Пользовательский поиск

Книга Год колючей проволоки. Содержание - Отражение 03 апреля 2015 годаИран, западнее Тегерана Региональная Штаб-квартира Корпуса стражей исламской революцииСаргорд Арад Бешехти Специальный отряд КСИР, оперативные позывные «Птица», «Саргорд А». Иракская Хезбалла, Турецкая Хезбалла

Кол-во голосов: 0

— Майора Андерсона — сказал он в трубу — это Хилл. Срочно… Да, сэр, это Хилл. У меня здесь есть кое-что интересное, с большими перспективами. Джим Гэтуик. Гольф-Альфа-Танго-Виски-Индия-Чарли-Кило. Так точно. Да, он самый. Парень показался мне дельным, сэр. Так точно. Да, спасибо, сэр. Семпер фи.

В последнее время в Соединенных штатах Америки стала проявляться проблема — несмотря на прирост населения, на превышающую европейский уровень рождаемость, как-только до чего то доходило — так выяснялось, что не хватает людей. Когда вошли в Ирак — стало не хватать людей. Как-только вошли в Афганистан — стало еще хуже. Почему-то в Америке последних лет все хуже и хуже обстояли дела с людьми.

Но все таки люди были. Потому что Соединенные штаты Америки были великой державой. Этого у них было не отнять.

11 июня 2014 года

Пустыня Негев, Израиль

— Держи ниже. Он обшаривает горизонт, но тебя не видит. Подскочишь прямо перед целью и снова уйдешь вниз.

— Так точно.

Ударный самолет ВВС Израиля F15 Raam (Strike Eagle), модернизированный до уровня Block 20 — более мощная радарная система с элементами от F35, наведение на цели через постоянный канал обмена данными со спутниками США, более мощные и надежные двигатели, частично сниженная радиозаметность — демоном несся над ночной пустыней, иногда опускаясь до тридцати футов над землей. Пилотом был Давид — в который раз подполковник видел, что Давид — пилот от бога, он отключил режим огибания рельефа местности и вел машину на скорости чуть ниже звуковой на таком расстоянии от земли, в обстоятельствах оных ему бы просто оторвали голову за это. Но сейчас от него требовалось именно это, более того — за его спиной сидел полковник (звание присвоили совершенно неожиданно, вызвали в Тель-Авив, пожали руку и вручили новые погоны) Иеремия Эгец, тоже пилот от бога, который сейчас исполнял обязанности оператора систем вооружения. Став комэском, он решил, что должен знать работу не только пилотов, но и операторов боевых систем.

— Левее. Радар прямо по курсу.

Самолет чуть заметно прянул влево, в кабине замигал датчик облучения радаром.

— Поймали? — напряженно спросил Давид

— Еще нет. Луч рассеянный. Он что-то видит, но не может понять что именно. Еще левее, зайдешь с разворотом.

— Он не унимается.

Индикатор продолжал мигать.

— До разворота три… два… один… Пошел!

Машина развернулась резко до предела, замигал еще один датчик — критическая высота.

— Выполнил.

— Спокойно. Я начну отсчет.

И в этот момент раздался резкий звонок системы оповещения — оператор радара перевел его из режима сканирования в режим прицеливания.

— Есть захват.

— Работай! Ты успеешь! Пять-четыре-три-два-один-подскок!

Самолет рвануло вверх так, что их прижало к креслам, желудок ушел куда-то туда, где помещаются отходы от его работы. У полковника Эгеца потемнело в глазах — все таки не мальчик, хватит хулиганить — но он успел выполнить работу. Так и не включая радар, он нанес удар — почти одновременно высокоточными планирующими бомбами по назначенным целями и ракетами ПРР — по захватившему их радару. Самолет тряхнуло — учебные боеприпасы отделились от подвесок, он разом полегчал на треть и сейчас рвался в небеса. И тут желудок рванулся в обратный путь — Давид перевернул самолет и с пугающим ускорением рванулся обратно к земле, перевернув самолет вверх тормашками…

Сукин сын…

Самолет, выпустив тормозные парашюты остановился на самом конце взлетной полосы базы 69, от колес шел дым. Медленно получил на стоянку, чтобы освободить полосу. Двое в кабине — пилот и оператор систем огня медленно приходили в себя.

— Чертов сукин сын… — сказал полковник

— В этот раз кое-что удалось сделать — необычно серьезным для него тоном заявил Давид — уже лучше.

На машине подлетели несколько пилотов, мгновенно выставили две легкие алюминиевые лестницы. Полковник наощупь нажал, чтобы открыть фонарь.

— Иеремия, с тобой все в порядке? — сунулся в кабину штурман эскадрильи.

— Жить буду. Помоги…

— Сейчас. Там к тебе люди из Тель-Авива приехали.

Полковник так и вышел к ним — не снимая летного комбинезона, это была не рисовка, просто не было ни времени ни сил его снять.

— Генерал…

Генерал Амос Ядлин, бывший пилот, ставший разведчиком, а потом снова пилотом — то-то все тогда удивились — покачал головой.

— Ты не в том возрасте, чтобы летать.

— Да пошел ты… — просто и бесхитростно заявил полковник — мне надо было понять, что происходит. Я взял самого лучшего пилота и мы отправились на учебную миссию. Мне надо было понять, что происходит.

— Понял?

— Понял, Амос. Мы их не прошибем.

Командующий ВВС нахмурился

— То есть?

— То и есть! — разозлился полковник Эгец — это не шутки. Ты прекрасно знаешь порядок построения ударной группы. Мы его нарушили, действуем как сумасшедшие. В группе на двенадцать машин должно быть два самолета РЭБ и как минимум два — специализированных самолета подавления ПВО. А там, где мы столкнемся с системой С300 — их нужно будет четыре. Мы же нагрузили все машины, что у нас есть бомбами и пытаемся выполнить задачу. Но это невозможно. Я пять раз лично ходил на цель с моим лучшим пилотом, экспериментировали с боевой загрузкой. Последний раз мы шли так низко, что едва не наелись земли. Это был лучший пилот и лучший, черт возьми самолет, который у нас есть. Барак [11]на то что мы делали неспособен. И все равно пять раз из пяти радару удалось нас засечь.

— А сколько раз вам удалось произвести сброс? — поинтересовался Миша

— Два раза.

— Не так плохо… — заметил генерал и полковник взорвался

— Два из пяти не так плохо?! Черт, я заслужил отставку уже десять раз. И я напишу рапорт, черт побери, только чтобы не увидеть, как гробят эскадрилью! Два из пяти — мы просто угробим ВВС и ничего не добьемся. Даже если мы отымеем этих ублюдков — оставшиеся отымеют нас, вот и все что будет!

— Успокойся… — с поразительным спокойствием сказал генерал — пойдем, немного выпьем. Мы не дежурим, так что можно.

— Получена новая информация. Информация, которая заставляет нас подойти к предстоящей операции принципиально по-другому. На сегодняшний день у Ирана есть десять боеготовых, ядерных взрывных устройств, мощностью от тридцати до сорока килотонн каждое. Все эти установки находятся в Тебризском позиционном районе, как минимум половина из них установлена на ракеты и готова к немедленному применению. Все ракеты нацелены на Израиль.

В кабинете, где на столе стояла упаковка пива — пилоты обычно не употребляли ничего крепче, комиссия каждый день, и если выпить, к примеру, вечером водки то на следующий день не допустят к полетам — наступило тяжелое молчание.

— Только не говори — какого хрена мы не сделали это раньше — прервал молчание генерал Амос Ядлин.

— А какой смысл говорить? В нашей стране что-то не так, это знаем мы все, и ты и я. Раньше мы тушили, как-только начинало гореть, а иногда — тушили тогда, когда кто-то только зажег спичку, чтобы поджечь. Поэтому Израиль жив до сих пор. Сейчас мы не тушим и тогда, когда все уже горит синим пламенем. Так, кажется, выражаются русские?

— Так — подтвердил Миша

— Вот именно. Так. Поздно запирать конюшню, когда разбежались все лошади. Нам придется учиться жить рядом с кучей фанатичных ублюдков, которые так и мечтают нас уничтожить.

Генерал отхлебнул пива

— Мне это не нравится — заявил он

— Мне тоже, сэр — обратился к нему полковник так, как это было принято в американской армии — но в жизни происходят предельно хреновые вещи.

вернуться

11

один из вариантов F16

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru