Пользовательский поиск

Книга Диверсанты времени.. Содержание - ГЛАВА 2

Кол-во голосов: 0

- А почему темпоррадар ничего не засек? - ответил Игорь.

- А он и не должен! Ведь радар настроен фиксировать частоты пробоев реальности, то есть переходов из одного параллельного мира в другой, - сказал я, впрочем, не совсем уверенно.

- Чушь собачья! Он ловит любое возмущение континуума! Если бы эти ребята пришли из будущего, прошлого, параллельного, то радар обязательно засек бы это! - стал горячиться Горыныч.

- А может быть, они просочились, не создав возмущений! - брякнул я.

- То есть как, волшебным способом? - оторопел Игорь.

- А почему и нет? Если они из будущего, то там вполне могли найти способ магических переходов. - Я чувствовал, что несу бред, но не мог остановиться.

Гарик посмотрел на меня с нескрываемым удивлением.

- Ты чего порешь, кореш? Тебя контузило, что ли?

- А что такого? Нормальная рабочая версия! - сделав каменное лицо, проговорил я.

- Нуну, другие варианты будут?

- Надо все хорошенько обдумать, постараться накопать побольше материала для составления выводов, - уже уверенней произнес я. - Мы за время круиза собрали огромное количество данных, надо их просмотреть, вдруг мелькнет чтонибудь похожее!

- Вот это уже здравая мысль, - похвалил Горыныч. - Пойдем, попросим Мишку составить поисковую программу, а то вручную мы до Нового года искать будем!

Суворов, заинтересовавшись происшествием, оторвался от своих продюсерских дел, быстренько состряпал программу, и уже на следующий день наши усилия были вознаграждены. Таинственный черный катер мелькал на Средиземном море довольно часто, причем начиная с античной эпохи. Наши «глазки» засекли его восемнадцать раз!

Это явно были пришельцы из будущего!

ГЛАВА 2

Томас Робертсон, взявший себе псевдоним в честь великого чернокожего завоевателя - Чака, бывший гражданин США, бывший профессор Колумбийского университета, а ныне император и живой бог средневекового государства, с населением в полмиллиарда человек, расположенного на территории Центральной и ЮгоЗападной Африки, раздраженно дернул несколько раз шелковый шнурок серебряного колокольчика, вызывая секретаря.

Вошел высокий, статный воин в набедренной повязке и щеголеватой повседневной раскраске лейтенанта гвардии. При взгляде на этого красавца раздражение Робертсона немного улеглось. Обязанности секретаря исполнял сто восемнадцатый сын Томаса. Один из трех десятков самых удачных детей. Всего отпрысков Робертсона насчитывалось больше трех сотен, но не все радовали папашу умом и сообразительностью. Подобная производительность Великого Чаки объяснялась тем, что экспрофессор уже несколько сотен лет жил в собственноручно созданных параллельных мирах. Хотя человек с менее тонкой психикой, нежели у Томаса, попав в аналогичные условия наверняка бы наплодил пару тысяч ребятишек. Но Робертсон никогда не бросался на всех наложниц подряд. Его избранница должна была быть красивой и в меру умной. Сказывалось интеллигентное цивилизованное воспитание императора, хотя себе самому Томас объяснял такую разборчивость проводимой программой улучшения генофонда.

Родился будущий правитель Африки в 1996 году в НьюЙорке. Детство и юность Томас провел на загаженных мостовых Гарлема. В жестокой среде уличных банд третий сын школьного учителя быстро пропитался идеями превосходства черной расы и ненавистью ко всем белым. И это в самом космополитичном городе мира, давно забывшем, что такое расовая или половая дискриминация! Когда в 2010 году вспыхнуло знаменитое НьюЙоркское восстание, Томас с упоением крушил витрины фешенебельных магазинов на Манхэттене, поджигал дорогие автомобили и кидал кирпичи в толстозадых белых полицейских.

Беспорядки тогда начались с пустяка - после получасовой погони за наркодилером детективы были вынуждены применить оружие. Торговец, парнишка пятнадцати лет от роду, был убит на месте. Возле его трупа, все еще сжимающего в руках два «МиниУзи» с опустошенными магазинами, мгновенно собралась толпа. Уже к вечеру Гарлем был оцеплен полицейскими кордонами и отрядами национальной гвардии. Но на следующий день хорошо вооруженные банды прорвали кольцо окружения. Вслед хлынули многочисленные орды разъяренных людей, еще недавно считавшихся мирными жителями. На третий день беспорядки охватили черные кварталы Детройта, Чикаго и Бостона. Помнится, Томаса немного удивляло большое количество стрелкового оружия, извлекаемого из тайников. Но по молодости лет Робертсон не смог понять спланированного характера акции, принимая восстание за проявление народного гнева.

Беспорядки были подавлены только на десятый день. Пришлось вызывать армейский спецназ и морскую пехоту. В уличных боях использовалась артиллерия и боевые вертолеты. Тысячи человек были убиты и десятки тысяч арестованы, в том числе почти все дружки Томаса. Ему самому повезло. Отец под присягой утверждал, что сын все время находился рядом с ним. Во всей стране было введено военное положение. США на несколько лет пришлось уйти с мировой арены.

Это событие послужило Робертсону хорошим уроком. С властью лучше не вступать в конфронтацию. Надо самому войти во власть. Томас закончил школу с отличием и поступил в университет. После университета - аспирантура. К сорока годам Томас Робертсон был всеми уважаемым профессором и кандидатом в конгрессмены. Но политика не приносила Томасу удовлетворения. В его душе кипела раскаленная лава ненависти ко всем белым, тщательно скрываемая даже от близких. Радость приносило только общение со своими детьми, двумя девочками и мальчиком. Особенно восхищал младшенький - Мартин Лютер, не по годам умный и рассудительный юноша, впитавший от отца расовую нетерпимость.

В подростковом возрасте за Мартином стали наблюдаться некоторые странности. Он мог вдруг исчезнуть из своей комнаты и через час постучать во входную дверь. Или запереться в ванной, чтобы через полчаса вдруг оказаться на заднем дворе. Выйти на кухню за сандвичем и появиться с той же кухни только под вечер, причем совершенно голодным. Встревоженный таким поведением сына Томас както раз вернувшись домой в неурочное время, застал такую картину: Мартин стоял у окна гостиной, прихода отца он не заметил, внезапно тело подростка стало таять в воздухе и через мгновение исчезло… Ошарашенный Томас подскочил к этому месту, пощупал воздух, посмотрел за шторами. Сына нигде не было. Появился Мартин только через час, показавшийся отцу вечностью. Юноша возник в другом углу комнаты, тем же самым образом, как и пропал - материализовавшись за пару секунд. Сидевший в кресле Томас, наблюдал это явление со всеми подробностями. Не подавая виду, что шокирован подобным чудом, Робертсонстарший спокойным голосом предложил сыну объяснить свое поведение, как будто дело касалось разбитого стекла.

- Понимаешь, папа, - начал Мартин, усаживаясь в соседнее кресло, - мне кажется, что я могу погружаться в прошлое.

- То есть как это - погружаться в прошлое? - не ожидавший такого ответа изумленно спросил Томас.

- Я делаю какоето мысленное усилие, какое точно сказать не могу, сам пока не знаю, - продолжил Мартин, - и вдруг оказываюсь в другом месте. Если я ныряю из дома, то чаще всего попадаю в лес. Сам переход не сопровождается какимилибо эффектами - просто темнеет в глазах и все! Хочешь отправиться со мной? Я могу брать с собой любые вещи и даже живых существ - пробовал на Зулусе, но в лесу он чегото испугался и убежал, я так и не смог его найти.

- Так вот куда пропала наша собака, - делая над собой волевое усилие, чтобы голос звучал шутливо, проговорил Томас. - А я все окрестные улицы обошел в его поисках! Хорошо, сынок, я согласен. - Внутренне содрогнувшись, Томас протянул Мартину руку.

- Спасибо, папа! - Мартин сжал ладонь отца. В глазах Робертсона потемнело, но через пару секунд резанул яркий свет, и отец с сыном, вместе с креслами упали с высоты полутора метров. - Извини, папа, забыл предупредить. Мы ведь сидели в гостиной, а это немного выше уровня земли, - сказал Мартин, помогая Томасу встать.

77
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru