Пользовательский поиск

Книга АГЕНТСТВО ТЕРРА. Содержание - Глаза 2 ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ДРОЗДА

Кол-во голосов: 0

Нет, агент Империи, называвший себя Кроносом, не осмелится подвергать опасности себя самого. Кронос, возможно, и не хочет подвергать опасности историю Земли, но Форчун и все в ТЕРРЕ знали, что случайная угроза может быть такой же смертельной, как и та, которая спланирована самым тщательным и зловещим образом.

Форчун не чувствовал себя ни удивленным, ни польщенным этим заданием. Ведь именно его увлечение как историка этой планетой и заставило ТЕРРУ привлечь его к работе специальным агентом.

Сперва трудно было поверить, что ему всерьез представлялась возможность жить в разных веках его любимой планеты. Конечно, он слышал, что у Галактической Федерации есть машина времени, но полностью поверил в это только после того, как увидел ее в действии.

Стать агентом ТЕРРЫ? Конечно! Что я буду должен делать?

Его первое задание как резидента в Центральной Европе во времена Вольтера было довольно простым: держать глаза открытыми, сообщать обо всем странном, обо всем, выходящем за рамки того исторического периода. Мы удалим это оттуда.

Во время этого первого задания, чуть больше двенадцати лет назад по базовому времени, Уэбли стал его партнером. Он и симбионт выбрали друг друга из большого числа возможных друзей по команде и создали прекрасное партнерство, которое было очень важным для работы. Уэбли весил семь килограммов и во многом был организмом лишь в том смысле, в каком пчелиный рой может восприниматься как организм. Он мог принять любую форму, которая требовалась для выполнения задания. Любимое его состояние — распределить свою протоплазму по плечам Форчуна, но Уэбли также был хорош в образе птицы, змеи, летучей мыши, кошки, а однажды он превосходно сошел за ската. В довершение ко всему, он был прекрасным телепатом, что позволяло ему служить как физическим, так и психическим продолжением Ганнибала Форчуна.

Сама ТЕРРА появилась как реакция на определенные события. В 2548 году, когда Липниг и Рундль изобрели машину времени, Галактическая Федерация немедленно засекретила ее как угрозу тысячам цивилизаций и самой объективной реальности. Рассерженный Римо Рундль примкнул к Грегору Малику, тирану планеты Бориус, который рассматривал это устройство как средство расширения своей тирании по всей вселенной. Малик привлек главарей преступного мира четырнадцати планет, не входивших в Федерацию, и создал Империю — организацию, целью которой был грабеж по всей галактике. Галактическая Федерация для борьбы с деятельностью Империи созвала секретное заседание и создала ТЕРРУ под лозунгом: Защищать действительность базового времени. За четырнадцать лет работы ТЕРРА разместила около десяти тысяч резидентов на сорока семи планетарных временных линиях, охватив больше чем сорок три столетия.

Постепенно создавался элитный корпус специальных агентов, людей, в высшей степени сведущих в истории выбранных ими планет, настолько способных к определению и исправлению ключевых исторических моментов и настолько умелых в боевых ситуациях, что им платили вдвое больше, чем резидентам.

Ганнибал Форчун был одним из этих немногих избранных, обладающих заветной лицензией на вмешательство. Его специальностью была Земля. Задание с Кроносом, следовательно, было обычным.

Но только до определенной степени. Даже Пол Таузиг вынужден был признать, что впервые от специального агента потребовалось забираться так глубоко в человеческую историю, в тот период, о котором ученые Галактической Федерации знали очень мало. Но тем не менее именно там в очередной раз решались судьбы мира.

Глаза 2

ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ДРОЗДА

Техники ТЕРРЫ изощрялись, выдумывая для Ганнибала Форчуна всякие хитроумные штуки для полевых испытаний. Пол Таузиг называл конечный результат их усилий «служебным комплектом», Форчун же — «ящиком с игрушками». На этот раз, например, в нем были: телескопический меч со встроенным управлением; набор миниатюрных пиротехнических таблеток, создающих три разных типа взрывов; боевой шлем с забралом и скрытым прибором ночного видения; наконец, маленький генератор силового поля, спрятанный в пряжке пояса и создававший невидимую защиту тела от любого доисторического оружия, которое только можно представить.

– Но если они используют что-нибудь совершеннее винтовки двадцатого века, — предупредил один техник — ты все-таки труп.

Чтобы завершить коллекцию, ему дали украшенный драгоценностями бронзовый кинжал. Его изящная рукоять была снабжена устройством для стрельбы парализующими микрошприцами с достаточной меткостью на расстояние до двадцати метров.

Пока техники подготавливали эти дьявольские игрушки, Форчун проводил долгие часы, усваивая все, что мог найти в обширной церебральной библиотеке ТЕРРЫ.

Методика церебрального поля выросла из архаичной техники обучения во сне, которая доказала свою полезность при изучении иностранных языков или больших массивов математических фактов, но совершенно провалилась при логическом обучении. Аппараты церебральной записи были стандартным оборудованием всех резидентур и в огромной степени облегчали специальным агентам работу по запоминанию всей информации, необходимой для выполнения задания по реструктуризации.

Так, на протяжении нескольких часов Форчун «жил» как римский центурион (100 лет до нашей эры), греческий гоплит (500 лет до нашей эры), халдейский воин (2 ООО лет до нашей эры) и египетский воин Первой династии (2080 год до нашей эры). Он не только видел, слышал, пробовал на вкус и осязал подлинное историческое оружие, но и приобрел беглое знакомство с языками каждого из этих периодов.

После того как Ганнибал побывал халдейским воином, он стал гораздо больше ценить то, чему научил его д'Каамп в искусстве владения оружием.

– Варварский инстинкт воина, — подчеркивал бородатый инструктор, — должен поддерживаться практикой и техникой владения оружием. Но если кто-то мечтает стать генералом, ему нужно большее, чем инстинкт или даже техника. У него должна быть сообразительность и подлинное понимание всего, что происходит вокруг. Наиболее важная часть психологии любой — армии это то, что я называю «военной мистикой». Как только ты поймешь, каким типом поведения и Верой, стоящей за ним, обладают легионеры, гоплиты, викинги, самураи, крестоносцы или сарацины, как только ты поймешь, какое поведение они считают почетным, ты сможешь понять причины их успехов и славы. Что более важно, ты сможешь контролировать их.

Форчун ухмыльнулся и спросил:

– А что за вера придает силы мне?

– Относительно той работы, которую вы, парни, призваны выполнять… — задумался д'Каамп, — я полагаю, что вами движет страстное желание защитить ваш собственный мир.

– Нельзя недооценивать простое любопытство и страсть к хорошим дракам.

– А! Так до тебя дошло! Вот из-за чего воин-наемник выбирал такую работу. Но мне не нравится термин «наемник». У слова «профессионал» немного больше достоинств, ты не думаешь?

По периоду до 2800 года церебробиблиотека не содержала ничего, кроме размышлений и ученых догадок, основанных на археологических находках. Причем очень часто самые большие ученые авторитеты не соглашались друг с другом. Это была такая древность, по отношению к которой даже слава Вавилона при Хаммурапи Законодателе была еще в будущем, тысячу лет спустя; впереди были и Авраам, Моисей, Минойская империя, греческие города-государства, Израиль Соломона, основание Рима, смерть Сократа — все эти факты были зафиксированы в видеозаписях, сделанных резидентами. Но Ганнибалу Форчуну предстояло отправиться еще дальше в глубь веков, в те времена, когда гомо сапиенс, устав от жизни кочующего охотника, начал первые опыты с сельским хозяйством, размышляя, будет ли толк от приручения диких собак и овец, на которых до сих пор только охотился. Язык? У гомо сапиенса, должно быть, было тогда уже несколько языков, но каких — неизвестно. Законы? Обычаи? Он выяснит все точно, только когда доберется туда.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru