Пользовательский поиск

Книга Буря в летнюю ночь. Содержание - Глава 20

Кол-во голосов: 0

Глава 20

ОСТРОВ

За уютными бухтами и березовыми рощами виднелись вдали высокие холмы. Их склоны украшали леса — сосны, лиственницы, можжевельник… Луга, раскинувшиеся под высоким небом, пестрели цветами. Ручьи, звеня, пробирались между заросшими мхом валунами. Воздух звенел от птичьих голосов.

Бальзам Ариэля оказался чудодейственным, и Дженифер чувствовала себя прекрасно. Она весело шагала по тропинке. Кроны высоких деревьев сплетали над ее головой зеленый свод. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь листву, бросали под ноги золотые пятна. Эльф весело кружил возле девушки. Время от времени он бросался в погоню за бабочкой, или принимался играть в пятнашки с малиновкой, или опускался в чашечку орхидеи, чтобы глотнуть капельку росы.

— Похоже, я умерла, — сказала наконец Дженифер. — Иначе как бы я могла попасть в рай?

— Нет, это земной остров, и ты вполне заслужила то, чтобы его увидеть. — Ариэль присел на плечо Дженифер. — Но ведь и весь мир мог бы стать Эдемом, если бы человек охранял его… И сам человек, живая плоть, есть главное чудо… Сейчас мы с тобой придем в пещеру великого Просперо, она вон там, на том склоне — это жилище мага и его дочери. Мы быстренько наведем там порядок и устроим для тебя постель из ветвей и травы. — Затрепетав крыльями, он продолжил: — Ты скоро поймешь, что жизнь на острове преинтересная. В каждом источнике вода имеет свой особый вкус, каждая ягодка винограда насыщена солнцем на свой манер, ароматы земли и дождя по-разному, впитывает каждый гриб… у диких яблок терпкий привкус, а груши мягки и сочны. А у многих растений тут просто нет имен. Наши крабы и омары болтают без передышки, восхваляя себя; устрицы гордо помалкивают — они чувствуют, что им хвастать ни к чему, они и так великолепны. Скоро созреют лесные орехи, а в ручьях водится форель. Я думаю, я…

— Минуточку, прошу тебя, — перебила его Дженифер. — Ты говоришь «мы», «наши»… здесь живет кто-то еще?

Ариэль улыбнулся:

— Да, это верно… да вот он, пришел встретить меня.

Дженифер оглянулась — и вскрикнула от испуга. Из-за поворота тропинки показалось странное существо, выглядевшее особенно уродливым на фоне прекрасного леса. Оно было похоже на человека очень маленького роста — на коротких ногах, сгорбленного, но с широкими плечами. Руки его свисали ниже колен, пальцы заканчивались кривыми черными когтями. Всклокоченные белые волосы не позволяли сразу разглядеть, как мала его голова. И у него почти не было ни лба, ни подбородка; глаза сидели в глубоких впадинах, и все лицо было слишком похоже на острую звериную морду, с плоским носом и широкой щелью рта. Кожа его имела желтоватый оттенок, а одежда состояла из одной лишь грязной набедренной повязки.

— Не бойтесь, — сказал Ариэль, — оба вы, не бойтесь друг друга!

Существо разинуло рот, выставив корявые обломки желтых клыков.

— Что это такое? — хрипло спросила оно. — Где ты нашел это привидение… — Но вдруг он отчаянно взвыл: — Миранда! — и бросился к ее ногам.

Дженифер вздрогнула, но сдержала себя и отпрянула. Монстр распростерся перед ней, ухватившись за лодыжки девушки, и зарыдал так, что Дженифер была потрясена.

— Это всего лишь Калибан, — объяснил ей Ариэль. — Он безопасен… ну, по крайней мере, пока я за ним присматриваю. Но должен признать, его слезы удивляют меня.

— Кто такой Калибан? — Дженифер сморщила нос, почуяв звериный запах.

— Это дитя ведьмы. Просперо нашел его совсем маленьким, научил говорить, вырастил, сделал своим слугой. Но Калибан оказался гадким, угрюмым, трусливым существом и в конце концов предал своего хозяина — хотя вскоре, подвыпив, проболтался о предательстве, а потом рыдал от раскаяния. Когда Просперо отпустил меня и уехал домой, он оставил это чучело здесь. Какой был смысл везти Калибана в Италию? Там он мог служить лишь предметом насмешек. Вот он и состарился на этом острове, в одиночестве; но время от времени я развлекаю его, строя миражи.

— Миранда, о Миранда! — проскрежетал монстр, поднимая залитое слезами лицо и глядя на Дженифер.

Ариэль отлетел в сторонку и всмотрелся в девушку.

— Нет, не похожа, — решил он. — Даже если отвлечься от одежды, стриженых волос и прочего — ты светлее, выше… а, понял. Она ведь была единственной девушкой, которую он видел, да еще и столько лет прошло…

Калибан, пошатываясь, встал. Он развел руки, глубоко вздохнул и ударил себя кулаками в грудь.

— Ты не Миранда? Неправда! Ариэль, это должна быть Миранда! Ты разбираешься в оттенках воздуха, но ты ничего не понимаешь в мечтах, эльф! Смотри, какие у нее кудри, какое тело! Слышишь, какая музыка в ее движениях? Э, тебе не понять, дух, как сладко она дышит!.. Не лги мне! Я не забыл, какова Миранда — вот она, настоящая, да, настоящая!..

Он запрыгал на месте, скаля на эльфа обломки клыков.

— Ты не уведешь отсюда новую Миранду! Ты, бессердечный насмешник! Спустись сюда, насекомое! Смотри, я могу проглотить тебя… хотя ты и противен, как зеленая муха!

— Калибан! — строго прикрикнул Ариэль. — Ты что-то разгорячился, как молоденький! — И добавил, обращаясь к испуганной Дженифер: — Ничего, сейчас он остынет.

Над тропинкой пронесся порыв ветра. Ариэль превратился в крохотное грозовое облако, из которого вырывались игрушечные молнии. Калибан взвыл, согнулся и закрыл голову руками. На него полился дождь с градом, молнии впивались в его кожу. Вреда они причинить не могли, но явно были достаточно болезненны, судя по тому, как дергался и скулил монстр.

— Не мучай его, перестань! — через минуту взмолилась Дженифер. — Он слишком стар для этого!

Ариэль вернулся к прежнему облику. Калибан лежал на тропинке, гнусаво всхлипывая.

— Ну, я его мягко поучил, — сказал эльф. — Мне приходилось обращаться с ним и похуже. — Заметив, что Калибан поднял голову и смотрит на него, Ариэль добавил: — Пожалуй, впервые за всю твою жизнь тебя пожалели. Тебе бы следовало поблагодарить леди за это.

Чудище поднялось на ноги.

— Да, да, — пробормотал Калибан жалобно. — О, Миранда всегда была великодушна. — Он попытался отвесить поклон. — Не бойся меня. Я сам тебя боюсь. Когда я был молод, а ты была первой Мирандой, я всегда пугался твоей нежности. Я буду каждый день прибирать в твоей пещере, и чистить посуду, и лежать, как сторожевой пес, у порога, а если захочешь — я покажу тебе свои ягодные поляны… все что угодно я сделаю для тебя, Миранда, только прикажи!

— Идемте, — сказал Ариэль. — Нужно привести в порядок пещеру.

СУДНО В МОРЕ

Это было одномачтовое суденышко, оснащенное кливером и треугольным латинским парусом и не такое послушное, как датские яхты, к которым привык Руперт. Ящики и бочонки загромождали все, едва оставляя место для двух человек.

Уилл Фарвелл сидел у руля. Руперт с астролябией расположился у левого борта. Внезапно судно вильнуло, и принц едва не упал. Хлопнул парус.

— Черт бы забрал твою лысину! — рявкнул Руперт. — Три дня прошло, а ты все еще не можешь удержать руль!

— Я что, виноват, что эта лодка вытворяет всякое! — огрызнулся Уилл. — Да и что толку, что ты колдуешь там над картами и книгами, все равно мы понятия не имеем, где сейчас находимся, и уж конечно, никакая черная магия не скажет тебе, где сейчас девчонка…

— Но ведь не она виновата в этом, а я, — вздохнул Руперт. — А что касается нашего местоположения… ну разве в Тунисе найдешь современные инструменты? А с тем, что у меня есть…

— Ха! Генерал, что-то я сомневаюсь, чтобы по части морских путешествий появилось что-нибудь новенькое со времен Содома и Гоморры… Говоришь, мы тут три дня болтаемся? Нет, целых три жизни!

— Я бы и трех жизней не пожалел… Да, мы можем и месяц потратить на поиски, а потом шторм выбросит нас на берег…

— Ну, тогда-то мы вернемся домой и будем сражаться? Дворецкий английского посла говорил мне, что король вряд ли продержится до Рождества. Куда ты тогда направишься? В Голландию?

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru