Пользовательский поиск

Книга Еще не поздно. Содержание - 1.10. Петр. Июнь 1965 года.

Кол-во голосов: 0

Секретарь ЦК Кутаисского обкома, он же Председатель КПГК, жалобу выкидывать не стал из-за ее явной вздорности и мелочности. Для богатой Грузии несколько золотых монет - сущей пустяк, мало ли откуда инженер их взял. Поэтому он включил материал в свой отчет перед республиканским центром. В самом деле, не давать же ход серьезным рассказам о солидных товарищах, не поймут. И все бы на этом действительно закончилось… Но после разговора с Шелепиным «валютные» жалобы резко понадобились товарищу Кучаве.

С молчаливого согласия Председателя КГБ Грузии товарища Инаури за спиной несчастного инспектора КПГК, по совместительству коммуниста-кадровика, давно забывшего, что на него повесили еще и такую обязанность, выросла специальная бригада 16-го отдела союзного КГБ. Дело в том, что права у КПГК были огромные, даже необъятные, но на бумаге. Попробуешь воспользоваться - не только на партсобрании взгреют, можно и партбилет на стол выложить. Но в такой ситуации… Буквально под диктовку комитетчиков расследованию был мгновенно дан официальный ход.

Нехитрая цеховая схема незаконного производства была раскрыта за пару часов. Благо, ее в этих патриархальных краях особо не скрывали. Судя по всему, об особенностях местного нелегального бизнеса на всем заводике не знал один только жалобщик. При настройке двоильных машин была занижена толщина кожи, в результате чего при дополнительном прогоне спилка он делился на средний, и третий, он же нижний или бахромянный. Именно последний шел как необработанный цельный спилок на пошив строительных варежек и спецодежды для сварщиков и металлургов.

\\\Двоильная машина предназначена для срезания верхнего слоя с натуральной кожи (ее раздвоения).\\\

Средний же спилок прокатывался горячими прессами «под крокодила» в навечно закрытом на ремонт спортзале соседней школы. Там же он раскраивался на части сумочек, которые сшивались надомниками (по большей части работниками все того же предприятия) в целые изделия. При одинаковом с фасоне с фабричными, благодаря тиснению они выглядели существенно лучше, и прекрасно продавались. Директора магазинов с удовольствием брали их на реализацию по 20-30% от номинала.

Предприимчивый инженер был арестован буквально «на горячем» прессе, и, перед угрозой расстрельной статьи, сразу начал давать показания. Выяснилось, что его месячный доход составлял порядка 20 тысяч рублей. Из них примерно половина уходила фабричному начальству и прочим инстанциям, от которых зависел бизнес. Самое смешное, все было организованно как небольшое акционерное общество. А именно, пай в незаконной деятельности можно было купить или продать из расчета 5 тысяч рублей за 1%. Примерно четверть принадлежала первому секретарю горкома…

\\\Законодательство СССР описывало 22 преступления, совершение которых каралось смертной казнью. Среди них хищение государственного и общественного имущества в особо крупных размерах и валютные операции (включая сделки с золотом)\\\

Кроме хищения, инженер с партнерами раздавал огромное количество взяток. Фабричному начальству, милиционерам, разным проверяющим… От одних откупался натурой (парой сумочек), другим за невмешательство платил фиксированный оклад 300, 500 рублей в месяц. Что-либо скрывать в его положении было поздно, и листы протоколов заполнялись схемами и фамилиями, а камеры подельниками. Случилось доселе небывалое - под давлением неопровержимых улик прокуратура дала ордер на арест первого секретаря Махарадзского горкома, и он уже давал интереснейшие показания.

Дело под контролем Инаури и Шеварднадзе двигалось настолько быстро, что цеховики не успевали заметать следы. Местная номенклатура не понимала, как их прикрывать, слишком высоко находились инициаторы проверок. Более того, многие, сохраняя верность коммунистическим традициям, начали искренне топить соратников. Кто-то надеялся на карьерный рост, другие - на меньший срок.

Защитить могла только Москва, но там в суете совещаний и обсуждений Бержневу и Кириленко было не до просьб Мжаванадзе «глубоко разобраться в нездоровой ситуации». Проблемы космоса, изрядно подогретые невообразимым «кино», казались куда более важными и поглощали все внимание. Перегруженный механизм власти попросту отставал от быстро меняющейся обстановки.

В принципе, полученного материала уже хватало для серьезной чистки республиканского ЦК. Было очевидно, что первый и второй секретари в курсе незаконной деятельности и имеют с нее как минимум ценные подарки. А уж с учетом образа жизни супруги Мжаванадзе, «царицы Тамары»… Шелепину этого было достаточно, теперь даже фронтовая дружба с Брежневым не поможет Василию Павловичу удержаться в Президиуме. Еще неделя и кольцо замкнется, тогда ссылка послом в Буркина-Фасо покажется редкой удачей. Да и второму секретарю, Петру Родионову не усидеть на своем месте. Его прямая вина, недосмотрел, хорошо если отделается переводом кем-нибудь вроде замдиректора института марксизма-ленинизма.

\\\Именно на такую должность попал Петр Александрович Родионов в реальности, только произошло это немного позже, в 1971 году\\\

Но товарищам Кунаве и Шеварднадзе была нужна показательная, полная зачистка республиканской номенклатуры, и дело только набирало оборот. Они обустраивались в Грузии всерьез и надолго. Александр Николаевич еще не знал, что кроме десятков цехов по производству ширпотреба, в августе под Сухуми силами МВД республики будет найден тайный завод по производству оружия, который придется «брать» с привлечением армии (если таковой можно назвать взвод коменданчей ближайшей военной части). Все это выльется в грандиознейшее судебное дело, главным фигурантом которого станет подпольный миллионер Отар Лазишвили. Тот самый, который подарил уникальный бриллиант жене первого секретаря ЦК КП Грузии Мжаванадзе. Помимо него на скамье подсудимых окажется 81 сообщник, доказанный ущерб государству составит 836 792 рубля.

\\\События в общих чертах реальные, но относятся к 1972 году\\\

В декабре 1965 года в Тбилиси состоится пленум ЦК КП Грузии, на котором раскроют масштабы поразившей республику коррупции. Однако, снимать с должности первого секретаря будет поздно, под тяжестью показаний своих подчиненных он еще в сентябре 1965, перед пленумом ЦК КПСС, пустит себе пулю в висок. Хотя еще долго будут ходить слухи, что замполиту в погонах генерал-лейтенанта с самоубийством очень настойчиво помогли.

\\\В реальности, под покровительством Леонида Ильича, Мжаванадзе с семьей переехал в Москву, где получил квартиру и персональную пенсию\\\

На протяжении следующей пятилетки в отставку по разным причинам будет отправлено 40 тысяч партийных чиновников, что для небольшой Грузии величина невероятная. Митрофан Ионович не останавливался на полумерах. Вторым секретарем к нему Москва назначила Василия Трушина, 33-х летнего первого секретаря московского горкома ВЛКСМ, обязанного своим головокружительным карьерным скачком лично товарищу Шелепину. Министр охраны общественного порядка Грузинской ССР, Эдуард Шеварднадзе, вошел в Президиум ЦК КП Грузии.

1.10. Петр. Июнь 1965 года.

Из всего снятого с RAVчика электронного оборудования самым простым, на мой взгляд, оказался парктроник. Тем более их было два независимых комплекта, сзади и спереди. В общем-то все что я про них знал - это 4 ультразвуковых датчика, сведенных на на несложный блок управления. К которому, в свою очередь, подключена семисегментная светодиодная шкала, показывающая по двум каналам расстояние до препятствия.

Раскрыл коробочку с электроникой. Печатная плата размером чуть меньше пачки сигарет. SMD монтаж. На входе - регуляторы уровня, по одному на датчик. Тут все понятно. Десяток электролитических конденсаторов. Пара силовых транзисторов, похоже, цепь питания. Кварцевый генератор. Штук тридцать резисторов и керамических конденсаторов. Парочка небольших микросхем логики о шестнадцати ногах, и столько же маленьких, восьминогих. На первый взгляд неинтересно, даже процессора нет.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru