Пользовательский поиск

Книга Год колючей проволоки. Содержание - 15 июня 2014 года Нуэво-Ларедо, Мексика Штаб-сержант КМП США Грегори Нулан

Кол-во голосов: 0

Вторым по старшинству был бригадный генерал Майкл Клибанофф, довольно молодой офицер, потомок русских эмигрантов, не забывший язык, начинал он в «Большой красной первой» дающей хороший старт для любого желающего служить офицера. Язык он не забыл, он говорил на прекрасном «старом» русском языке, чем заслужил ненависть нынешнего правительства Украины — обращение на русском языке к ним вызывало приступ лютой злобы к «клятым москаликам». Генерал Клибанофф, отслуживший здесь почти год, перспективы дальнейшего развития ситуации в стране оценивал весьма скептически и предлагал начать переговоры с повстанцами, предлагая отвести войска на линию Донца, освободив Луганскую, Харьковскую и Донецкую область. За это он пользовался ненавистью со стороны поляков, непониманием в Пентагоне — там его называли русским и немецким подпевалой и значительной популярностью среди тех, кто призывал прекратить боевые действия и вступить в переговоры. Генерал Клибанофф отслужил здесь почти год, и на второй оставаться не собирался.

Третьим был представитель ЦРУ Нат Пинкстон, специалист по борьбе с терроризмом, начинавший в Ираке. Здесь он, помимо прочего командовал боевыми подразделениями ЦРУ — Special Activity Division, дивизион специальной активности. В них вербовали демобилизовавшихся офицеров и унтер-офицеров самых разных стран, в основном британцев и граждан стран Британского содружества, потому что в самих США нормальных, толковых офицеров перекупали частные охранные компании, за двойное, а то и тройное от государственного жалование. Они проходили подготовку в специальных лагерях в странах Восточной Европы — ЦРУ арендовало и восстановило всю инфраструктуру бывшей Советской армии из той, которая не была ранее арендована частниками — сами закупали оружие и технику и начинали действовать. В отличие от армейских подразделений, они действовали почти без какого-то контроля, им ставилось задание и называлась цена его решения. Это было то же самое, что и ЧВК, платили намного меньше — зато была положена бесплатная военная медицина и прикрытие на случай совершения действий, явно расходящихся с положениями ЕКВЮ [101], гаагской конвенции и других документов, регламентирующих современную войну. Нат Пинкстон, реально сильный специалист по антитеррору, постоянно собачился с поляками, с румынами — зато дело делал.

Четвертым был полковник Крис Пинни из РУМО, разведки министерства обороны США. Довольно неприметный даже на вид, низенький и очкастый, он координировал действия секторов HUMINT и ELINT [102]в приграничной полосе и на территории России, граничащей с зоной проведения миротворческой операции. Ростовскую область он знал назубок, поэтому его участие в совещании было положительно необходимо.

Больше никого не пригласили — информация утекала как в дырявое ведро, не приходилось сомневаться, что если позвать, к примеру, хоть одного поляка — завтра же информация будет у русских. Поляки сдадут ее хотя бы за то, чтобы навредить американцам, возможно и за то, чтобы освободить собственных пленных, а то и просто за деньги. Сейчас, к пятнадцатому году американцы уже начинали понимать, что созданная ими искусственно Ржечь Посполитая слишком велика, чтобы ее контролировать, или чтобы она следовала в фарватере американской политики. Когда началосьна Украине — они безо всяких согласований, только уведомив командование НАТО вывели контингенты из всех зон миротворческих операций, резко обострив там обстановку. Теперь они вели собственную игру, им мешал Киев, и они даже были рады, что у русских империалистов находятся американские заложники. Да, если поляки узнают о планируемом — предательство неминуемо.

— Господа — начал генерал Клибанофф — прежде чем начать обсуждение, предлагаю посмотреть на терминале переданный нам русскими материал.

Офицеры столпились у гражданского, не подключенного к сети ноутбука, бригадный генерал скормил ему обычный DVD- диск.

— Как это передали? — спросил Бьюсак?

— Обычным образом. На посту на границе подбежал мальчишка, передал это одному из солдат и убежал.

— Его не пытались задержать?

— А смысл, сэр? Ему дали несколько долларов и попросили передать. Эти мальчишки там все время крутятся, торгуют самодельным спиртным, так называемым «самогоном», свежей едой и девочками. Пытались гонять — бесполезно.

На экране, на стуле, на фоне обычной кирпичной стены, не оштукатуренной и даже без обычного для русских экстремистов черно-желто-белого флага сидел человек в форме армии США. Человек этот был по виду не ранен, под глазом был фингал.

— Я капитан американской армии Майкл Натаниэль Бейкер, личный номер один-пять-семь-один-девять-зеро-три-три-восемь [103], проходил службу в должности военного советника на территории Украины. Являюсь офицером первого батальона особого назначения Дельта, расквартированного в Форт Брэгге, США. Захвачен в плен двадцать второго мая пятнадцатого года в Донецке. Желаю быть обменянным на русских комбатантов, захваченных на территории Украины.

Запись прервалась.

Контр-адмирал покачал головой. Он видел подобные записи в Ираке — их прокручивали войскам, чтобы все знали, что их ждет в плену. Видел, как одному американскому солдату исламские экстремисты на камеру отрезали голову.

— Непохоже, чтобы к нему применялось серьезное насилие.

— Да, сэр. Мы считаем, что русские довольно лояльно относятся к нашим пленным и не применяют к ним насилие без необходимости. Это не Афганистан.

— Но гробов отсюда идет намного больше.

— Мы работали с экспертами из PSYOPS, сэр. По их заключению русские чувствуют себя побеждающей стороной, поэтому они могут позволить себе великодушие по отношению к пленным. Кроме того, русские по складу характера не склонны к жестокости, они росли в цивилизованной стране…

— Что они хотят?

— Как обычно, сэр. Они назвали пятерых человек, которые сидят у войсковой безпеки во Львове. Их было восемь, но удалось живыми взять только пятерых. Их выдал внедренный в местное сопротивление агент. Пятеро — бывшие военнослужащие русской армии, еще один раньше служил в русской милиции, в ОМОНе, это что-то наподобие групп специального оружия и тактики в наших полицейских управлениях, сэр. Заброшены с территории России, задание — взорвать здание бургомистрата, убить бургомистра, убивать военнослужащих миротворческих сил, нападать на колонны и чек-пойнты, организовывать вооруженное сопротивление, акты саботажа. Операция по их поимке, тщательно подготовленная, тем не менее, прошла с жертвами, русские оказали отчаянное вооруженное сопротивление, взяли живыми только шестерых, одного поляки успели добить, прежде чем подоспели мы. Знаете, сэр, с поляками становится все сложнее и сложнее, они одержимы идеей тотальной войны, предлагают совершать в отместку за теракты акты геноцида, уничтожая целые населенные пункты. Мы пока держим их в узде, но в тех частях, где нет американских военных наблюдателей, творятся неслыханные вещи.

Контр-адмирал отмахнулся от сказанного — ему это было неинтересно, он приехал сюда не за этим.

— Мы можем получить пленных для обмена?

— Полагаю, что да, сэр — осторожно ответил Клибанофф — но поляки опять потребуют поставок. И значительных.

— Допустим. Это все, что требуют русские?

— Нет, сэр.

— А что же еще?

— Одну тысячу приборов типа Scorpion-75, новых. Пятьсот снайперских винтовок Барретт-82, тоже новых и по тысяче патронов к каждой.

— Термооптические прицелы… — усмехнулся контр-адмирал — губа не дура. И как они это планируют все получить?

— Как обычно. Термооптические прицелы в самом Израиле, там у них очень сильные позиции. Есть данные, что даже несколько израильтян стали террористами и воюют на стороне русских. Что касается снайперских винтовок — они выставили это требование, заранее зная, что оно не будет выполнено. Мы не передаем им оружие, и они это знают. Взамен, наверное, попросят еще термооптику или обычные прицелы, или что-то из обмундирования.

вернуться

101

Единого кодекса военной юстиции

вернуться

102

Соответственно агентурная разведка и электронная разведка

вернуться

103

Это так называемый Social Security Number, он же, но без пробелов является идентификационным номером солдата. Что-то типа ИНН в России

58
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru