Пользовательский поиск

Книга Reich wird nie kapitulieren!. Содержание - Москва, Кремль 06 января 1939 года, полдень (время берлинское)

Кол-во голосов: 0

— В-четвертых есть? — поинтересовался Фюрер.

— Есть. Мы профинансировали съемки в Голливуде фильма «Техасская резня мясницким топором». Пускай янки превращаются в тупых ублюдков побыстрее. В день премьеры фильма показ его на территории Германии мы запретим, а это будет картине лучшей рекламой.

— Ты хорошо поработал, Йозеф. — Адольф Гитлер вздохнул. — Но у меня будет к тебе еще одна просьба. СД удалось склонить к сотрудничеству этого Энштейна, сейчас он прибыл в Швейцарию, где и займется работой. Поищи у него в генеалогическом древе хоть капельку арийской крови. Необходимо, чтобы он был видным немецким, а не видным еврейским ученым. Ты меня понимаешь?

— Конечно. Вопрос престижа нации.

— Вот именно. И предоставь мне список особо отличившихся по программе культурно-исторического рывка. Надо будет наградить.

— Уже готов. — улыбнулся Геббельс и протянул листок с именами, фамилиями и званиями. — Там нет только одного человека, который сделал едва ли не столько же, сколько все остальные.

— И почему же его там нет? — удивился Гитлер.

— Потому, что он не из моего ведомства. Вертер Франк, следователь гестапо. Именно ему было поручено допросить моего однофамильца о содержании самых известных и кассовых фильмов его эпохи, и работу свою Франк выполнил мастерски. Правда сразу после этого уехал на воды, нервы лечить, где до сих пор и пребывает.

Последний фильм, о котором оберштурмфюреру рассказал Карл-Вильгельм Геббельс, назывался «Горбатая гора».

Москва, Кремль

06 января 1939 года, полдень

(время берлинское)

- Да, позиция Германии по этому вопросу неизменна. — кивнул Риббентроп. — Финляндия, Латвия и Эстония остаются в сфере интересов Советского Союза, и Германия не намерена держать в этих странах своих войск. Также Германия не имеет ничего общего с антисоветскими эскападами этих держав, а использует все свое влияние в строго противоположном направлении. Мы считаем проблему многовекового сотрудничества между нашими странами решающей. Это сотрудничество уже принесло России большие выгоды, а в будущем даст такие, что обсуждаемые сегодня вопросы покажутся незначительными. Следовательно, нет никакого повода делать из финского, латвийского и эстонского вопросов какую-то проблему. Вообще, если смотреть на вещи реально, между Германией и Советским Союзом никаких разногласий нет, поэтому, чем продолжать чисто теоретическую дискуссию, лучше обратиться к действительно важным проблемам.

— Господин министр, — ответил Литвинов, — вы выдвинули сегодня ряд вопросов, касающихся не только Европы, но и других регионов. Нам же хотелось бы обсудить сначала более близкую для Европы проблему Турции. Советский Союз, как черноморская держава, связан с рядом других государств, и в этом отношении также имеется ряд невыясненных вопросов. Упомянутое вами ранее намерение Италии и Германии предоставить гарантии Румынии не может вызвать с нашей стороны удовольствия. Такие гарантии, особенно подкрепленные дислоцированными в этой стране войсками стран-гарантов, направлены, если можно так грубо выразиться, против интересов Советской России.

— На определенное время это необходимо, а потому наш отказ от намерения предоставить гарантии Румынии невозможен.

— Это, — заметил Молотов, — затрагивает интересы Советского Союза как черноморской державы. Как наверняка известно германской стороне, черноморские проливы исторически являются воротами агрессии западных стран, таких как Англия и Франция, против России, примером чему могут служить и Крымская война, и интервенция во время войны гражданской. Таким образом, из соображений безопасности, отношения Советского Союза с другими черноморскими странами имеют очень большое значение. В данной связи у советской стороны имеется вопрос: какова будет реакция Германии, если мы предоставим Болгарии гарантии, аналогичные тем, что Германия и Италия предоставляют Румынии? Наш вопрос не означает, что мы собираемся предоставить их немедленно, не достигнув в этом вопросе единства с Германией, и, возможно, Италией.

— Что касается вопроса о проливах, — ответил Йоахим фон Риббентроп, — Фюрер пересмотрел этот пункт, и имеет в виду пересмотр заключенного в Монтре соглашения о них в пользу Советского Союза. Италия, в этом вопросе также занимает к вам благожелательную позицию.

— И все же хотелось бы прояснить вопрос с предоставлением гарантий Болгарии. — отмолчаться по этому вопросу Литвинов коллеге позволить не собирался. — Мы хотели бы особо подчеркнуть, что Советский Союз никоим образом не намерен вмешиваться во внутренние порядки этой страны. Они не будут изменены ни на йоту.

— Что касается вопроса о гарантиях Румынии, то вы должны понимать — эти гарантии являются единственной возможностью побудить Румынию без борьбы передать Бесарабию России. Кроме того, Румыния, ввиду своих нефтяных источников, представляет абсолютный интерес для Германии и Италии. Наконец, инициатива предоставления гарантий исходит от румынского правительства, которое само просит Германию взять на себя защиту нефтяного района с воздуха и на суше, так как Греция настроена пробритански, и Румыния не сможет чувствовать себя вполне в безопасности от воздушного нападения англичан, в случае эскалации конфликта из-за Абиссинии. Кроме того, Франция является также недружественной Италии державой, а Англия — ее союзник. Безусловно, Германия не потерпит нападения на кого-либо из своих союзников, однако после урегулирования конфликтной ситуации между Францией, Англией и Италией все германские солдаты будут из Румынии выведены. Отвечая же на ваш вопрос относительно германской точки зрения на русские гарантии Болгарии, я должен заявить: если эти гарантии будут даны на тех же условиях, что и итало-германские гарантии Румынии, то сразу встанет вопрос — а просила ли сама Болгария о таких гарантиях? Германской стороне ничего о такой просьбе Болгарии неизвестно. Кроме того, прежде чем оформить нашу позицию по этому вопросу, нам необходимо выяснить позицию Италии. Решающий же вопрос состоит в том, считает ли Советская Россия, что пересмотр заключенного в Монтре соглашения даст достаточную гарантию соблюдения ее интересов на Черном море.

— В этом вопросе мы имеем только одну цель. Советский Союз хочет обезопасить себя от нападения через проливы и желает урегулировать этот вопрос с Турцией. При этом, — Максим Максимович выразительно поглядел на Риббентропа, — предоставление Болгарии гарантий с нашей стороны значительно облегчило бы положение. Как черноморская держава Советский Союз имеет право на безопасность такого рода, и мы думаем достигнуть в этом деле взаимопонимания с Турцией.

— Это примерно отвечало бы ходу мыслей Фюрера, согласно которому через Дарданеллы могли бы свободно проходить только русские военные корабли, а для других военных кораблей пролив был бы закрыт. — заметил фон дер Шуленбург.

— Советский Союз хотел бы создать гарантию от нападения на Черном море через проливы не только на бумаге, но и на деле. — попытался дожать немецкую делегацию Литвинов. — Мы считаем, что смогли бы достигнуть договоренности по этому поводу с Турцией. В данной связи я снова вынужден вернуться к вопросу о советских гарантиях Болгарии и повторить, что внутренний режим страны затронут не будет. Этот вопрос относится к германской политике в целом: какую позицию заняла бы Германия насчет этих гарантий с нашей стороны:

— А я снова должен спросить: просила Болгария о гарантиях? — немецкий министр иностранных дел тоже съел на переговорах не одну свору собак. — В любом случае, прежде чем отвечать по существу, нам необходимо выяснить точку зрения дуче на этот вопрос.

— Господин министр, мы не требуем от вас сейчас никакого окончательного решения. — заметил в свою очередь Молотов. — Речь идет исключительно о предварительном обмене мнениями.

— Германия никоим образом не может занимать никакой позиции, пока не согласует ее с Италией. — отрезал Риббентроп. — Мы заинтересованы тут только во вторую очередь. Как великая дунайская держава, Германия заинтересована только в самом Дунае, а не в выходе из Дуная в Черное море. Если бы Рейх нуждался в каких-либо трениях с Россией, ему не нужен был бы для этого вопрос о проливах. Подводя итог всему вышесказанному я хочу сказать, что возможности обеспечить интересы СССР как черноморской державы будут внимательнейшим образом нами изучены, и вообще, мы считаем, что дальнейшие желания России относительно ее будущего положения в мире должны быть приняты во внимание. Для Советской России сейчас возник целый ряд больших новых вопросов, и как могучее государство, она не может стоять в стороне от крупных вопросов в Европе и Азии. Так, например, мы предполагаем грядущее потепление отношений между Советским Союзом и Японией. Что же касается японо-китайских отношений, совместную задачу России и Германии мы видим в их урегулировании. Однако, надо обеспечить Китаю почетный выход из войны.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru