Пользовательский поиск

Книга Год колючей проволоки. Содержание - В начале июля четырнадцатого года частная компания, аффилированная с известным всему м...

Кол-во голосов: 0

— Я мастер-сержант Александр Ингланд, а вон те парни, которые копают муджикам общие могилы — это все бойцы подразделения Task Force Skylark [60], которые на данный момент не смогли найти себе более достойного занятия. Мы базируемся в Гильменде, а это рядом, но нас дернули сюда и нам нужно несколько парней в усиление, несколько надежных парней, которые могут разобраться с муджиками как следует. Думаю, что эти парни — вы, джентльмены и не смейте меня разочаровывать. Для тех, кто еще не въехал в ситуацию — сортир вон там, жрать будем через два часа, а ваше место теперь — вон там.

Сержант показал на участок каменистой земли, где еще не были выкопаны ямы.

— Чтобы не пропадало время даром — сейчас вы берете лопаты у моих парней и копаете себе такие же ямы, как и здесь. Нужно ровно двенадцать, но если вы выкопаете больше — я не буду возражать, морпехи. Пока вы копаете — мы посмотрим на это представление…

Ямы были размером шесть на два фута и два фута глубиной — кажется, что не так страшно, но это если не знать, какая в этих местах земля. Яма была похожа на неглубокую, наскоро вырытую могилу и эта могила была обильно полита его потом. Пока он копал — ублюдки сидели у машин, передавали друг другу флягу с водой и над чем-то ржали.

Возможно, это была какая-то проверка.

Закончив первым, капрал Гэтуик выскреб последнюю лопату земли, которую утрамбовывал двумя ровными валиками, едва не шатаясь, подошел к мастер-сержанту, отдал честь.

— Сэр, капрал Гэтуик работу закончил.

Мастер-сержант посмотрел на часы.

— Не так плохо. Грег, берешь его?

Невысокий, коротко стриженный морпех, с сержантскими нашивками, сидящий на капоте Лэндровера шутливо козырнул

— Так точно, сэр!

— Тогда… капрал — вон тот парень теперь твой непосредственный командир.

Сержант соскочил с капота

— Грегори Нулан — представился сержант — корпус морской пехоты США.

Ямы эти, похожие на могилы были укрытиями. Если начинался обстрел — все забивались либо в свою яму, либо в ближайшую. В ямах же и спали.

Несмотря на то, что это был полевой лагерь — кормили здесь не сухпаем, а нормальной жратвой, правда такой, что лучше бы сухпаем. Здесь можно было отовариться шоколадом, что все и сделали, шоколада было много. Еще на столе были свежие фрукты — единственное, что на вкус было съедобно.

Гэтуик, ставший командиром приданной группы из трех человек — их разбили на группы по три и придали трем взводам — успел перекинуться парой слов с Нуланом, который тоже был здесь недавно, а в морской пехоте США — всего третий год. Они оказались почти из одного и того же места — оба техасцами, а техасцу с техасцем есть о чем поговорить. Они и в самом деле оказались приданными специальному подразделению, входящему в состав MARSOC, сил специального назначения морской пехоты, расквартированного в Гильменде. Их перебросили сюда несколько дней назад и за это время у них было уже одиннадцать миссий. В одной из них они выручали вертушку, подбитую и совершившую аварийную посадку в горах — хорошо, что там было тридцать шесть человек со снаряжением и опытный пехотный командир, который не допустил паники, организовал круговую оборону на месте падения и дождался подхода вертушек со спасателями. В другой миссии они выручали канадцев, блокированных в ущелье и потерявших в том бою двух человек погибшими. У самой группы безвозвратных потерь не было — но четверых пришлось отправить в госпиталь, в том числе и командира, поэтому пока командует мастер-сержант и наверное так и останется до завершения операции, потому что не хватает офицеров. Типичные миссии — это выдвижение для помощи блокированным или отрезанным мелким подразделениям, усиление их и вывод к своим. Обычная боевая единица — взвод, этого бывает достаточно. Вертолетов приданных у них нет, потому что вертолетов тоже не хватает.

Что же касается самой операции — то она ощутимо захлебывалась, становилось ясно, что моджахеды ждали их. Судя по тому, с чем они столкнулись — моджахеды были хорошо подготовлены, а возглавляли некоторые группы, скорее всего боевые офицеры пакистанской армии, хотя ни одного поймать не удалось. Население американские силы воспринимает враждебно, оказывает содействие талибам. Связь талибов подавить так же не удается, у них есть современная аппаратура, скачущая с канала на канал по заданному алгоритму.

Подошла и ночь, наполненная светом САБов в небе и нитями трассеров где-то вдали у гор. Забравшись в выкопанную им самим неглубокую могилу и положив сверху пулемет, капрал Гэтуик заснул под гулкое буханье орудий.

Утро для него началось не с морпеховского горна, трубящего побудку — а с какого-то ублюдка, который тряс его за плечо. Капрал застонал — спать в могиле было не так то удобно, и он чувствовал себя так, как будто только что отыграл несколько жестких иннингов в американский футбол.

— Подъем, капрал, подъем. Мы вылетаем…

Так толком и не проснувшись, капрал Гэтуик вместе со всеми выполз на вертолетную площадку, где раскручивал лопасти массивный «Адский вагон» — МН-47. Выше, чуть в стороне от него — завис прикрывающий высадку Апач.

Было еще темно…

В отличие от UH-60, в котором летишь и все видно, люки с обоих сторон десантного отсека открыты — в «адском вагоне» не видно было ничего, он полз неторопливо и солидно, чуть покачиваясь в воздушных потоках. Их было не меньше тридцати бойцов, вертолет был полный, люди со снаряжением пытались проснуться, кто-то пил кофе из саморазогревающейся банки, кто-то — принимал какие-то таблетки. Капрал заметил, что все вооружены до зубов, несколько гранатометов MGL и пулеметов, намного больше, чем полагается по штату. Их группа была почти что в полном составе — девять человек из двенадцати.

— Куда мы летим, парень? — ткнул он в бок соседа, которого не знал по имени

— Туда, где полная задница дерьма — ответил сосед и что-то сказал на совершенно незнакомом капралу языке, судя по всему — непечатное. Капрал ничего расспрашивать дальше не стал, просто откинулся на вибрирующую стенку десантного отсека и закрыл глаза.

Летели недолго — минут через десять появился техник-сержант ВВС, проорал «готовность!». Это значит — до высадки оставалось пять минут, или даже меньше…

Высадили на каком-то плоскогорье, поросшем хилым кустарником и травой. Правее, примерно в клике от них было селение, а в том же направлении, кликах в трех была река. К селению вела дорога, довольно цивилизованная и чистенькая. Высадили их без сопротивления, никто по ним не стрелял, Апач и бортовые пулеметы «вагона» не понадобились.

— Занять круговую оборону! Командиры взводов — ко мне!

Не дожидаясь команды, капрал достал остро заточенную саперную лопатку — у него была русская, старого образца, но из хорошей стали и крепкая, начал окапываться. В последние годы в американской армии не очень любили окапываться, предпочитая заграждения из бетона и наполненных землей больших, армированных стальной сеткой мешков. Но командиры, которые понимали что к чему — упорно считали, что нет лучшего укрепления, чем хороший окоп и предпочитали зарываться в землю всякий раз, как-только представлялась возможность [61].

Глядя на капрала, окапываться начали и другие, кто не выбросил из своего рюкзака саперную лопатку. А кто выбросил — им же хуже….

Обстреливать начали минут через двадцать, из зеленки. Так получилось, что они высадились на плоском склоне холма у самой его вершины, плоский он был настолько, что ты поднимался по нему и даже не чувствовал крутизны, примерно пятнадцать градусов от горизонта. Получалось, что у них был свободный огонь — но и из зеленки их так же могли запросто обстреливать, поскольку простреливались все их позиции. Капрал уже выкопал — долгое знакомство с лопатой сделало его руки мозолистыми, а работу лопатой быстрой и ловкой — окоп для стрельбы лежа, выложил бруствер и сейчас углублял окоп, понимая что чем он будет глубже, тем сохраннее будет его задница.

вернуться

60

Группа Жаворонок

вернуться

61

Это правда. В американской армии предпочитают именно наземные заграждения. А для солдат (видимо по инициативе младших командиров) копают такие неглубокие могилы, как это описано. Окопы, настоящие окопы полного профиля — редкость. Ничего хорошего в этом нет, хорошая система блиндажей и окопов защищает личный состав от пуль и осколков куда лучше, чем наземные заграждения.

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru