Пользовательский поиск

Книга АГЕНТСТВО ТЕРРА. Содержание - Глава 9 ВОТ ЧТО ТАКОЕ ХОРОШИЙ ИНДЕЕЦ

Кол-во голосов: 0

– Думаю, что мы справимся, — выдохнул он, поднимаясь с неподвижным андроидом вверх еще на одну ступеньку.

– Обязательно справимся, — ответила Мэрилин, и ее глаза засверкали, а улыбка подчеркивала гордую уверенность в своем герое. — Но зачем мы несем его с собой?

– Он мой лучший друг, — сказал Форчун, задыхаясь. — Я и подумать не могу, чтобы оставить его здесь, на произвол судьбы.

В это мгновение голова андроида в очередной раз ударилась о камни, и вокруг ранки разошлась широкая трещина. Форчун мог четко рассмотреть внутренности искусственного тела, там должна была бы находиться бессознательная протоплазма Уэбли. Но ее там не было.

Итак: симбионт, затерявшийся где-то между «здесь» и «там». Физическое состояние неизвестно. Умственное состояние со времени последнего обследования безнадежно деградировало. Способен, если живой, быть хорошим помощником, обузой или угрозой в зависимости от душевного состояния. Телепат…

Ганнибал Форчун сконцентрировался на мысленном послании Уэбли, которое было одновременно приказом и мольбой вернуться. Оно было нарушением всех аксиом ТЕРРЫ о беспристрастной целесообразности и бесстрастной логике, которую вбили в его голову с самого первого дня назначения темпоральным оперативным работником. Если выразить его голосом, это был бы вой боли и муки. Форчун надеялся, что маленький дурачок прислушается. Он бросил бесполезную оболочку андроида и полез вверх за Мэрилин налегке.

– Вы правы. Без него мы проведем время лучше.

– Посмотрите, — сказала она и побледнела.

Из пещеры выбежала группа людей и без промедления рассеялась по укрытиям. Форчун огляделся и оценил всю незавидность их положения: подъем делал их прекрасно заметными с площадки перед пещерой. И вдруг он увидел узкую расщелину, ведущую вниз, на дно каньона.

– Мэрилин, если мы попытаемся подняться хоть немного выше, мы станем прекрасными мишенями. Давайте спрячемся в ту щель.

Они едва успели укрыться за выступом скалы, когда рядом пропела пуля, взорвалась и осыпала их каменной крошкой.

У него оставалось три лучевых пистолета, а в портсигаре — еще четыре наркотических шарика, однако они стреляли только на небольшое расстояние. Мэрилин спускалась первой, Форчун прикрывал ее. Он высунулся, прицелился, выстрелил и спрятался назад. Край скалы шириной сантиметра в три над ним стал вишнево-красным и потек по утесу вниз. Лазерное оружие ТЕРРЫ было гораздо качественнее имперского. Из него можно было поражать тонко сфокусированным лучом. Беда только в том, что его отличный лазерный пистолет и тот, что принадлежал Уэбли, сейчас находились в руках противника и только что расплавивший камень над головой выстрел был сделан именно из такого.

Человек, который сможет превзойти умом своего противника, человек, который сможет быстрее оценить ситуацию, чем его враг, человек, лучше подготовленный, — такой человек имеет большую вероятность победить, даже если он находится в невыгодном положении. В спорте ему потребовался бы небольшой процент везения. В бою же все иначе. Сейчас Ганнибалу Форчуну требовалось везение на девяносто восемь процентов. Они не могли спускаться по расщелине быстрее, а врагам было достаточно просто найти точку прицела поудобнее и зажарить беглецов в этой щели заживо. Большой трагедией для такого человека является то, что он знает о безнадежной ситуации. Он лишается романтического ореола глупости, который озаряет ярким светом последние мгновения менее догадливых авантюристов.

Ганнибал понимал, что лучше не пытаться объяснить все это дрожащей девушке, которая медленно спускалась перед ним. Мэрилин уже почувствовала тревогу, охватившую его, как тщательно он это ни скрывал. Она сжала его руку и посмотрела на него.

– Я все же думаю, что мы пробьемся, — сказала она храбро. — Вы ведь вывели нас из этой пещеры, не так ли?

Ее вера поразила и немного обескуражила его. На короткое мгновение ему показалось, что лучше бы он родился землянином двадцатого века со сроком жизни менее ста лет вместо предоставленной ему неопределенной вечности. Затем он взял себя в руки и грубо приказал себе оставить фантазии. По своему базовому времени Ганнибал мог бы прожить еще по меньшей мере четыреста лет прежде чем его тело начнет неизбежно сдавать, что является проклятием для всех живых существ. Только вряд ли он проживет эти четыреста лет, потому что через минуту-другую его наверняка убьют.

– Просто дело времени, — сказал он мягко, — пока они не станут стрелять в нас сверху. Сейчас у меня нет ни малейшего шанса, чтобы помешать этому.

Обычаи большей части населения планеты Земля четко определяют обязанности жены, когда ее муж теряет мужество. Даже если он уверен, что Бога нет, она обязана снова зажечь его веру в чудеса, убедить его, если необходимо, поверить в то, что муж сможет сделать это, когда он сам преотлично знает, что не сможет. У Мэрилин никогда никого раньше не было, на ком она могла бы в этом попрактиковаться, но все-таки она попробовала:

– Однажды я смотрела фильм, где все складывалось очень плохо для хороших парней. Роберт Тейлор был весь связан и его собирались застрелить, когда вдруг подоспела кавалерия США, показавшись на вершине холма, и все снова оказалось в порядке.

Его глаза остановились на красном пятне на скале на расстоянии менее полуметра от них, которое начало пузыриться, затем превратилось в шлак и скользнуло вниз. Форчун поздравил изобретателей ТЕРРЫ с таким чудесным оружием.

– Извините, Мэрилин, но у нас нет никаких подкреплений.

Его внимание привлекло движение на уступе над ними. На фоне голубого неба показался силуэт фигуры в черном одеянии. Человек занял боевую стойку, серебряная трубка в его руках ярко сверкнула на солнце.

По привычке Форчун потянулся за лучевым пистолетом, зная, что это напрасный жест. Но Мэрилин нельзя позволить умереть с мыслью, что Ганнибал Форчун сдался без боя.

Вдруг человек в черном дернулся и начал падать с медлительным сюрреалистическим изяществом вниз по склону утеса. Прошло не менее секунды, когда Форчун услышал треск винтовки, за которым последовал залп таких же выстрелов, отдававшихся эхом вдоль и поперек каньона.

На дне каньона Форчун и Мэрилин увидели с десяток людей верхом на лошадях, с перьями в волосах и боевой раскраской на медных лицах.

– Смотрите, а что я вам говорила? — воскликнула Мэрилин, начиная верить в собственные чудотворные способности.

Форчун посмотрел на немыслимую банду апачей, своих неожиданных союзников и, вновь прицеливаясь из лучевого пистолета, спросил у девушки:

– А это, по-вашему, кавалерия Соединенных Штатов?

Глава 9

ВОТ ЧТО ТАКОЕ ХОРОШИЙ ИНДЕЕЦ

Форчун не был склонен впадать в иллюзии по поводу неожиданного появления апачских воинов в этом районе. История, как ему было известно, полна странных совпадений. Некоторые из них он устроил сам лично, а некоторые предотвратил. Он и не думал предполагать, что апачи специально прибыли, чтобы спасти его. Просто было похоже на то, что несколько парней, воодушевленные вчерашней церемонией и громким песнопением, возможно, решили взять решение вопроса в свои руки и освободить священную гору от белых захватчиков. В таком случае сейчас он был в ненамного лучшем положении, чем несколько мгновений тому назад. Если бы апачи, получив подкрепление от его собственного меткого огня с тыла, сумели смести остальную часть имперских войск, он, вполне возможно, кончил бы тем, что был бы вынужден направить свой пистолет против индейцев.

«Только драться следует по очереди, не торопясь», — приказал он себе строго, направляя свой луч на очередного наглого молодого летчика Джоргола. Пилоты растерялись, так же как и Форчун, при внезапном появлении апачей и были намного больше уязвимы.

Индейцы на своих приученных к горам лошадях поднимались по каменистому склону, а их ружья изрыгали смерть пришельцам.

«Апачи — хорошие стрелки, — заметила Кэнди вчера вечером. — Они не могут позволить себе напрасно расходовать боеприпасы, поэтому они учатся считать каждый выстрел».

122
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru