Пользовательский поиск

Книга Диверсанты времени.. Содержание - ГЛАВА 20

Кол-во голосов: 0

- Задача понятна, - сказал майор, чувствуя себя словно на экзамене в академии. - Вариант один: наличными силами занимаем круговую оборону и держимся до подхода более крупных соединений, идущих на прорыв.

- В течение суток немцы плотно укрепят фронт, - парировал подполковник. - Промедление смерти подобно…

- Вариант два: здесь оставляем небольшую группу, для прикрытия и возможной связи с подкреплениями, а всех раненых эвакуируем лесом.

- И раненых не доведем, и себе руки свяжем, - ответил Иванов. - Но мыслишь ты, майор, правильно. Есть комбинированный вариант. Ты ходить можешь? Можешь! Отлично! Сейчас ты с капитаном Суворовым и лейтенантом Качаловой идешь в село и берешь командование над разрозненными группами красноармейцев. Потом занимаешь вокруг церкви круговую оборону. А я с капитаном Тюриным иду на поиск и разведку. Километрах в трех отсюда у нас припрятано еще одно средство передвижения. Новейшая разработка - чтото вроде бронетранспортера, но абсолютно невидимого в темноте. Вместить он может человек тридцать за раз. Так что, пока вы тут будете обороняться, мы за несколько рейсов перебросим сначала раненых, а потом и всех остальных за пределы кольца окружения.

- Хорошо, - согласился Журавлев, не особо веря в секретный бронетранспортер. - Давайте попробуем!

Майор не верил, что Иванов и Тюрин вернутся. Сразу решив надеяться только на свои силы, он принялся организовывать оборону. К наступлению полной темноты двести тридцать два бойца окопались вокруг вершины небольшого холма, увенчанного церковью. По предложению Суворова красноармейцы наведались в сельпо и реквизировали там весь запас минеральной воды боржоми. Судя по толстому слою пыли на бутылках, этот товар не пользовался в селе особой популярностью. Воду частично выпили, частично перелили в питьевые бачки, остальное просто вылили на землю. А в освободившуюся стеклотару заправили весь собранный в деревне керосин. Запас метательных снарядов составил триста пятьдесят штук. Теперь даже в случае танковой атаки немцы получат большой сюрприз. Майор был вынужден признать, что столь неординарная идея вряд ли пришла бы ему в голову.

Около полуночи в той стороне, куда ушли Иванов и Тюрин, вспыхнула перестрелка. Стоящий рядом с Журавлевым Суворов достал из внутреннего кармана какуюто коробочку, не больше папиросной пачки, и, нажимая на ней кнопку, стал говорить:

- Серега, Серега! Ответь! Здесь Мишка. Прием, прием! - В коробочке зашуршало, но никто не ответил. Суворов замысловато выругался и продолжил: - Гарик, Гарик! Ну, хоть ты, зараза, отзовись!

Ответа не последовало. Качалова подошла поближе, вопросительно глядя на Михаила. Тем временем перестрелка стихла, и через мучительно долгую минуту из коробочки донесся голос капитана:

- Миха! Это Гарик, мы попали в засаду! Я сумел прорваться к «окну», а Серега кудато пропал! Буду ждать его здесь! А, черт!!!

Перестрелка вспыхнула с новой силой. Суворов еще несколько раз вызывал друзей, но больше никто не отзывался.

- Надо было с ними идти, - бубнил себе под нос Михаил в перерывах между вызовами.

Качалова стояла рядом, притопывая ногой от нетерпения.

- Раз до сих пор стреляют, значит, они еще живы, - попытался успокоить их Журавлев. - Я смотрю, у вас какоето новое оружие. Вот эти карабины. Неужели вы не можете определить их выстрелы по звуку?

- Точно, ну, блин, я и дурак! У «калашей» звук такой, что ни с чем не перепутаешь! - Михаил стал прислушиваться. - Живы, курилки, оба ствола молотят!

- А чего они по рации не отвечают? - спросила Качалова, заметно волнуясь.

- Машенька, не трясись. Руки у них заняты, - успокоил Суворов. - Да чтобы таких лосей, как наши пацаны, завалить, нужен пехотный батальон!

Перестрелка снова смолкла. Капитан опять стал вызывать друзей по радио. Ответа не было. Качалова закусила губу. Журавлев тоже с удивлением отметил, что переживает за этих малознакомых и таинственных людей.

- Либо в «окно» ушли, либо… - минут через десять произнес Суворов, устало убирая рацию в карман.

Журавлев задумался над тем, что может означать эта загадочная фраза.

- Ну, почему, почему я не сказала ему, что люблю, люблю его, супермена чертова! - почти выкрикнула девушка и зарыдала.

ГЛАВА 20

Когда до опушки леска, в котором скрывалось «окно», оставалось не больше пятидесяти метров, мы с Гариком нарвались на немецкий дозор. Изза деревьев раздался негромкий оклик, и тут же ударила пулеметная очередь. Я рывком ушел в сторону, но несколько пуль всетаки достали меня. Три или четыре попали в грудь, а одна зацепила руку, чуть повыше локтя. Бронежилет выдержал, но боль была такой, словно меня били кувалдой. Да и под рукавом сразу заструилась кровь.

Пулемет продолжал долбить, распуская по полю оранжевые плети трассеров. Я быстро сделал несколько перекатов, уходя с линии огня. Справа, там, где должен был находиться Горыныч, коротко рявкнул «калаш». Пулемет захлебнулся, но вместо него нестройно захлопали винтовки. Я дал несколько очередей по вспышкам и опять перекатился на другое место. Укрывшись за небольшим бугорком, я полез во внутренний карман за рацией, чтобы согласовать с Горынычем тактику. Но верная «моторола» оказалась разбитой пулей. Вот неудача! Мало того, что ранен, так еще и без связи остался.

Автомат Гарика замолотил уже гораздо правее и ближе к лесу. Видимо, мой друг имеет намерение зайти фрицам во фланг. Ну что ж! Даже без согласования мы начали выполнять стандартный прием охвата. Я стал уходить еще левее, периодически постреливая. Снова ожил пулемет, видимо, убитого сменил второй номер расчета. Пришлось успокоить и этого героя.

Прошло не больше пары минут, и с дозором было покончено. Я вломился в спасительный лес и двинулся вглубь. Найти в полной темноте небольшую полянку со свернутым «окном» было делом чрезвычайно трудным. В правой стороне опять послышались выстрелы. Сразу несколько автоматов. Я сразу узнал характерный чавкающий звук немецких «МП40». Им солидно ответил «Калашников». Видимо, немцы выслали подмогу дозору и наткнулись на Гарика. Я стал пробираться на шум, чтобы помочь другу. Вскоре впереди замелькали человеческие силуэты. Так как голос его автомата сдвинулся в сторону, это могли быть только немцы. Не раздумывая, я нажал на спусковой крючок. Положив троих или четверых, я сменил рожок и прислушался. Судя по звукам, Гарику противостояли всего двое. Определив на слух их местоположение, я зашел с тыла. Вот они, собаки! Две короткие очереди, и все смолкло.

- Эй, Серега, это ты там безобразничаешь? - раздался из темноты голос Игоря.

- Нет, это Кентервильское привидение! - ответил я. - Давай скорее сваливать, а то еще ктонибудь нагрянет!

- Да я бы рад, но вот не могу найти нужное место, - озабоченно сказал Гарик.

Вдвоем мы быстро нашли нужную полянку и развернули «окно». Нашей радости при виде внутренностей фургона «КамАЗа» не было границ. Перейдя на «базовую», мы свернули «окно» и выбрались из машины. Щурясь от яркого полуденного солнышка, я скинул пробитую в нескольких местах шинель на зеленую летнюю травку. Расстегнул гимнастерку и попытался выколупнуть застрявшие в кевларе жилета пули.

- Серега, да у тебя весь рукав в крови! Емое! И входное и выходное отверстия, навылет, надо перевязать, - почти запричитал подошедший Гарик. Достав нож, Горыныч вспорол ткань, и мы оба в обалдении уставились на то место, где должна была быть сквозная рана. Но под тонкой коркой запекшейся крови ничего не было!

- Если бы сам не увидел, ни за что бы ни поверил! - осипшим голосом прошептал я. - И десяти минут не прошло! Да мы же неуязвимы!

- А ты еще говорил, что мы не универсальные солдаты. - Гарик заулыбался. - Да мы, Серега, круче! Да мы же Горцы, блин. Дунканы и Конрады Маклауды! Ну, все! Я пошел за водкой. Сейчас вмажем по поллитра и начнем пули зубами ловить, как Терминатор!

Горыныч полез в салон стоящего рядом с грузовиком «Геленвагена». Я в изнеможении сел на землю. Произошедшее не укладывалось в голове. Ведь это не исчезнувший за пять минут синяк! Игорь быстро накрыл на капоте джипа импровизированный дастархан. Хлопнув по стопарику и закусив, мы закурили и наконецто расслабились.

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru