Пользовательский поиск

Книга Reich wird nie kapitulieren!. Содержание - Кумерсдорфский танковый полигон 19 июля 1939 г., шесть вечера

Кол-во голосов: 0

24-й мотострелковый, 149-й стрелковый полки и 5-ю стрелково-пулеметную бригаду зажали между Халхин-Голом и Хайластын-Голом (попутно выбив все имеющиеся в их составе Т-37А), отчего отступить пришлось и остальным силам центра, оставив переправу через приток к Малой Волге врагу. Мост, конечно, взорвали, ну так японцы тоже не пальцем деланные — починить все можно.

Правда, на правом фланге 8-я кавалерийская дивизия маршала Чойбалсана, при поддержке 8-й мехбригады, успешно провела наступление, наголову разгромила смешанную японско-манчжурскую бригаду и грозила перерезать дорогу на Хайлару, да и с прибытием позавчера асов испанского неба, во главе с самим Яковом Смушкевечем (добирались они силами транспортной авиации, потому и появились в авиаполках уже на восьмой день боев), резко изменилась ситуацию в небе. «Генерал Дуглас» и его опытнейшие бойцы в первый же день так умудрились намекнуть японцам на необходимость умерить свои амбиции, что те уже третьи сутки безуспешно приходили в себя, и уже СБ-1 заходили в атаку на их позиции, а не Ki 31 и Ki 32 — на советско-монгольские.

Собственно этим, наверное, и объяснялось сегодняшнее затишье. А может быть самураи просто вымотались наступая? Или передислоцировали силы для решающего удара? Бохайский не знал.

— Командир! Командир! — к майору подбежал Хальсен.

Бохайский снова чертыхнулся, вытер полотенцем лицо от остатков пены и недружелюбно поинтересовался у своего начштаба (начальник штаба бригады, майор Лисовский, был тяжело ранен в первый же день боев, так что на эту должность назначили старлея, чему несчастный немец безумно «обрадовался»):

— Что, японцы сдаются? Чего орешь?

— Командир, приказ из штаба корпуса. Завтра утром начинаем наступление.

— Они что там, охерели?!! — взорвался Бохайский. — Чем я им должен наступать?

— Вот этим, наверное. — старлей кивнул куда-то за спину майору.

Бохайский обернулся в указанную сторону, и увидел на западной стороне реки, где-то еще очень далеко, облако пыли.

— Монголы? — мрачно поинтересовался он.

— Никак нет. — хмыкнул Хальсен. — Подкрепления наконец добрались, из тех, что еще до начала боев сюда направляли. БТ-5 и БТ-7 в количестве восьми батальонов, и четыре полка пехоты. Все, Егор Михайлович, конечно, нам не дадут, но…

Немец умолк, и с хитрым прищуром поглядел на командира.

— Знаешь что, Максим Александрович? — хмыкнул Бохайский. — А ведь, похоже, наша головная боль с командованием бригадой и ее штабом закончилась. Попроси-ка ты политрука довести до личного состава новости.

Кумерсдорфский танковый полигон

19 июля 1939 г., шесть вечера

Несколько генералов, стоя на специально выстроенной трибуне, внимательно наблюдали за маневрами прототипа, передвигающегося по полю. Танк разработки Фердинанда Порше, здоровенный, и пока довольно неуклюжий, с трудом вскарабкался на пригорочек, повернул квадратную башню с 88-и миллиметровой «пушкой Арндта», и выстрелил по цели. Снаряд оставил в 50-и миллиметровом бронированном листе рваное отверстие.

— Впечатляет. — буркнул себе под нос Манштейн.

Бронированная машина, тем временем, перекатилась через небольшой ров, покрутилась над окопом, в пару минут закопав его собственными траками, преодолела, значительно пробуксовывая, еще одну горочку, после чего остановилась на специально подготовленной площадке. Экипаж покинул танк, после чего расположенные спереди и сбоку 20-и и 37-и миллиметровые противотанковые пушки начали обстреливать прототип бронебойными снарядами с двух сотен метров.

— Да, действительно впечатляет. — произнес фон Браухич, не отрываясь от окуляров бинокля.

Снаряды отлетали от брони экспериментального PG-1, как горох от стены.

При разработке машины, Порше, не мудрствуя лукаво, взял за основу танк, так никогда и не пошедший в серию — разработанный для СССР Танк Гротте, для чего, конечно, пришлось привлечь к работам и его создателя.

Прообраз, впрочем, был кардинальным образом переделан. Получившийся в результате танк изрядно отличался от ТГ и больше всего напоминал коробочку. Отказавшись от многобашенной схемы (хотя Гроте и настаивал на установке башенки с пулеметом поверх основной башни), башню с KwK 36 L/47[30] перенесли ближе к передку танка, увеличили бронирование до 60-и миллиметров в лобовой части и 45-и миллиметров по бортам и корме, впихнули в нутро майбахавский движок, установили «шахматную» подвеску Книпкампа, в результате чего получилось то, что получилось. Не очень маневренная (но и не так, чтоб совсем уж неповоротливая) и довольно медлительная угловатая коробка с мощным орудием и двумя пулеметами.

— Проходимость скверная, да и скорость не ахти. — отметил Гудериан. — Дорабатывать машину надо. Хотя, да, впечатляет.

Заключение комиссии по результатам испытания танка Порше-Гротте PG-1 (выдержки)

…длина корпуса 6500 мм., ширина корпуса 3315 мм., высота 3150 мм…

…боекомплект пушки 84 снаряда…

…в общем и целом, соответствует новой спецификации на танк Pz-IV Ausf. F, притом существенно от него отличаясь…

…необходимы следующие доработки:

— улучшить проходимость танка за счет увеличения ширины траков;

— увеличить скорость движения по пересеченной местности с 15 км/ч до, как минимум, 20 км/ч и до 30 км/ч по шоссе с имеющихся 25 км/ч;

— увеличить запас хода до 120 км по шоссе с имеющихся 90 км, и до 70 км по пересеченной местности с имеющихся 55 км…

После устранения недостатков принять танк PG-1 на вооружение с присвоением обозначения Pz-V «Donner».

Киль, Военно-морское училище

20 июля 1939 г., час дня

— Сдал? — к вышедшему из аудитории Карлу повернулось сразу несколько встревоженных лиц. Еще бы, последний экзамен в сессии — никому не хотелось оставаться на переэкзаменовку, вместо того, чтобы отправиться в отпуск, по домам.

— Нет. — хмыкнул Геббельс. — Это Биберкопф сдался.

— И как он? Лютует? Валит? — посыпались со всех сторон вопросы.

— Да нет, пришибленный сегодня какой-то. — пожал плечами Карл. На экзамен он отправился первым.

— Еще бы. — усмехнулся Вермаут. — Не удивительно.

— Что ты имеешь в виду? — удивился кто-то из кадетов.

— Йоган, иди сдавать, дай нам тут посплетничать. — вздохнул Отто.

— Я и сам могу рассказать. — фыркнул тот, но совету последовал.

— Ну все, — хохотнул Вермаут, — считайте что сессия у нас в кармане.

— Да что случилось-то? Рассказывай! Не томи! — кадеты столпились вокруг Отто, разом позабыв и про экзамен, и про связанные с ним треволнения.

— Ну, господа, право это даже неприлично, столь мало интересоваться жизнью товарища. — ответил тот. — Вчера Бибенкопф застукал Арндта, когда тот целовался с его дочкой.

Кадеты разразились насмешливыми возгласами и свистом.

— Это еще не все! — Вермаут указал пальцем вверх, призывая однокашников к тишине. — Математик собирался затеять скандал, однако наш Казанова, ничуть не смущаясь, заявил, внимание, что после окончания училища намерен просить руки Мариты.

Вокруг снова разразилась буря эмоций, хотя теперь уже в ней превалировало удивление.

— Надо ли объяснять, как герр Бибенкопф был «счастлив» услышать такое от первейшего раздолбая во всем училище?

— Отто, ты скромничаешь. — раздался чей-то насмешливый голос. — На самом деле он только второй.

— Если бы я был таким раздолбаем, как ты говоришь, то жениться пришлось бы мне. — усмехнулся Вермаут. — Так что второй как раз я, получается. Даже третий. У нас, вон, еще непотопляемый рейхсминистр есть.

— Иди ты. — вспыхнул Карл.

вернуться

30

KwK 36 L/47 — танковая «пушка Арндта». В реальной истории не существовала (как и сам описываемый танк), плод фантазии автора.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru