Пользовательский поиск

Книга Год колючей проволоки. Содержание - Начиная с самого начала десятого года оперативная обстановка в Афганистане начала серь...

Кол-во голосов: 0

Таким образом, ракеты, направленные на столицы глубоко враждебных Ирану государств были направлены туда по логичным и весомым основаниям.

Ознакомившись с системой обороны ракетных площадок, саргорд Бешехти вызвал людей, с которыми они действовали еще в Ираке и начал ее перестраивать.

Оборона любого объекта уникальна, она приспосабливается к рельефу местности, имеющимся ресурсам, характеру и уровню угроз, назначению самого объекта — но по сути она может быть только двух видов, активной и пассивной. Ярким примером пассивной обороны объекта являются центры управления системами ядерного сдерживания ведущих государств мира — обычно это комплексы, прикрытые бетонными стенами толщиной в несколько метров, расположенные в глубине земли. В России например существует объект в Ямантау — над ним расположен каменный монолит в сто двадцать метров толщиной. Считается, что его невозможно расколоть даже ядерным взрывом. К иным средствам пассивной обороны относятся минные поля, колючая проволока с датчиками слежения, видеокамеры, запретные, перепаханные полосы. Здесь, на объекте Имам Али предпочтение отдавалась минам всех типов и классов, их было столько, что саргорд один раз чуть сам не подорвался по неосторожности. Были и вышки и колючка там где можно — но в основном оборона объекта строилась на минных полях.

Саргорд Бешехти потерял доверие к минам еще в Ираке — просто американцы научились ловко уничтожать фугасы, а если даже он подрывался — чаще всего не причинял никакого вреда, потому что машины были тяжелобронированными. В Ираке на заборе можно увидеть надпись — убей клешню! Клешня — это тяжелый противоминный транспортер саперов типа Buffalo, у него высоко поднятый над дорогой кузов, V-образное днище, тяжелобронированная кабина с большими бронестеклами и механическая рука-манипулятор, которой можно управлять из-под прикрытия брони, разбирая кучи мусора рядом с дорогой, сдвигая с места остовы автомобилей и боевой техники, переворачивая предметы, которых не должно быть на дороге — короче, клешня эта причиняла немало проблем, с ее присутствием нападения с использованием фугасов на большие караваны сошли на нет. Против нее тоже были приемы, к самому затишью у иранских диверсантов появились кумулятивные фугасы последнего поколения и тандемные гранаты, способные пробивать броню танка — но все это не применяли, оставили для решающей схватки. И тем не менее — саргорд потерял доверие к минам как к средству нападения, так и к средству защиты.

Он приказал оставить только внешний, самый удаленный рубеж минной защиты, остальные же мины частично демонтировать и прежде всего — обеспечить проходы для патрулирования и активных действий. В Ираке нужно было двигаться — постоянно, активно, непрерывно двигаться, не сидя на одном месте и ничего не обороняя «до последнего солдата» — кое-кто в самом начале попытался и американцы от них ничего не оставили. По мнению саргорда оборона должна была строиться на постоянном патрулировании местности мелкими, но хорошо вооруженными группами, активной агентурной и контрразведывательной работе в остане [55], активном применении беспилотной авиации, которая у Ирана была в достаточном количестве. Защиту ракет при выдвижении к стартовым площадкам он планировал осуществлять за счет усиления группы конвоирования и активной разведке по маршруту следования ракетных установок за счет БПЛА и легких вооруженных дельтапланов. Короче говоря — вместо большого медведя — туча маленьких москитов, от которых не отмахаешься и которые выпьют всю кровь, только дай повод.

Объявив учебную тревогу и понаблюдав за выводом стартового комплекса на позицию, Бешехти пришел в ужас.

Колонна выглядела так: первым шел внедорожник с разведкой, вооружение — один пулемет калибра 7,62 на турели, второй шла боевая машина пехоты китайско-иранского производства, вся ценность которой заключалась только в том, что у нее пулеметчик был в открытой башне и все видел. Остальные десантники КСИР, которые должны были охранять установку, по уставу находились в десантном отделении и толком не видели ничего.

Следом шли два бронетранспортера северокорейского производства, похожие на русский БТР-80, только трехосные, вооружение — спарка пулеметов калибра 14,5 в башне, эти бронетранспортеры закупили недавно для обновления парка в большом количестве, собирали здесь, в Иране, частично на местной ходовой. Все бы хорошо — спарка 14,5 раскалывала камни — но проблема была в том, что десант опять таки ничего не видел. В реальном бою эти машины просто сожгут из гранатометов и все.

Следом шел тяжелый трейлер, четырехосная пусковая установка, буксируемая закупленным через третью страну новейшим тягачом Volvo FH-16, замыкали колонну еще два северокорейских БТР. Вся эта колонна добиралась до стартовой площадки не по самой хорошей дороге — потому что идущая впереди гусеничная БМП ее разрушала и тормозила всю колонну. Единственной машиной, из которой был полный обзор местности был идущий первым внедорожник — но он был ничем не защищен, его можно было погасить из пулеметов. Мобильной зенитной установки, способной «загасить» к примеру американский боевой вертолет — а сейчас были и беспилотные ударные боевые вертолеты! — в колонне не было. Короче говоря, ознакомившись с ситуацией, саргорд Бешехти испытал жгучее желание кого-нибудь расстрелять — но на сей раз сдержался. Расстрел должен быть экстраординарным наказанием, чтобы вызывать страх, он не должен применяться часто.

Первым делом, саргорд отправил обратно всю военную технику, в конце концов есть военные части, которые вечно жалуются на нехватку военной техники — вот пусть они ее и забирают. Затем, он заказал некоторое количество гражданских внедорожных машин типа Унимог, эти машины продавались свободно, пусть и через третьи страны и заказал собрать на специальном ремонтном заводе КСИР несколько десятков легких боевых машин типа багги. С этим со всем он приступил к выстраиванию как системы обороны, так и системы конвоирования стартовых установок к стартовым столам…

Типичное укрытие стратегической ракеты Сафир-1 представляло собой большой и длинный, похожий на отрезок европейского шоссе тоннель, пробитый прямо в горе, он был длиной не менее двухсот метров и перекрывался тремя воротами, каждые из которых способны были выдержать подрыв мощного взрывного устройства и не выйти из строя. Эти ворота были не створочного типа, они уходили в специальный, вырубленный в скальной толще проем — вбок. При необходимости, ворота можно было вскрыть экстренно, но только изнутри. Высота тоннеля была восемь метров, освещался он цепочкой мощных ламп на потолке. Транспортер с ракетой стоял прямо в тоннеле, там же стояли машины эскорта, а солдаты жили в казармах, расположенных по бокам тоннеля. Выход наверх предусматривался только один — через ворота.

Дальше шла дорога. После того, как убрали БМП — настоянием саргорда ее привели в порядок, и саргорд приказал поддерживать скорость конвоирования не менее пятидесяти километров в час, так чтобы усложнить работу возможным диверсантам. Сама дорога была длиной километр с небольшим и вела к залитому бетоном стартовому столу, этакой округлой конструкции, выкрашенной краской (смысла в этом не было, спутник все видел). Техника сопровождала установку на всем этом коротком отрезке пути.

Сигнал тревоги, выполненный в виде корабельного ревуна, басовито ударил по ушам ровно в час ночи — саргорд специально выбрал это время, в это время человек уже спит, но сон не снимает усталости. Замигало освещение, включились лампы в тоннеле, высветив его до последнего уголка, посыпались с двухярусных коек солдаты…

— Нападение! Нападение! Нападение!.. — долбил динамик, резкие звуки ревуна буром врывались в уши, добираясь до мозга.

— Занять места по боевому расписанию! В бой, во имя Аллаха! — надрываясь перекрикивали ревун командиры.

Занимая позицию в головном внедорожнике, саргорд Бешехти подумал, что с этим ревуном надо что-то делать. Солдаты не слышат команд.

вернуться

55

аналог нашей области в Иране

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru