните.

— Черт…

— Вы их вызвали, сэр? — спросил сержант

— На кой черт? Закрой-ка дверь и садись в машину, я сейчас кое с кем разберусь.

— Извините, сэр, но я останусь здесь.

— Сядь в машину, сказал! И закрой дверь!

Было поздно — одна из машин остановилась перед носом внедорожника, блокируя его выезд на дорогу, вторая рядом. Из машин выскочили несколько человек, у двоих были автоматические винтовки, остальные были без оружия.

— Какого черта… — шериф достал удостоверение, поднял его над головой, чтобы всем было видно, надраенная бляха бликовала в свете ламп

— А все-таки вы нас обманули, шериф… — сказал один из агентов, доставая свое удостоверение — вы содействовали преступнику

— Следите за языком, агент! О каком преступнике идет речь?

Агент О'Малли на секунду смутился — дикость ситуации была в том, что преступника как такового здесь пока не было. Сержант не находился в розыске, в отношении него не было сообщений о совершенном им преступлении, и формально задерживать его было не за что. То, что он скрылся от наблюдения агентов ФБР — не преступление.

— Какого черта здесь происходит?!

И шериф и агент О'Малли повернулись — у машин стоял офицер таможни, за ним стоял еще один, с дробовиком наизготовку

— ФБР! — агрессивно сказал О'Малли, демонстрируя удостоверение — здесь вам делать нечего, офицер. Мы разберемся сами, это наше дело.

— Это пограничная зона. Мне кажется, что это дело может иметь отношение к нашей юрисдикции…

— Офицер, мы проводим оперативно-следственные действия по делу о двойном убийстве. Я — агент О'Малли, отделение в Далласе. Если вас что-то интересует — напишите официальный запрос и получите ответ. Пока не мешайте нам.

Таможенник посмотрел на сержанта, на шерифа, на агентов — потом сплюнул на землю и направился обратно на свой пост. Происходящее на границе его порядком достало, и он не хотел добавить себе еще неприятностей к тем, что уже были.

— Послушайте, агент. Речь идет об убийстве, совершенном на территории моего округа. Вы вмешиваетесь в мою компетенцию.

— Это убийство связано с международной наркоторговлей. Это наша компетенция.

— Вы этого не доказали. Если это даже и так — то это компетенция DEA, но никак не ваша, агент. Пока что вы мне мешаете.

О'Малли был ирландцем, пусть и не чистокровным — а ирландцы чрезвычайно упорны в споре и никогда не отступают. Добиваются своего не мытьем так катаньем.

— Сэр, это вы с самого начала своим упрямством мешаете расследованию особо тяжкого преступления. Преступления, связанные между собой совершены на территории двух округов штата Техас, имело место не только убийство — но и похищение.

— Штата Техас, агент! Значит, это дело принадлежит штату Техас, а не вам! Разве при похищении похищенный был вывезен за границы штата?

— Вы чертов упрямый сукин сын…

— А вы еще не доросли до того, чтобы говорить мне подобные вещи.

Два офицера правоохранительных органов смерили друг друга тяжелыми взглядами — агент О'Малли чувствовал что дело великолепное, дело прорывное, дело пахнущее быстрой карьерой, газетными заголовками — и такое дело он просто обязан оставить себе, а не отдавать этому старому и упрямому долбаку.

Надо что-то придумать, если не получается «в лоб»

— Шериф, почему то вы говорите от имени мистера Грегори Нулана. Я полагаю, вы не его адвокат. Полагаю, мистер Нулан может говорить и без вас. Мистер Нулан, я агент ФБР О'Малли, я веду дело об убийстве вашего брата и еще одного лица. Если вы имеете что-то сообщить нам — мы будем рады принять эту информацию.

Шериф молчал, он ничего не хотел и не мог говорить.

— Полагаю, что у меня есть, что сообщить вам, агент… — сказал Грег Нулан — и даже показать. Посмотрите сюда.

65
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru